ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В ужасе Сэм смотрел, как бьются окна под ударами тяжелых топоров, как водителей и солдат вытаскивают наружу и зверски убивают тут же на снегу.

Какое-то лицо лезло в боковое стекло. На одно мгновение Сэм увидел синюю татуировку на верхней губе. Воин поднял топор, чтобы нанести косой удар через открытое окно.

Пуля из револьвера вошла ему в висок – стрелял один из солдат, сидевших сзади.

Варвар схватился рукой за рот. Кровь ручьем лилась между пальцами. Он рухнул спиной на груду других тел, лежавших на земле.

Сэм снова дал задний ход, не дожидаясь, чтобы волна воинов накрыла и его. Он пятился до тех пор, пока не выбрался за стену раздавленных и размозженных тел, а затем начал разворачивать машину, пока она не стала радиатором в сторону амфитеатра. После этого он немного отъехал в сторону от побоища и остановился.

4

То, что осталось от войска Сэма, производило перегруппировку. Недоставало трех легковых машин. «Крыло» автобуса превратилось в груду обломков, волочившуюся по земле на одном из уцелевших кабелей, которые отходили от грузовой полумачты. Из разбитого окна наружу свисал окровавленный труп солдата. Кто-то из сослуживцев втащил его в салон машины.

Да, победу даром не получишь. Сэм познал эту аксиому на опыте.

А Синебородые все еще напирали, стремясь выйти за пределы узкого прохода, ведущего в относительную безопасность открытых пространств и лесов. Так что другого выбора, кроме того, чтобы вернуться назад и снова атаковать, у людей Сэма не было.

Их вела надежда, что оставшихся машин хватит, чтобы вышибить боевой дух из варваров. Ведь даже сейчас Сэм видел, что в последней атаке уничтожено не больше нескольких сотен врагов. Остаются по меньшей мере тысячи две.

К тому же у этих мерзавцев появился еще один стимул для продолжения боя – месть за убитых.

Сэм открыл дверь машины. Далось это с трудом – мешали обломки «крыла», на котором были укреплены направляющие стволы ракетной установки.

Но теперь в этих обломках было еще кое-что. Несколько оторванных голов застряли среди деревянных брусьев, а в переплетении проволоки и изогнувшихся трубок виднелась пара окровавленных рук.

Проглотив подступающую рвоту, Сэм встал на сиденье водителя и высунулся наружу – так, чтобы кавалеристы и пехотинцы увидели его. Снаружи весь автомобиль был буквально залит кровью.

Жестом он дал понять солдатам, что хочет, чтобы они приняли участие в предстоящей атаке. Теперь ему был нужен каждый человек.

Тяжело опустившись на свое место, Сэм с силой захлопнул дверцу и, набирая скорость, помчался на врага.

Другие машины старались держать строй, но теперь, когда проход стал шире, а машин меньше, интервалы в шеренге тоже увеличились. Теперь Синебородые могли уклоняться от прямого удара машин и прорываться в интервалах между ними.

Вот этими-то и должны заняться солдаты. По мысли Сэма, включившись в сражение, они будут уничтожать прорвавшихся врагов, пока те не успели разбежаться, вырвавшись на простор.

Он оглядел свою боевую шеренгу. Автобус и другие машины заметно пострадали. В их корпусах видны многочисленные вмятины и даже дыры, все они покрыты подсыхающей кровью. Но упорно и быстро идут вперед.

Большая группа Синебородых, находившаяся перед Сэмом, успела расступиться, прежде чем «ровер» торпедой врезался в их тела.

На машину обрушился град сильных ударов.

Сэм увидел, что сквозь металл двери торчат острия стрел и даже их древки. Еще немного – и он был бы ранен в колено и в бедро.

«Черт! – подумал он в изумлении. – Эти мерзавцы умеют выпускать стрелы с такой силой, что те пробивают стальную дверь!»

Солдаты, сидевшие за его спиной, палили в окна. Один из лучников рухнул на снег.

Сэм глянул вперед. Перед ним стояла густая масса главной орды Синебородых, частично скрытая снежными зарядами.

Секундой позже «ровер» с силой врезался в гущу Синебородых.

5

Вскоре эта битва стала восприниматься как какой-то кошмарный сон. Именно так она теперь представлялась Сэму.

Воцарилась почти противоестественная тишина. Сэм развернул свою машину, продолжая уничтожать разрозненные группы противника. Позади трещали ружейные выстрелы.

Он оглянулся. Один из солдат полулежал на сиденье. Голова повернута под углом, невозможным для живого человека. В лицо вонзилась стрела, наконечник которой застрял где-то под скулой.

Сэм увидел и автомобили. Они были похожи на ежей – так густо утыканы были стрелами их бока и крыши.

Одна машина перевернулась, кровавое месиво, в которое превратились ее пассажиры, вывалилось наружу. Из задней части машины рвались языки пламени. Секундой позже взорвался запас гранат внутри. Оранжевое облако поднялось к небу, яркое, точно солнце.

Повсюду на снегу валялись тела, похожие на раздавленную клубнику.

Слева от Сэма медленно двигался автобус. Полевые орудия рявкали чуть не ежесекундно, разрывные снаряды летели в толпу Синебородых, а те кидались к машине, образуя что-то вроде затягивающейся петли из могучих мужей.

Сэм понимал, что они стремятся спихнуть автобус в глубокий снег, где он застрянет, потеряв почти всю свою боевую силу.

Стрелы падали дождем, пронзая его стены из тонкого стального листа.

Сэм оглядел поле сражения. Подкрепления ждать было неоткуда. Около двух десятков кавалеристов бешено кружились по полю, убивая врагов палашами и пиками.

Автобус остановился, и в ту же секунду Синебородые навалились на него. Ли перевел машину на задний ход и стал пятиться к скале, надеясь на этой скорости раздавить немало варваров. Затем автобус снова рванулся вперед, но, увы, скорость была явно недостаточна.

Если Ли еще раз остановится, Синебородые смогут броситься на него и массой собственных тел заставят замереть на месте. После этого они хлынут внутрь и прикончат всех выживших ножами.

Сэм послал свою машину вперед, внимательно следя, чтобы ни один Синебородый не оказался в опасной близости. Но большинство их были заняты автобусом. Стены последнего так залиты кровью, что исчезла даже надпись «Дитя Грома».

Сэм с силой нажал на кнопку сирены, стремясь обратить на себя внимание кавалеристов.

Он жестом указал им на Синебородых, окруживших автобус, а затем выжал сцепление. «Ровер», выбрасывая сзади хвосты талого снега, ракетой рванулся вперед.

– Держись крепче! – крикнул он своему единственному солдату. – Я ударю по ним со всей силой.

Сквозняк, ворвавшийся через открытое окно, сначала пригладил его волосы, а потом разметал их.

Скорость машины достигла 60 миль, когда он ударил в стену варваров.

Большинство их даже не поняли, что именно их убило. Они рвались к автобусу, и «ровер» врезался в них со спины.

Удар был ужасен.

Сэм поднял руку, чтобы защитить глаза. И все-таки кое-что он увидел.

Тела варваров как бы взрывались на капоте «ровера», заливая ветровое стекло багровой жижей. Потом стало трескаться и само стекло.

Еще больше тел оказалось под машиной. Сначала они попадали под передние колеса, но затем образовали просто холм, который все рос и рос, и даже нос машины стал задираться кверху.

Сэм взглянул на спидометр.

40 миль.

Мотор ревел.

Падающие под колеса люди образовывали вал из плоти и костей, который поднимал передок машины все выше и выше. Казалось, еще секунда – и машина стрелой уйдет в небеса.

«Ровер», весь скрипя от напряжения, все лез вперед и вверх по головам варваров, но затем соскользнул вправо и упал набок.

Оглушенный, повиснув на ремне безопасности, Сэм смотрел налево и вниз. «Водительское» окно машины плотно лежало на груде раздавленных тел.

Сэм почувствовал, как чья-то рука тронула его за плечо. Выживший солдат молча показал ему, что надо вылезать. Сэм кивнул. Отстегнув ремень, он с трудом выбрался из-под согнувшегося в восьмерку руля.

К ветровому стеклу тоже прижалась масса раздавленных тел. Само стекло сейчас имело странный «морозный» узор – результат переплетения множества трещин и трещинок.

115
{"b":"14385","o":1}