ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Последним шел кто-то, кого Сэм сначала принял за мальчика лет десяти, едущего на корове или буйволе.

Этот мальчик сросся с коровой.

Больше всего он походил на мифического кентавра – получеловека-полулошадь из греко-римской мифологии. Верхняя часть человеческого торса поднималась от того места, где находилась шея коровы. Голова коровы тоже присутствовала, но она была как бы круто повернута влево. Вероятно, шейные позвонки сомкнулись под каким-то невероятным углом, так что голова смотрела назад и вниз, как бы пытаясь рассмотреть задние ноги коровы.

Мальчик с массой вьющихся волос, которые восприняли цвет фризской породы крупного рогатого скота – белый с черным, – спокойно, со стоически неподвижным лицом, смотрел вперед.

Сэм еще долго глядел туда, куда уходили все эти люди. Последнее, что он увидел, был помахивающий коровий хвост.

Через минуту и он исчез из виду.

4

Ко времени, когда Сэм Бейкер с принесенным кабелем вернулся в амбар, преподобный Хатер был уже там.

Он стоял в лужице золотистого света керосиновой лампы, держа ладони как бы молитвенно сложенными, и широко раскрытыми глазами любовался бешеной деятельностью, кипевшей вокруг него. Сэм придержал катушки с проводкой, чтобы покрепче прикрыть амбарную дверь и не дать снегу проникнуть внутрь помещения.

Как и раньше, оглушительно грохотали молотки, забивая гвозди в доски или выпрямляя листы металлической обшивки.

Сэм отдал кабель Зите.

– Как идут дела? – спросил он.

– Безумно! – ответила она. – Карсвелл теперь заставляет нас отпиливать цоколи от электрических лампочек.

– Электрических лампочек?

– Тех, что были ввинчены в багажные полки, которые ты раньше выбрасывал из автобуса.

Сэм, который ничего не понимал, только покачал головой. Лицо у него так закоченело, что придать ему хоть какое-то выражение было просто невозможно.

– Знаешь какие? Такие маленькие, что расположены над головами пассажиров, чтобы те могли читать и решать кроссворды, не тревожа других пассажиров.

– Это-то я знаю, а вот не намекнул ли случаем Карсвелл, на черта это нужно?

– Нет, мистер Карсвелл, подобно Господу Богу, в своей деятельности предпочитает напускать побольше мистического тумана. Между прочим, он взорвется как ракета, если увидит, что я здесь болтаю с тобой. – Она просунула пальцы в катушки, чтобы отнести их к верстаку, на котором две женщины осторожно разрезали лампочки тоненькими пилками. – Ох! А еще сильнее он злится, если случайно ломается тот стеклянный стержень, на котором держатся нити накаливания. Спасибо за кабель. Мы поболтаем с тобой до время очередного перерыва на чай.

Послав Сэму дразнящую улыбку, несмотря на совершенно очевидную смертельную усталость, Зита вернулась к работе.

Когда Сэм стащил пальто и стряхнул снег с ботинок, преподобный Томас Хатер, продолжая оглядываться по сторонам, направился к нему. Томас выглядел как мальчик, попавший в мастерскую самого Санта-Клауса.

Пятна копоти все еще пестрили лицо преподобного – следы тяжелой работы по вытаскиванию раненых и убитых из горящих домов.

– Ли кое-что рассказал мне о плане мистера Карсвелла. – Глаза Томаса за толстыми стеклами очков сверкали боевым огнем. – Но я не представлял, что вам потребуется такая большая подготовка. Что это он делает с вашими экипажами?

– Мы их перестраиваем.

– Но во что?

– Автобус должен превратиться в нечто вроде боевого корабля на колесах. Что же касается остальных... – Сэм пожал плечами. – Без понятия.

– И он полагает, что сумеет разбить варваров с помощью этих машин?

– Нет, не разбить. Мы надеемся нанести им такие потери которые заставят их отступить и отказаться от идеи когда-либо повторить набег на Кастертон.

– Но я никак не могу понять, откуда явились эти люди. Эти Синебородые?

– Вопрос не в том, откуда,Томас, а из какого времени?

Вы хотите сказать, что они путешествуют во времени так же, как и вы?

– Да.

– Сила Господня!

– Только явились они сюда из прошлого, а не из будущего.

– Но зачем? Зачем нападать на маленький законопослушный городок? Какое зло могли мы им причинить?

– Никакого. Синебородые – настоящие бандиты. Они ищут одного – легкой добычи. Они путешествуют во времени, отыскивая наиболее удачный период для совершения рейда.

– Но почему сейчас? Почему именно 1865 год?

– Нам просто не повезло. И еще, как я уже говорил, мы беззащитны и относительно богаты. Думаю, они не стали бы связываться и грабить эти места 5 тысяч лет назад, когда тут стояла парочка глинобитных, крытых дерном лачуг. Не стали бы они этого делать и 1700 лет назад, когда тут стоял римский легион.

– Я понимаю, что вы хотите сказать. Римские войска задали бы им хорошую трепку.

– Очко в вашу пользу, Томас.

– Мистер Карсвелл вызвал меня сюда. Я так понимаю, что на время чрезвычайного положения он тут главный.

– Вы правильно поняли. И, если вас интересует мое мнение, скажу, что он извлекает из этой ситуации массу удовольствия, поскольку стал нашим повелителем и хозяином.

– Извлекает удовольствие? – Томас улыбнулся. – О, я понимаю! Вы хотите сказать, что он восхищается собой?

– Ну, если смягчать выражения...

– Но зачем я понадобился Карсвеллу? Я же муж молитв, а не муж войны.

– Ладно, Томас, старый дружище. Стоит заговорить о черте... Я думаю, сейчас мы все узнаем. Вот и он собственной персоной.

5

Карсвелл заканчивал раздачу поручении. Джад согласно кивнул и начал делать прорези, как в почтовых ящиках, в дверях, из которых были сделаны стены контейнера, окружавшего кресло водителя автобуса.

Быстро свернув чертеж в трубку, Карсвелл сунул его под мышку, как поступают со своими стеками главные сержанты. Затем он направился к Сэму и Томасу.

– А, преподобный Хатер! Мы еще не знакомы. – Он протянул руку, которую Томас пожал. – Меня зовут Карсвелл. С мистером Бейкером, как я вижу, вы уже знакомы.

– Если поставить все точки над i, то преподобный Хатер – наш домовладелец, – объяснил Сэм. – Ферма является церковной собственностью. Мы взяли...

– Вот и ладно, – отмахнулся Карсвелл, всем видом показывая, что этот сюжет его не интересует. – А теперь перейдем к делу и к тому, зачем я попросил вас явиться ко мне.

Часы на полке пробили три часа утра.

– Да, я... в некотором недоумении, – ответил Томас скромно и даже немного заикаясь. (Манера, которую Джимми Стюарт сделает в свое время знаменитой.) – Я могу быть вам чем-то полезен?

– Да, преподобный, именно так.

Тут Карсвелл схватил преподобного под локоть и повел его куда-то подальше от работающих, будто хотел разделить с ним важный секрет. Сэм твердо решил, что его не удастся отстранить от разговора, и последовал за ними.

Карсвелл сказал:

– Дело в том, преподобный, что мне потребовалась ваша помощь. Вернее сказать, мынуждаемся в вашей помощи.

– В помощи? – Томас еще раз взглянул на бешеную деятельность, кипевшую кругом, взглянул на столб, водруженный на крышу автобуса и весьма напоминавший корабельную мачту. – Чем же могу помочь? В ваших машинах я ничего не понимаю.

– Нет, технологическая сторона всей операции находится в моих руках, но, насколько я знаю, за городом расположены военные казармы. Вы мне нужны, чтобы уговорить старшего офицера помочь мне людьми и оружием.

Шрамы на месте удаленных пальцев Сэма начали чесаться от смешанного чувства удивления и неожиданности.

– Казармы? Какого же черта они нам не помогли, когда город был атакован?

Томас дрожащим пальцем поправил очки на носу.

– Они расположены довольно далеко от города на дороге в Йорк. Во-первых, они не знали о том, что у нас случилось, до них известие дошло только через несколько часов. Во-вторых, как мне известно, в казармах пусто – солдаты распущены на рождественские праздники.

105
{"b":"14385","o":1}