ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Никто не разговаривает. Все ждут, когда же Синебородые, вливаясь в «бутылочное горло», превратятся в густую компактную массу.

Сэм поглядел на часы. Секундная стрелка двигается с удручающей медлительностью.

Ожидание.

Мускулы челюстей напряжены. Зубы крепко сжаты – не размокнешь.

А что, если именно сейчас произойдет новый скачок во времени? Что, если именно сейчас Сэм обнаружит, что сидит в амфитеатре рядом с Зитой и остальными выжившими путешественниками во времени, которые смотрят, как Джад вкалывает булавку в свой воротник? А наверху – на автостоянке – стоят их совершенно новенькие машины, такие, какими они были всегда?

Такое ведь может случиться в любой момент.

Ведь так долго не происходило ничего подобного.

И если это произойдет, то оставшиеся в живых жители Кастертона будут драться одни. Сэм еще раз проверил свою теорию – очень странную теорию, как ему сейчас представляется. Насчет того, что все происходящее – всего лишь часть плана каких-то неизвестных ему игроков. Что, возможно, все эти ученые из далекого будущего нарочно и хладнокровно отобрали смешанную группу гражданских лиц в амфитеатре 1999 года и транспортировали их сюда, чтобы они приняли участие в сегодняшней битве. Отчаянный акт со стороны отчаявшихся людей.

Как раз в это мгновение снегопад прекратился, в воздухе повисло несколько крупных снежинок. И одновременно Синебородые почти достигли «бутылочного горлышка» в двухстах ярдах от шеренги ожидавших их машин.

Сэм дал один продолжительный сигнал своей сиреной.

Машины по обеим сторонам «ровера» повторили сигнал. В воздухе повисли клубочки выхлопных газов.

Медленно-медленно стальная шеренга – легковые машины, фургончик и автобус – двинулись вперед.

Медленно-медленно.

Одинокая линия машин. Одна-единственная. Но пока ничем не нарушенная. Единая.

Медленно-медленно она движется через снега.

И внезапно все машины включают фары.

В их ослепительном свете весело играют кристаллики снега.

Сэм снова нажал на клаксон.

Потом наклонился вперед и разом надавил на полоски металла, которые замыкали цепи в ракетных взрывных устройствах.

С громким свистящим шелестом ракеты вырвались из направляющих стволов по обеим сторонам машины, таща за собой шлейфы дыма.

Сэм проводил взглядом хвостовые языки пламени ракет, несших боеголовки к вражескому фронту, растянувшемуся перед ним.

Сэм сосчитал ракеты.

Одна, две...

Три. Четыре. Пять. Шесть...

Неплохо, мистер Карсвелл. Совсем неплохо. Всего две пустышки.

Сэм глянул вправо.

«Дитя Грома» выпускал ракеты из оставшегося целым «крыла».

Хвосты дыма отлично вычерчивали траекторию полета ракет. Чуть дальше они взорвутся прямо в эти варварские морды. Кровь снова обагрит снег.

Слева пушка, установленная на крыше фургончика, выпустила свое единственное ядро. Звук ее выстрела раскатился по холмам подобно грому.

Сэм дал еще один продолжительный гудок.

Синебородые уже в сотне ярдов – темная рваная линия, над которой качаются острые наконечники пик.

Тогда Сэм увеличил скорость, доведя ее до 40 миль в час.

Машины, составлявшие шеренгу, сделали то же самое, тщательно соблюдая интервалы.

Мощная шеренга мчится через снега, чтобы ударить всей своей силой в массу плоти двигающихся вперед варваров.

2

Перед маленькой группой людей находились Врата Времени. Николь обвила плечи Сью одной рукой, прежде чем провести ее в мир 1865 года. Жест, выражающий симпатию и просьбу не волноваться. За последние полгода они так много пережили вместе. Николь твердо решила доставить подругу прямо в руки Ли.

Снега здесь не было. Место было холодное, сырое, с деревьями и травой и с медленно текущими заболоченными реками.

Вокруг грудились женщины и дети, которых они освободили час назад. Измученные и истощенные, они сидели прямо на сырой земле. За последние три дня они почти не спали. Особенно женщины.

Рядом с Николь стоял Уильям.

Из прорези его камзола выглядывал Булвит. Его выпуклые карие глаза не пропускают ничего.

– Вот они, – сказал он своим немного гнусавым голосом. – Вот Врата в 1865 год.

– Дорога к дому и спокойствию, – с радостью в голосе произнес Уильям.

– Если, конечно, они не столкнутся нос к носу с Синебородыми!

– Синебородые ушли в рейд.

– Я знаю, но что, если они повернут обратно и вернутся сюда, зализывая раны? Ты подумал об этом?

3

Стрелка спидометра дрожала на 40. Снег летел из-под покрышек, как V-образная пена из-под носа моторной гоночной лодки.

Пока все машины отлично держали строй. Прочная стена стали неслась навстречу первым шеренгам варваров.

Сэм сжал зубы.

– Держитесь! – сказал он солдатам. – Мы столкнемся с ними секунды через две.

«Дворники» трудолюбиво смахивали снег с ветрового стекла.

Фары горели яростью.

Все водители включили сирены. Это был боевой клич колонны машин. От высокого блеяния «фиата» до бычьего рева автобуса.

Внезапно черная плохо различимая линия как бы вошла в фокус, когда скорость съела открытое пространство между машинами и Синебородыми.

Теперь Сэм видел их лица.

Видел белки их глаз.

На него почти в упор смотрели лица людей свирепых и людей, изуродованных чужой свирепостью. Их бешеные взгляды пожирали приближающиеся машины.

И вот наконец машины столкнулись с набегающей волной воинов.

К тому, что произошло, Сэм не был подготовлен.

Человеческие тела полетели через капот, через крышу «ровера».

Влажный звук этих ударов был страшен.

Слышались вопли и крики Синебородых, заглушавшие рев моторов.

То были вопли боли и крики ярости и злобы.

«Дворники» продолжали бегать по стеклу, по которому уже побежали первые трещинки.

Снег стал красным.

Чье-то лицо прижалось к ветровому стеклу, оставив на нем большое красное пятно. «Дворники» стерли его, но их шепчущий звук на какое-то время сменился мокрым шлепаньем.

Сэм включил обмыв стекла.

Инерция все еще несла машину в гущу тел, стоявших перед ней стеной.

«Крылья» «ровера» снесло почти в тот же миг, как только машина впервые врезалась в толпу.

А машина все еще прорывалась вперед.

Только медленнее.

Тридцать миль. Двадцать пять.

Двадцать.

Снижение скорости происходило быстро – перед «ровером» росла гора раненых и мертвых.

Шины пока еще подминали под себя тела, от чего машину бросало в разные стороны, как лодку в бушующем море.

– Мы останавливаемся! – крикнул Сэм. – Готовьтесь открыть огонь.

Просунув стволы в открытые окна задних дверей; солдаты прицелились.

Десять миль в час.

Машины отбросили варваров назад, как бульдозер сгребает перед собой снег. Теперь вес сдвигаемых тел стал так велик, что дальнейшее продвижение «ровера» сделалось практически невозможным. Может быть, с автобусом дела обстояли лучше. Его большой вес позволял ему продвинуться на сотню ярдов дальше. Но более легким машинам по краям шеренги пришлось еще тяжелее. Они давно остановились, а их тонкие капоты и борта были изуродованы столкновением с мощными телами воинов.

– Стреляйте! – гаркнул Сэм, когда стрелка спидометра остановилась на нуле.

Выстрелы винтовок оглушили его.

Он перевел машину на задний ход, а затем нажал на педаль сцепления.

Машина затряслась, раздался визг, похожий на визг циркулярки, колеса завертелись, потеряв сцепление с почвой. Фонтаны кровавого снега взмыли над кучей мертвых тел, воздух приобрел розоватую окраску.

Наконец сцепление восстановилось, машина пошла задним ходом. Пара легковушек оказалась менее счастливой. Они либо застряли под грузом мертвых тел, которые волокли вперед, либо их покрышки скользили в мокром снегу, превратившиеся в кровавую жижу.

Волна Синебородых перехлестнула через горы своих мертвецов и кинулась на эти машины, рубя их топорами и мечами.

114
{"b":"14385","o":1}