ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Чертовски странно, но его взяли.

Впереди маячили окаймленные пальмами лагуны. Во всяком случае, он так предполагал. Ему почему-то казалось, что компания пошлет его на Барбадос и уж в самом крайнем случае – в Грецию или Испанию. Вместо этого он вынужден был таскаться с туристами по достопримечательностям Йоркшира. Все же и это было неплохо, пока какому-то умнику не пришло в голову, что клиентам интереснее иметь сопровождающих, одетых в театральные костюмы, дабы они оживляли долгие автобусные переезды всякими играми и шутками. И вот он превратился в тощую версию Дракулы в комплекте с накидкой и мертвенно-белой физиономией – результатом макияжа.

– Чего они там канителятся? – пробурчал водитель. – Я должен забрать в аэропорту новую партию туристов ровно в шесть.

– Схожу узнаю. – Ли вышел из автобуса, его длинная тяжелая черная накидка волочилась за ним по земле. В честь такого зрелища водители загудели в свои клаксоны и приветственно замахали руками. Храня профессиональную улыбку (счастье еще, что свои вставные клыки он забыл вчера, уезжая из Уитби), Ли пересек улицу и направился к дверям отеля. Там Сью Ройстон, одетая в костюм Стана Лорела, энергично размахивала руками и что-то яростно кричала – скорее не горилле, а на гориллу. Девушку в костюме гориллы звали Николь Вагнер. Это была обалденная блондинка с голубыми глазами и несколькими сотнями сверкающих белых зубов.

Естественно, у всех сопровождающих было одно заветное желание – стать актерами. Им актерство казалось одной из лучших профессий. Вы разыгрываете сценки для сорока или около того туристов, сидящих в автобусе. Лишенная свободы передвижения публика покорно замирает в ожидании. Ли встречал множество сопровождающих, которые либо сами наведывались к театральным менеджерам, либо ждали звонков от театральных агентов. Николь Вагнер, как выяснил Ли, была редчайшим исключением. Она училась в университете, и ее заветным желанием было стать барристером.[5]На стоянках нередко можно было видеть, как она с бешеной скоростью пишет в своих огромных блокнотах сочинения (по пять тысяч слов в каждом) типа: «Законодательство в области гражданских правонарушений, его эволюция, кодификация и перспективы развития в будущем». Или же сидит на корточках в костюме гориллы над юридическими журналами, которые печатались мельчайшим шрифтом (так считал Ли), без картинок, с названиями статей столь же сухими, как кости давно померших лордов-судей. Типичными примерами названий были: «Даунивезер против компании Хоггета „Минералы и обогатительные процессы“, Лтд. (1904). Соображения по поводу особого мнения» или «Акт о местном самоуправлении 1971 года. Статья 4 подвергается пересмотру».

– Богом клянусь...

Рядом с ними на тротуаре стоял Оливер Харди, он же Райан Кейт – толстенький двадцатилетний юноша в галстуке «в горошек» и с приклеенной к круглому лицу широкой улыбкой – и монотонно повторял: – Это еще одна гнусная история, в которую вы меня втянули.

Николь отбросила назад свои золотые волосы, способные свести с ума любого мужчину.

– Если он скажет это еще раз, я его укокошу! – заявила она свирепо.

Ли понял, что аура всеобщего счастья, навеянная наркотой, уже почти выветрилась.

– Дерьмо уже давно под давлением, – осведомила его Сью. – Оно вырвалось наружу и разлилось по всему этому долбаному месту.

Какой-то прохожий бросил на нее удивленный взгляд. «Впервые слышу, как Стан Лорел матерится», – подумал Ли, совершенно изжарившийся в своей дракуловой накидке.

– Может, кто-нибудь объяснит мне, что произошло?

– Тамошний регистратор, – Николь указала на отель, все еще сжимая в кулаке маску гориллы, – только что сказал мне, что для нашей группы, той, что сидит в автобусе, места в отеле забронированы лишь со второй половины завтрашнего дня. – Ее глаза бешено сверкнули.

– Отдел заказов перепутал все даты. Послали сорок человек в Йорк, а отеля для них нет, – добавила Сью.

– Что же делать? – почти кричала Николь. – Мы ведь не можем везти их обратно в Уитби, там места давно уже заняты другими.

– И в автобусе они спать не могут, – не слишком к месту добавил Райан.

– Вот влипли так влипли!

Ли чувствовал себя так, будто сердце и легкие опускаются куда-то вниз – надо полагать, в желудок.

– Кто-то, мать его растак, профукал к чертям наши премиальные, верно?

– Ладно вам пялить на меня глаза-то. – Сью вытащила из кармана мешковатого пиджака Стана Лорела свою копию расписания поездок. – Вот, глядите! – Она ткнула пальцем в одну из строчек. – 23 июня, отель «Магнус», Йорк. Самый ранний срок регистрации – тринадцать ноль-ноль.

– А сейчас уже половина третьего, – отозвался Ли. – Значит, регистратор решительно утверждает, что мы записаны на завтра? На двадцать четвертое?

– Нет... но... не совсем так. – Николь запустила пальцы в гриву золотых волос (возможно, то была прелюдия к вырыванию их с корнем). – Он сказал, что мы записаны на вторник двадцать третье.

Ли в полном недоумении покачал головой.

– Двадцать третье? Но сегодня и есть двадцать третье! Тогда в чем же проблема?

– Нет. В том-то и весь идиотизм. Регистратор говорит...

За их спинами раздался нетерпеливый сигнал водителя автобуса. Когда Ли повернулся, шофер показал ему пальцем, что пассажиры уже начинают выходить наружу. Ли отрицательно мотнул головой.

Николь продолжала говорить, все еще запустив одну руку в волосы:

– Регистратор утверждает, что сегодня двадцать второе июня.

– Понедельник?

– Да.

– Но ведь это невозможно!

Она нетерпеливо пожала плечами.

– Я до хрипоты доказывала ей, что сегодня вторник.

– Я тоже так считаю. – Ли подтянул накидку. Проклятая штуковина непомерной тяжестью свисала с его плеч. – Вчера, в понедельник,мы были в Уитби.

– А вот регистратор и менеджер отеля утверждают, понедельник – сегодня!

Райан обеими ладонями растер свои толстые щечки.

– Вот влипли так влипли! Я же знал, не надо было курить эту наркоту! Не надо было, не надо было...

– Да заткнись ты, – без всякой жалости одернула его Николь.

– Бросьте городить чушь, – прикрикнул Ли. – Не от наркоты это! Нам потребовалось бы выкурить бушель этой травки, чтобы вот эдак потерять целый день.

– Некачественная наркота, – высказал предположение Райан. – Черта с два некачественная! Мы все утверждаем, что сегодня вторник. Согласны?

Все кивнули, и Ли еще раз поразился абсурдности происходящего с ними. Ну и видок же был у них! Блондинка в шкуре гориллы, Дракула, Лорел и Харди – все они толпились на тротуаре, кишевшем йоркскими жителями, стараясь убедить друг друга, что сегодня вторник, а не понедельник.

Снова раздался гудок автобуса. На этот раз шофер ткнул большим пальцем в сторону пассажиров. Последние глядели из окон автобуса на своих сопровождающих, явно исполненные нетерпения и желания распаковать вещи, принять душ и начать экскурсию по злачным местам города.

– Черт бы его побрал, – прошипела Николь, – Что он, не может подождать минутку, что ли?

– А кто из нас собирается сообщать это клиентам? – пискнул Райан, который выглядел очень печальным в своем костюме и котелке Оливера Харди. – Они же распотрошат нам задницы до костей, что, разве не так?

– Сообщить им – что? – Глаза Николь пылали гневом. – Что в отеле для них нет номеров? Или что где-то в пути мы сделали не тот поворот и оказались в понедельнике, а не во вторнике?

– Это все наркота, – хныкал Райан. – Я же говорил вам, не надо было ее курить! Я к ней не привык. У нас просто дурные галлюцинации. Нам надо немедленно лечь и напиться...

– Послушай, успокойся, пожалуйста, – сказал ему Ли. – И прочим это не помешало бы. Мы все знаем, что сегодня вторник. О'кей?

Все согласно кивнули.

– Итак, если мы в этом уверены, стало быть, служащие отеля ошибаются.

– Но я же объяснила тебе, что до хрипоты спорила с ними! – Николь уже начала наматывать космы волос на пальцы. Ли наблюдал с интересом за этим процессом, опасаясь пропустить момент, когда она начнет горстями рвать свои сверкающие золотом волосы. – Сначала мне объявил, что сегодня понедельник, регистратор. Потом это же подтвердил менеджер. И оба показали мне календарь.

вернуться

5

Барристер – адвокат, имеющий право представлять клиентов в Верховном Суде Великобритании.

12
{"b":"14385","o":1}