ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Это корова, – сказал он. – Вернее, половина коровы.

И шагнул ближе. Корова была разрублена почти точно пополам. На месте разруба видны два голубоватых органа, похожие на пластиковые мешки, чуть свешивавшиеся из «головной» половины животного. Сэм догадался, что это легкие. Был там еще какой-то коричневатый предмет величиной с футбольный мяч – надо полагать, сердце. От него шли две толстые белые артерии. Обе чисто обрублены. Большая лужа крови превратила траву в липкую коричневую массу. Над коровой вились мухи, но там, где внутренности свешивались наружу, мух было еще больше.

– Боже, какой ужас! – выдохнул Сэм.

– Какие сволочи, – сказала Зита. – Кто мог сделать такое?

– Действительно – кто? – отозвался Джад. – И вот еще что: где же задняя часть коровы?

– Браконьеры? – пожал плечами Сэм.

– Странный способ красть коров, не так ли? – задумчиво продолжал Джад. – Мне кажется, проще украсть животное целиком, а уж потом зарезать его. И как, черт побери, можно разделать скотину такого размера, да еще так аккуратно, прямо тут, на пастбище? Видите? Кто-то должен был орудовать огромным топором – подойти к живой корове и... бац! – С помощью одной руки Джад изобразил воображаемый удар. – Разрубил одним ударом, будто это яблоко.

Мухи вились черным облаком там, где были обнажены внутренние органы жертвы. Сэм чувствовал тяжелый запах сырого мяса.

– Вы сказали, что видели еще кое-что, Джад?

– Да, есть и еще кое-что. Идите за мной.

Они пошли дальше. Джад продолжал говорить, обращаясь к своим спутникам через плечо:

– Замечаете ли вы то, что вижу я?

Сэм поглядел на траву в том месте, куда указал Джад.

– Не вижу ничего, – сказал он. – Трава как трава. А что с ней?

– Подождем. Мне не хочется давать вам готовые умозаключения. Предпочитаю, чтобы вы сделали их сами.

Сэм снова вгляделся в траву – сухую и жесткую. Ничего особенного.

Зита, скрестив руки на груди, тоже всматривалась, ее острые глаза перебегали с места на место. Она молчала, но у Сэма возникло ощущение, что она видит гораздо больше, чем он.

– А вот и еще один курьез, – сказал Джад так, будто водил экскурсию по археологическим раскопкам. – Взгляните на бутылку в траве.

Сэм послушно вгляделся.

– Она разбита.

– Не разбита, – поправил его Джад, ткнув большим пальцем в направлении бутылки, будто изображая полицейского на месте преступления. Сэм понял, что для Джада и корова, и бутылка были настоящими уликами. Вот только уликами чего? – Поглядите получше – разве она разбита?

Сев на корточки, Зита осмотрела бутылку. Та была цела, но горлышко у нее отсутствовало.

– Впечатление такое, что горлышко у нее отпилено.

– Да. И отпил очень чистый. Не кажется ли вам, что он такой же чистый, как отруб на корове?

Зита кивнула.

– На странные аномалии наталкиваемся мы в этих местах, а?

От человека, сделавшего столь удивительное замечание, можно было ждать широкой улыбки на лице, но Джад был абсолютно серьезен.

– Пошли дальше. Это совсем рядом. Я хотел бы показать вам еще кое-что.

Чтобы добраться до цели, не понадобилось и минуты.

– О Боже! – Зита поднесла ладонь ко рту. Ее глаза широко раскрылись.

Это была передняя часть мотоцикла. Сначала Сэм не мог взять в толк, почему руль и переднее колесо машины Зита сочла такими ужасными. Обломки машины лежали на земле, рядом валялся кусок покрышки, похожий на черную змею. Сэм нагнулся, чтобы увидеть получше.

И тогда тоже увидел.

Это было даже хуже половины коровы с ее вывалившимися внутренностями – той, что осталась где-то за их спинами.

Это была человеческая кисть, крепко вцепившаяся в рукоятку руля. Часть предплечья была отрезана чисто и аккуратно. Наручные часы на запястье покрыты кровавой коркой. Пальцы, казалось, уже готовились выпустить резиновую оболочку рукоятки. Сэма эти окоченевшие пальцы буквально гипнотизировали. Ногти казались невероятно белыми и сверкали на солнце. Светлые волосы на тыльной стороне ладони стояли дыбом и были отчетливо видны на загорелой коже, покрытой многочисленными веснушками.

– Видите, какой чистый срез? – Голос Джада звучал спокойно. – Похоже, его делал опытный хирург. Верно? Ни бороздок, ни зазубрин, ни порванной кожи... Вам нехорошо?

Зита отвернулась.

– Сейчас все пройдет, – сказала она, делая глубокий вдох. – Голова закружилась.

Сэму вдруг пришла в голову мысль:

– А какое время показывают часы?

Джад нагнулся и слегка склонил голову набок.

– Без десяти три.

– Как и мои.

– Мои тоже.

– Господи Боже, – проговорил Сэм, который никак не мог отвести взгляд от мотоцикла, где мертвая рука все еще продолжала сжимать рукоятку руля. Черт возьми, такая композиция могла бы стать эмблемой современного извращенного искусства. – Такое приятным зрелищем, пожалуй, не назовешь.

– Уж это точно, – согласился Джад.

– Думаю, это дело полиции – отделить ядрышки от скорлупы.

– Не знаю, у меня такое ощущение, что ей это окажется не по зубам, – покачал Джад седой головой.

Зита вдруг окликнула его:

– Джад!

– Да?

– Вы о траве говорили, да? О различиях в высоте? – Она поглядела на Сэма: – Неужели не видишь?

Сэм уставился себе под ноги.

Можете считать меня тупицей, недоразвитым или даже полным дебилом,сказал он про себя, но я ничего не вижу.Трава как трава, а ничего другого он вообще не видел.

Сэм пожал плечами.

Джад отошел шагов на десять от отрубленной руки, остановился и посмотрел назад – в сторону амфитеатра и реки.

– Когда я был мальчишкой, – начал он, – в нашем парке ежегодно устраивалась ярмарка. Я радовался этому, как и все мальчишки, да и девчонки, если по правде. Но особенно я ждал того времени, когда цирк сворачивал свои шатры и уезжал. Утром, уже после их отъезда, когда я шел в школу, я обязательно забегал в парк, останавливался и долго рассматривал траву на том месте, где были палатки, «гигантские шаги» и карусели. Мне казалось, что я вижу... Ну, что-то вроде волшебства. Трава как будто повторяла рисунок расположения шатров, каруселей, палаток, где торговали сладостями. Там, где были карусели, трава была длинной. Понимаете? Можно было встать в центре идеального круга на месте «гигантских шагов». Конечно, ничего волшебного в этом не было. Просто там, где находились все эти сооружения, трава росла быстрее и была бледнее по цвету.

Сэм снова стал присматриваться к дерну.

– Цвет всюду одинаковый. Но теперь-то ты видишь, Сэм?

– Вижу, – откликнулся он, ощущая прилив удивления. – По эту сторону мотоцикла она длиннее, чем по ту, не меньше, чем на полдюйма. Определенно длиннее...

– То же самое вы обнаружите и возле бутылки с отрезанным горлышком и возле коровьей туши. – Джад задумчиво потер подбородок. – А еще я готов спорить на мою недельную зарплату, что если вы станете проводить границу между высокой и низкой травой, то она обязательно пройдет через эти точки – бутылку, корову и руку этого бедняги.

– У вас есть объяснение этого явления?

– Есть. – Джад покивал. – И, мистер Бейкер и мисс Прествик, я убежден, что это объяснение в настоящую минуту восседает прямо перед вами и смотрит вам в глаза.

Зита ответила медленно и задумчиво:

– Это время, не так ли? Что-то с ним произошло.

Глава 12

1

Вместо того чтобы пойти в придорожный кабачок, как они намеревались сначала, Сэм и Зита вернулись вместе с Джадом Кэмпбеллом к амфитеатру. Солнце жгло по-прежнему. Горячая дымка висела над травой, заставляла дрожать и размываться ранее четкие очертания телеграфных столбов, маршировавших через пастбища. Туристы сидели на скамейках или просто на траве. Многие покупали в Гостевом центре прохладительные напитки.

Выяснилось, что ни автомобили, ни автобус не желали заводиться. Во всяком случае, три легковушки стояли с поднятыми капотами. Какой-то мужчина вытирал руки масляной тряпкой, бросая на машину взгляды, которые ясно говорили, что он не понимает, за что еще можно ухватиться в моторе или куда можно еще раз стукнуть.

22
{"b":"14385","o":1}