ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

А Карсвелл продолжал:

– Прошло уже четыре дня с тех пор, как Синебородые напали на Кастертон. Я предположил, что они вряд ли станут откладывать новое нападение – из опасений, что город получит поддержку извне. Я собираюсь вывести машины на автостоянку уже сегодня ночью.

– Ночью?

Карсвелл коротко кивнул.

– Если Синебородые вылезут на рассвете, мы должны быть готовы.

Сэм с трудом изобразил улыбку:

– Так тому и быть. На рассвете в бой. Ничего себе рождественский подарочек, а?

Глава 45

1

Рассвет. Суббота, 25 декабря 1865 года. Рождество

– Да будет с вами благословение Господне, веселые господа, и пусть ничто не омрачит вам этот день, ибо Иисус Христос, наш Спаситель, родился в Рождество.

Эти слова произнес Райан Кент. За все время после убийства своей жены он вряд ли разговаривал с кем-нибудь. Теперь же рождественский гимн им пришлось не петь, а от усталости выговаривать слог за слогом, строчку за строчкой.

Все они собрались в амфитеатре. Было 8 утра. С серого неба падали редкие снежинки, которые кружились и опускались с какой-то царственной ленью, будто наслаждались медленным планированием к земле.

Сэм внимательно всматривался в Райана Кейта, который вооружился двуствольным дробовиком. Он не сказал, зачем явился, но Сэм надеялся, что целью его прихода было намерение нанести как можно больший урон Синебородым, а не себе или кому-нибудь из горожан и солдат, которые подготавливали сейчас машины, стоявшие по всей площадке.

На какой-то момент Сэм пожалел, что перевооружение мирных машин в боевые закончилось. Пока все стучали молотками, пилили, связывали и занимались полезным делом в ярко освещенном помещении амбара, они как бы укрепляли свою веру в то, что они готовятся к отпору тому, что на самом деле никогда не наступит.

И оно все же наступило.

Час "Ч".

Это была единственная линия защиты Кастертона против орд Синебородых. Линия, признаться, хрупкая. Линия, которая здесь, на автостоянке, окруженной несколькими сотнями акров заснеженных полей и пастбищ, выглядела крайне убого.

Сэм позволил себе не спеша обвести взглядом эту коллекцию машин. Он увидел автобус с неуклюжими «крыльями», на которых были укреплены направляющие стволы ракет, тускло сверкавшие медно-желтым отливом в дневном свете. Карсвелл решил, что автобус заслуживает собственного имени, и приказал Зите написать на его борту черными крупными буквами слова «Дитя Грома». Стоял там и «рейндж-ровер», тоже с «крыльями». На крыше фургончика мороженщика установили пушку, которая даже в 1865 году почиталась за антиквариат. У стены Гостевого центра протянулась линия частных легковых машин. Это и была армия Карсвелла, предназначенная для проведения операции «Отмщение на колесах». Название такое, что язык сломаешь, подумал Сэм.

Затем Сэм перевел взгляд на узкую полосу земли между скалистым отрогом холма и рекой. По этой полосе должны были идти Синебородые. Это был поросший травой берег, теперь покрытый снегом толщиной в 5-6 дюймов. Были тут и более глубокие сугробы, которые представляли серьезную опасность для неопытного или неосторожного водителя. На вершине холма Сэм видел полосу леса. Отсюда темные, лишенные листвы деревья смотрелись как сплошная полоса черного меха, раскинувшаяся по всему утесу. Над деревьями кружилось с дюжину ворон, чье похоронное карканье заменяло все прочие звуки, которых просто не было.

Сэм без труда мог бы вообразить себе удивление Синебородых, когда они увидят приближение этой эскадры необычных машин.

Но представить себе, что этой реакцией будет страх, он никак не мог.

Пожалуй, они будут хохотать до упаду.

На проселке, который вел к главному шоссе, появились кавалеристы со своими длинными пиками, держа их вертикально. Позади тянулись запряженные лошадьми повозки, в которых сидели пехотинцы и лежали бочки с древесным спиртом – аналог напалма в девятнадцатом веке.

– Отлично, – сказал Карсвелл, деловито подходя к Сэму. Он был одет в твидовое длинное пальто и сапоги для верховой езды. – «Рейндж-ровер» и вы готовы?

– Все ракеты в трубах, готовы к запуску.

– Вы должны помнить, что пусковые устройства из цоколей лампочек годны лишь для одноразового использования. Потом они должны быть полностью заменены, когда вы пойдете на перезарядку.

Сэм кивнул.

– Мы готовы выступить, как только покажутся Синебородые.

– Молодец! А вот и пехотинцы. Знаете, я не брошу их в бой, если не будет крайней нужды. Они – наша страховка на тот случай, если эти парни – Синебородые – не разбегутся.

Сэм поймал взгляд Джада. План Карсвелла был слишком уж отполирован. Его успех всецело зависел от того, пройдет ли все без сучка и задоринки, не произойдет ли где-нибудь хотя бы небольшого сбоя. А Сэм слишком хорошо помнил первую демонстрацию взрывных устройств на ракетах, которые изобрел Карсвелл. Они не сработали.

Но все равно защитники поклялись отдать свои жизни в руки Карсвелла. Его план имел шансы на успех. Нравится или не нравится, но все они крепко повязаны этим планом.

Карсвелл натянул кожаные перчатки.

– Надо присмотреть, чтобы зажгли костры. Мороз может стать настоящей проблемой, если ожидание продлится. Хорошо еще, что снег почти перестал.

И он отошел туда, где солдаты сгружали с повозок свое вооружение.

– Что ж, – проговорил Сэм с мрачной улыбкой, – 25 декабря. Веселого Рождества, Джад.

– Веселого Рождества и вам, мистер Бейкер. – У Джада улыбка тоже вышла неважная. Выглядел он очень встревоженным. – А может, нам все-таки следовало укрепить кое-какие здания в городе. А? На всякий случай...

– Ты не веришь, что машины выполнят свое предназначение?

– На бумаге вроде бы должны.

– Именно так любил поговаривать в свое время и мистер Карсвелл. Но мы будем драться не на бумаге. А на пятидесяти акрах снега и льда.

– Знаешь, Сэм, если Синебородые и в самом деле атакуют нас и дела станут совсем плохими, то, возможно, придет время каждому решать за себя.

– Только не надо, чтоб Карсвелл услышал такое. Он тебе сразу пришьет дело о пораженческих настроениях.

– Еще бы! Но вполне возможно, что наступит момент, когда нам придется думать о спасении собственных шкур и шкур своих близких.

Сэм внимательно посмотрел на Джада.

– Ты серьезно говоришь? Не так ли?

– Ты чертовски прав. Я совершенно серьезен. Если операция Карсвелла «Отмщение на колесах» пойдет ко дну, я заберу Дот и постараюсь уплыть по реке как можно дальше. – Он кивнул на свое суденышко, стоявшее у причала. – Ты, Зита, Ли и Райан будете на нем желанными гостями.

Сэм кивнул, обдумывая предложение. Для нескольких счастливчиков судно Джада – спасение. А как быть с остальными?

Джад оглядел автостоянку.

– Прибыл Ролли с преподобным Хатером. Будем надеяться, это означает, что Бог на нашей стороне.

Поговорив с Ролли, Карсвелл быстрыми шагами пересек автостоянку, направляясь к ним. Он что-то крикнул уланскому офицеру, но Сэм не разобрал, что именно. Вероятно, что-нибудь о кострах, чтобы солдаты могли погреться, если придется ждать.

Карсвелл подошел к ним. На щеках багровый румянец. Левую бровь ломал легкий тик.

Он сказал всего два слова:

– Они здесь.

На какое-то мгновение Сэму показалось, что Карсвелл имеет в виду появление солдат, но по зуду в ампутированных пальцах понял, что то, чего они страшились, началось. Они здесь.

Он обернулся, чтобы взглянуть на реку, где между водой и склонами холмов тянулась узкая полоска берега.

Они уже здесь.

Сэм видел лишь полосу плотной тяжелой тьмы. Ни проблеска света, ни пиротехнических ухищрений, ни шума – первые ряды Синебородых уже вышли из Врат Времени. Они просто возникли, и все.

И уже надвигались на них.

Тысячи и тысячи.

Это было начало конца.

2

Карсвелл расположился в Гостевом центре, который стал, таким образом, командным пунктом грядущего сражения.

109
{"b":"14385","o":1}