ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наконец она дала увести себя за руку прочь из этого туннеля крови, но теперь она задумалась всерьез.

4

Дэвид отпрянул от ослепительного света галогенной лампы в кладовке. Прищурившись на это сияние и подняв руку, чтобы заслонить глаза, он вошел в комнатку. Кирпичные стены в безжалостном свечении казались ярко-оранжевыми.

Он помедлил, давая глазам привыкнуть к свету.

— Ты оставила лампы гореть все это время? — шепотом спросил он стоящую у него за спиной Электру.

— Да. Она оживала, только когда мы их выключали.

— Тогда будем надеяться, что она сейчас неактивна, — пробормотал он, делая шаг через порог кладовой. — Проклятие!

— В чем дело? — встревожилась Электра.

— Она исчезла.

— Не могла, дверь все время была заперта.

Прикрывая глаза от лампы, Дэвид оглядел верстак. Десятилетия назад повара, наверное, разделывали здесь дичь и рыбу и отрубали нога и лопатки коров и овец.

Теперь он был пуст.

Белокурая девушка, которая лежала здесь, растянувшись как труп, исчезла.

Все еще ослепленный яркими потоками белого света, лившегося от галогенной лампы, он прошел к середине кладовки.

Внезапно он остановился и поглядел в угол, образованный двумя стенами кирпичной кладки.

— Все в порядке, — сказал доктор Леппингтон. — Она здесь. Попыталась, наверное, укрыться от света.

Существо, когда-то бывшее хорошенькой белокурой и голубоглазой Дианой Моббери, попыталось заползти под полку, чтобы найти отдохновение в прохладной тени под ней.

Господи, все что угодно, лишь бы избежать этого безжалостного света, подумал Дэвид, когда у него самого голова начала болеть от яркости. И кто бы винил в том же эту жалкую тварь?

Согнувшись пополам, он поглядел на обнаженную фигуру. Тварь как будто была без сознания. Когда он наклонился ниже, протягивая руку, чтобы для пробы толкнуть босую ногу, возле него возникла гигантская тень Блэка.

— У нас нет больше времени миндальничать, — бесцеремонно бросил Блэк. — Времени нет.

Он схватил тварь за ноги и потащил тело по бетонному полу. Тварь была обнаженной и лежала ничком, одна щека покоилась на бетоне.

Дэвид поморщился при мысли о том, каково это, когда тебя тащат голышом по шершавой поверхности.

— Помягче, — сказал он. — Нужно проделать это как можно гуманнее.

— До заката осталось пять часов, — с каменным лицом буркнул в ответ Блэк. — Гуманность — роскошь, которую мы не можем себе позволить... или ты собираешься сначала ввести ей долбаное обезболивающее?

Дэвид поглядел на Электру. Хозяйка гостиницы сглотнула. Взгляд ее был прикован к лицу девушки, черты которого были так же спокойны и расслаблены, как если бы она спала.

Блэк подхватил тело на руки, и белокурая головка скатилась ему на локоть, а волосы, когда Блэк поднимал тело на каменный верстак, свесились на сторону.

На камень верстака тело упало со звуком пощечины. Блэк поправил голову, потом поднял свесившуюся вниз руку и без малейших признаков мягкости положил ее на грудь трупа.

— Вот и все, док. Теперь твой черед.

Дэвид сглотнул. Девушка выглядела как труп, лежащий на столе в морге. Вбей наконец себе в голову, что она мертва, твердо одернул он себя. Она мертва, она всего лишь труп. Не что иное, как конгломерат безжизненной плоти, костей и внутренних органов. Это просто клиническое расчленение — не более того.

Не более того.

Он отер губы — губы были сухими и горячими. Пульс у него зачастил, на шее начал выступать пот.

Черт. Давай же, Дэвид. Давай, и покончим с этим.

— Ладно, — проговорил он, деловито натягивая резиновую, наподобие хирургической, перчатку. — Все надели перчатки? Хорошо. Не забудьте про передники. Скоро здесь будет мокро и очень грязно. Электра, начинай раскладывать полотенца на полу. Смотри, чтобы они лежали по меньшей мере в три слоя у того конца стола, который ближе к голове. Джек, давай сюда изоленту, мы свяжем ей ноги; после этого примотаем ей руки к телу.

— Бу'сделано, док. — Блэк вышел в подвал, где они оставили инструменты для этой скверной работенки.

— А ее обязательно связывать? — спросила Электра, слегка коснувшись локтя Дэвида.

— Да.

— Ты думаешь, она зашевелится? Она выглядит мертвой.

— Я думаю, мы очертя голову бросаемся туда, куда не ступала нога человека, — с мрачным подобием улыбки отозвался он. — Полагаю, нам нужно принять как можно больше мер предосторожности.

Электра кивнула.

— Господи, только бы она не очнулась и не принялась кричать, — с чувством сказала она.

— Один Бог ведает, как я на это надеюсь, — пробормотал Дэвид, начиная пристраивать руки по бокам трупа.

Работали они слаженно. Дэвид с помощью Блэка обмотал клейкой лентой ноги вампира. Потом они сложили руки на бледной груди со шрамами сосков. Блэк держал тело в сидячем положении, одной массивной рукой схватив его за волосы на макушке, а Дэвид обматывал труп твари до тех пор, пока она, во всяком случае до шеи, не начала напоминать полуфабрикат египетской мумии.

Под галогенными лампами серебристая изолента ярко поблескивала.

До сих пор Дэвид не заметил ни малейшего подергивания или бормотания твари. Быть может, если ее поместить под свет достаточно яркий, чтобы погрузить тварь в бессознательное состояние, она и впрямь начнет казаться мертвой?

Мгновение спустя он обрезал ленту и подставил стул к ногам существа.

— Так. Вносите поднос и ведро, — сказал он своим помощникам. — Давайте покончим с этим.

Электра принесла поднос и протянула его Дэвиду, будто предлагала тарелку с сандвичами. Набор ножей и пила, аккуратно разложенные на белых полотенцах, поблескивали в свете лампы. Латунные заклепки в деревянных ручках сияли как золотые звезды.

Сперва Дэвид взялся за небольшой изогнутый нож, с острым, как у скальпеля, лезвием.

— Так, — он поглядел на Электру и Блэка, — начали. Джек, подержи, пожалуйста, голову.

Блэк сделал как сказано. На самом деле он проявил при этом такое умение и ловкость, что Дэвид невольно спросил себя, не приходилось ли Блэку проделывать нечто подобное раньше. Прежде всего Блэк встал в конце каменного стола. Схватив огромной татуированной рукой волосы вампира, он отогнул голову вниз. Потом другой рукой он взял тварь под подбородок и оттянул голову назад, так что поднялось горло.

С отвращением и любопытством Дэвид глядел на это длинное обнаженное горло. Крепкая хватка Джека Блэка натянула шею, заставив при этом изогнуться горло, так что теперь оно образовывало гладкий холм оголенной кожи, испещренной тончайшими венами. Дэвид сглотнул.

Еще несколько часов назад мужчины с радостью бы целовали это теплое живое горло и восхищались его гладкостью и исходившим от него ароматом, а еще живая Диана Моббери хихикала бы и наматывала на палец длинный мягкий локон.

— Дэвид? — Он оглянулся на мягкую подсказку Электры и встретился взглядом с голубыми глазами хозяйки гостиницы. Электра ободряюще кивнула. — Мы делаем нужное дело, Дэвид. Думай о том, что ты освобождаешь ее от страданий.

Он приложил лезвие ножа к обнаженному горлу.

Электра права, сказал он самому себе. Это болезнь. Болезнь, от которой человечество может сгнить, как от огромный грязной злокачественной опухоли. Он должен вырезать ее.

Сделав глубокий вдох, чтобы унять встряхивающую желудок дрожь, он сделал первый надрез.

Кожа под ножом разошлась, будто пара влажных розовых губ. Он резал мягкие ткани, быстро расширяя края раны все больше и больше, пока не стало казаться, что под подбородком твари появился второй рот. Потом он достиг хрящеватой белой ткани дыхательного горла. Тут он сменил изогнутый нож на тяжелый разделочный. И начал резать.

И тут тварь закричала. Это был непомерный — нутряной — оглушительный вопль. Крик отразился от кирпичей, он был громким и ужасным и полным ярости, боли и неверия.

— Дэвид! Продолжай резать! — попыталась перекричать этот вопль Электра. — Не останавливайся!

95
{"b":"14384","o":1}