ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

8

Позже, где-то в пограничной области между вчера и сегодня, Николь Вагнер, Уильям и Булвит увидели процессию. С безопасного места на вершине лесистого холма они следили, как около тысячи мужчин идут мимо них, растянувшись в длинную извивающуюся ленту.

Они находились так близко, что могли даже разобрать черты лиц отдельных Синебородых.

Уильям так распахнул свой плащ, что Булвит через разрез в камзоле тоже мог все видеть. Его темные выпуклые глаза не пропускали никаких деталей.

– Господи, да ты только глянь: это же сам Змееглазый, – шептал он. – Ты же знаешь, поговаривают, что его и дредноутом не прошибешь. Он принимал участие в таком количестве сражений, что я до стольких и считать не умею.

– Вы только посмотрите, что они тащат, – шепотом же ответила Николь. – Где они все это украли?

– Они ограбили город, – тихо ответил Уильям. – Мы знали, что рано или поздно это должно произойти, но мы даже не предполагали, что их будет такое множество.

– Но ведь мы знали, что это случится скоро, старый дружище, – вмешался Булвит. – И должны были быть настороже.

– Почему? – спросила Николь.

– А потому, милочка, что их число непрерывно росло в течение нескольких последних месяцев. – Булвит говорил грубовато, но вполне добродушно. – Собрались варвары со всей округи, из всех столетий, которые ты себе можешь представить, и все липли к Синебородым. Знали, что те замыслили выгодное дельце. Ты только подумай об этом, милочка! Скажем, направляются они в 1535 год, грабят там город, а добычу тащат сюда. Никакая армия их не разыщет, а потому Синебородые в полной безопасности. А когда им новая добыча понадобится, они снова выскочат отсюда – из Лимбо – в любое трахнутое время, в которое им заблагорассудится. Заберут там все, на что положат свои завидущие глаза, а потом снова спрячутся здесь, куда никто за ними не проникнет.

– Все, что он говорит, – правда; Николь, – поддержал Булвита Уильям. – Они могут нападать на окрестности Кастертона и оставаться совершенно безнаказанными.

– А из какого года они возвращаются сегодня? – спросила встревоженно Николь.

– Они воспользуются Вратами Времени, что находятся у излучины реки, – ответил Уильям.

– Это дает им выход в девятнадцатый век, ведь так?

– Да, так, старушка. Если точнее, то в 1865 год.

Николь вздрогнула.

– О Боже! Это же... где... когда... мои друзья там...

Булвит закатил глаза так, чтобы получше рассмотреть лицо Николь.

– Тогда, пожалуй, нам следует хорошенько помолиться за них сегодня вечером.

Николь снова пробрала дрожь. Она почувствовала, как ладонь Уильяма скользнула в ее руку и дружески пожала ее. Она ответила ему таким же пожатием. Но как же боялась она за Сью, Райана, Ли и всех остальных! Мышиные лапки на ее шее ожили. Они как бы пытались бежать в воздухе – так бывало всегда, когда ее страх передавался тому, что осталось от мышиного мозга, погребенного в ее теле. Задумчиво она погладила бегущие лапки свободной рукой, пытаясь их успокоить.

А Синебородые все еще тянулись по тропе, таща за собой тележки, наполненные едой, одеждой, бутылками и прочими ценностями.

Затем показалась другая группа. Люди здесь шли низко опустив головы.

Николь насчитала более тридцати женщин и детей.

Она указала на них:

– Их пригнали из города, да?

Уильям кивнул.

– В качестве рабов.

– Разных сортов и для различного употребления, – добавил Булвит. – Бедные, бедные олухи!

Николь не нуждалась в подсказках Булвита. Она видела, как спотыкались женщины в своих длинных платьях, видела их волосы, висящие безобразными нечесаными прядями, и этого было вполне достаточно. Вдруг Николь заметила знакомое лицо.

– Боже... нет... нет! – шептала она. – Я узнала вон ту женщину!

– На твоем месте, милочка, – шепнул ей Булвит, – я бы молил Бога убить ее здесь же и немедленно.

Крепко ухватившись за руку Уильяма, она смотрела, как мимо нее бредет Сью. Еще недавно Сью Ройстон была веселенькой «сопровождающей», с улыбками носившей смешной костюм Стэна Лорела. Теперь же она выглядела так, будто ее всю дорогу валяли в грязи. Ее волосы превратились в сплошные колтуны.

Медленно тащилась она по тропе, ведущей в самую чащу леса.

Как овечка, которую ведут на заклание.

– Я должна что-то сделать для нее, – сказала Николь, крепко сжимая ладонь Уильяма.

– Все, что мы можем, – ответил он, – это притаиться и наблюдать.

– И надеяться, что они оставят нас в покое, – пробурчал Булвит.

– Они так и поступят, если набрали достаточно добычи, чтобы занять себя на какое-то время.

– Нет, – сказала Николь, решительно вздернув подбородок. – Я должна найти какой-то способ помочь этим людям.

Булвит протяжно вздохнул.

– Хотелось бы мне, чтоб ты оказалась права. Но для того, чтобы помочь этим бедолагам, необходимо маленькое, но настоящее чудо.

Глава 42

1

Вторник, вечер 21 декабря 1865 года.

Джад сказал Сэму:

– Знаешь ли, мы оказались в еще большей дыре, чем думали.

Сэм внимательно поглядел на него. Джад сидел за столом, держа обеими руками огромную кружку кофе.

– В еще большей дыре? Господи, я полагал, что хуже, чем есть, быть уже не может. Ты слышал, сколько народу погибло при нападении? Больше тысячи.

Джад кивнул Сэму, который сидел напротив. В холле фермы старинные часы пробили семь раз. Звук был печален.

А Сэм продолжал:

– И это только официально зарегистрированные случаи. Когда разберут сгоревшие дома, там обнаружат еще много тел или их останков. Включая и жену Райана. Ты знал, что она была беременна?

– Да, слышал. А еще я слышал о женщинах и детях, угнанных в плен Синебородыми. Ты знаешь, что Сью Бартон тоже угнали?

– Узнал пару часов назад. С Ли пришлось долго возиться, чтобы удержать от самоубийства. Он хотел утопиться. Ли просто развалился на части, когда узнал. Черт побери, ну и дерьмо же вся это история! Самое настоящее дерьмо!

Прошли уже сутки с тех пор, как атака Синебородых на Кастертон завершилась. Многие здания все еще горели, хотя сильный снег уже потушил немало пожаров.

Оставив Ли и Райана в городе, Сэм чуть ли не бегом бросился на ферму. Она находилась примерно на полпути между Кастертоном и амфитеатром, и он опасался, что найдет там только пепел и уголья. Но каким-то чудом Синебородые пропустили ее, идя на город. Зита и все остальные спаслись.

Джад тоже вернулся к своей лодке, но обнаружил, что ее нет на месте. Первой мыслью Джада было, что Синебородые утопили лодку вместе с Дот на борту. Но почти тут же услышал знакомое постукивание мотора.

Вскоре лодка выплыла из темноты и снежных зарядов. У руля стояла Дот. Позже она рассказала Джаду, что, увидев вооруженного топором Синебородого, который готовился ступить на борт, она немедленно прыгнула в воду и поплыла в обжигающей ледяной воде. Отплыв немного и чувствуя себя в безопасности, она встала на дно, а Синебородый в это время набивал наволочки едой, бутылками виски и тому подобным. После того как он удалился, она забралась обратно в лодку, отвязала якоря и переправилась на другой берег, где решила, чувствуя себя в относительной безопасности, ожидать возвращения Джада.

– Холод наверняка бы убил такого худющего, как ты, – закончила она. – Хорошо, что у меня есть отличная природная теплоизоляция. Так что жировая прокладка имеет и свои преимущества.

Теперь Сэм и Джад наслаждались горячим кофе после целого дня, проведенного в городе. Это был, собственно, своеобразный подвиг Геракла, а Сэму все время вспоминался Шалтай-Болтай, которого не могла собрать вся королевская конница и вся королевская рать. Не меньше трети города было разрушено и сгорело.

Сэм сделал большой глоток кофе и почувствовал, как его тепло спускается по пищеводу и согревает окоченевший желудок.

100
{"b":"14385","o":1}