ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во всяком случае, так Бернис показалось поначалу.

Потом она увидела, что белые шары — это на самом деле голые, лишенные даже признака волос, головы. И глаза горят из-под темных щетинящихся бровей.

Носы безжалостно искривлены. Рты полураскрыты, так что видны острые как ножи зубы.

— Ну же... давай! — кричит она и бьет по кнопкам лифта. — Ну давай, пожалуйста...

В любую секунду двери закроются. Она будет в безопасности. Ограниченное пространство ярко освещенного лифта покажется тогда на удивление уютным и теплым.

Честное слово, я никогда больше сюда не спущусь. Честное слово, я буду хорошей. Честное слов...

Они набросились на нее из темноты, нахлынули волной белых блестящих голов. Потянулись руки, и эти руки были удлиненные, мертвенные, мертвецки бледные.

Длинные пальцы сомкнулись на ее руках.

Они вытащили ее из лифта.

Она закричала.

9

В больничной палате, прерывая шепот старика, зазвонил мобильный телефон.

Поспешно вытащив телефон из кармана, Дэвид нажал кнопку «прием».

— Алло?

И услышал голос Электры:

— Дэвид, по-моему, они забрали Бернис.

С мгновение он был не в силах произнести ни слова. Ветер за окнами дул все сильнее и теперь поднялся до высокого воя.

— Дэвид? — спросил из динамика голос Электры.

— Да. Я здесь.

— Ты вернешься в гостиницу?

Он вдруг сообразил, что, как это ни абсурдно, он качает головой, как будто Электра может увидеть этот жест, увидеть, как он, жалко сгорбившись, сидит на дешевом пластмассовом стуле у постели старика.

— Нет, — наконец ответил он. — Времени не хватит. Я поеду к дяде.

— Зачем?

— Именно там вход в пещеру.

Он продолжал сидеть. Наконец он осознал, что голос Электры все еще окликает его по телефону:

— Дэвид. Дэвид?

Дав отбой, он убрал телефон в карман.

В глубине души он знал, что оттягивал то, что ему следовало сделать давным-давно. Более тысячи лет назад.

Он чувствовал, как кровь предков течет по его жилам.

Время пришло.

Вот так — просто и неизбежно.

Глава 34

1

Дэвид ушел из палаты дяди еще до полуночи. Шея, казалось, была набита горячим песком. Глаза слезились от усилий, с которыми он всматривался в лицо старика, пока тот гипнотическим бормотанием выкладывал все, что знал о разновидности вампиров Леппингсвальта.

Их нельзя пронзить колом в сердце, племянник; чеснок их не беспокоит и свежие лепестки роз тоже; и на святую воду и распятия им наплевать. Но их тревожит яркий свет — выводит их из себя, приводит в смятение, лишает ориентации в пространстве. Они чураются яркого света дня. Особенно противен им солнечный свет. Он причиняет боль их приспособившимся ко тьме глазам, понимаешь? Но действие света будет лишь временным.

И так далее и тому подобное, пока слова раскаленными камнями не загромыхали в мозгу Дэвида.

Прямо сейчас ему хотелось изрядно напиться, может, водкой или бренди пополам с портвейном. Да чем угодно, лишь бы градусов побольше.

Но ему предстоит работа.

Ах вот как, снова разыгрываем Иисуса Христа, доктор Леппингтон, принялся подначивать внутренний голос. Да пусть этот ублюдочный городишко катится ко всем чертям! Оставь эту дерьмовую дыру вампирам. Пусть их, пусть высосут какую ни на есть кровь, если что осталось в этой паршивой провинциальной деревушке.

Пересекая автостоянку, Дэвид потряс головой. Нет. От такого не уходят.

Ветер теперь чуть не сбивал с ног, визгливо кричал в телефонных проводах, раскачивал стонущие под его напором деревья.

На уровне головы Дэвида пронеслось несколько пустых шуршащих пакетов. А в вышине по небу неслись облака, как спасательные плоты, которые отчаянно пытались бежать из этого Богом забытого уголка Англии.

Отпирая машину, он чувствовав на себе взгляды, следящие за ним из теней, и знал, чьи это взгляды. В мгновение ока эти существа способны налететь на него, разорвать его кожу и выпить из его плоти кровь, как беспризорник высасывает из губки банную воду.

Он открыл дверь машины.

Нет. Пока они на него не нападут.

Пока еще они нуждаются в нем смертном. Им нужен человек, способный действовать при свете дня и при этом возглавить вампирские орды, чтобы развязать войну против всего мира за пределами Леппингтона.

Тут ему пришло в голову, что для всех было бы лучше, если бы он позволил им считать, что он так и сделает. Что он, Дэвид Леппингтон, с готовностью примет лредназначенную ему роль. Что он станет главарем этих немертвых, он, последний из Леппингтонов, станет королем вампиров.

Дэвид кисло улыбнулся, когда внутренний голос подсказал ему слова:

«Одни рождаются для величия, другим оно даруется...»[20].

Проклятие, ну и наследство.

С урчанием завелся двухлитровый мотор «вольво», и Дэвид вывел машину со стоянки. Фары прорезали в ночи две ослепительные просеки.

Несколько минут спустя он уже затормозил возле дома дяди. В темноте дом выглядел унылым и неприветливым. Ветер раскачивал взад-вперед ветви деревьев в саду, как будто яблони махали ему «уходи прочь», жестами пытались сказать, что идти дальше — безумие, что там его ожидают только боль и в конце концов — смерть.

На мгновение он помедлил, стараясь дышать поглубже и всматриваясь во тьму за лобовым стеклом.

Они забрали Бернис. Должно быть, теперь она — одна из них.

Дэвид гневно скрипнул зубами. Как они могли так легко ее потерять?

Возможно, в этот самый момент она, облизывая губы, выглядывает из кустов по ту сторону дороги и глаза у нее загораются от голода при мысли о крови, что так обильно пульсирует в его венах.

Взяв себя в руки, Дэвид покрепче сжал фонарь. И выбрался из машины.

2

В голове у него все еще гудело от рассказов дяди. Теперь он знал больше, гораздо больше об этих тварях, чем раньше, но это знание отнюдь не исполняло его оптимизмом. Он так и не знал, как их уничтожить.

Он приехал к дому дяди со смутной надеждой, — что стальная решетка в пещере каким-то чудом могла уцелеть, что, быть может, заложенный дядей заряд оказался недостаточно мощным, чтобы разнести всю эту прочную конструкцию; в таком случае вампиры каким-то чудом все еще заточены под землей. Если же нет, то у него была идея — такая же смутная и неопределенная, — что, ему, может быть, удастся заложить еще динамита, чтобы обрушить потолок пещеры. Возможно, вот он, ответ, — просто запечатать чудовищ в подземельях.

Он толкнул тесовую створку ворот — и ветер тут же толкнул ее назад, как будто силы природы сговорились уберечь его от беды.

Но он знал, что настал час расплаты. Он должен встретить эту опасность лицом к лицу.

Он шел по дорожке, сгорбившись под напором ветра, кричащего в деревьях, завывающего в черепице дома.

Сам дом погружен во тьму, и окна его пусты словно глаза мертвеца.

Дэвид поежился.

И продолжал идти.

Пути назад нет, сказал од самому себе. Нет пути назад.

Сперва он подошел к мастерской старика.

Может быть, здесь хранится динамит.

Но как, черт побери, пользоваться динамитом? Все свои познания о нем он почерпнул из телепередач — скорее всего из детских мультфильмов. Том вечно запихивал динамитные шашки в мышиную норку Джерри, запаливал фитиль, а потом старый мудрый Джерри отплачивал ему той же монетой: засовывал динамитную шашку между подушечками на лапе глупого кота и — БАБАХ!

Р-раз! Кот обуглен и без шерсти, на кошачьей морде — выражение страдальческого удивления.

Но как на самом деле использовать настоящую взрывчатку? Правильно установить заряд так, чтобы направленный взрыв обрушил потолок пещеры. Рассчитать нужную длину запального шнура. А как быть с детонаторами? Он сообразил, что с тем же успехом дело может закончиться тем, что он отправит самого себя к праотцам.

вернуться

20

У. Шекспир «Двенадцатая ночь, или Что вам угодно».

81
{"b":"14384","o":1}