ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ветвь то поднималась, то опускалась ниже. Николь все же удалось закинуть одну ногу на ветку и сесть на нее верхом.

– Слезай! – злобно рычал Босток, с трудом вставая на ноги.

Она поглядела вниз. Укороченное перспективой тело Бостока казалось еще более коренастым. Поднятое к ней лицо лоснилось потом. Глаза горели яростью.

Николь отрицательно покачала головой. Это было явное «нет». Она не хотела, чтобы ей разбили череп окровавленным булыжником.

На этот раз Босток изменил тактику. Ее он не мог схватить, но, подпрыгнув, ухватился за тонкие ветки той основной ветви, на которой Николь сидела верхом. Как только ему это удалось, он стал трясти дерево так, как это делают сборщики яблок.

Быстро, все еще сидя верхом, Николь сдвинулась к самому стволу, туда, где ветвь была особенно толстой.

Скоро ветвь перестала шевелиться, как бы сильно ни тряс ее Босток.

Следующие пять минут Николь провела, наблюдая за тем, как Босток делает все, что в его силах, чтобы или заставить ее упасть с дерева, или добраться до нее иным способом.

После того, как он в бешенстве тряс все ветки, до которых мог дотянуться, в тщетной попытке стряхнуть Николь с дерева, он принялся отыскивать в высокой траве камни и швырять их в нее.

Однако Николь устроилась так, что оказалась под защитой ветвей. Ни один камень даже не задел ее. Следующим номером в программе Бостока была попытка взобраться на дерево и схватить ее там.

Хотя он и выглядел сильным, но низкий рост и недостаток ловкости сильно ограничивали его возможности. Не помогало и то обстоятельство, что на стволе, во всяком случае – до высоты шести футов, не было ни одной приличной ветки или выступов на коре, на которые можно было бы поставить ногу или ухватиться рукой.

Ему все-таки удалось вцепиться пальцами в сук, расположенный под девушкой, который мог бы послужить стартовой площадкой для дальнейших усилий.

Однако, как только он сжал свои толстые, короткие, похожие на сосиски пальцы вокруг сука, Николь спустилась вниз так, чтобы можно было дотянуться до них.

Используя весь вес своего тела, она голой левой ногой, с которой Босток сорвал кусок шкуры, наступила и ударила по костяшкам со всей доступной ей силой.

После седьмого или восьмого удара по пальцам Босток яростно выругался, разжал кулаки и съехал вниз, обдирая кожу лица о кору – в результате чего сильно пострадали его нос и подбородок.

Босток выругался еще громче.

– Я еще доберусь до тебя! – орал он.

У Николь дрожала каждая косточка в теле, но ей все же удалось ответить спокойно, без особого напряжения:

– Не выйдет!

– Еще как выйдет, сука! – Босток снова превратился в прежнего хитрюгу, стоял крепко и следил за каждым движением Николь. – Я отсюда не уйду. А ты не сможешь торчать тут на дереве всю жизнь, так что ли?

Она глядела на него и ничего не отвечала. Тогда он сказал каким-то особенно жирным голосом:

– Что ж, я намерен оставаться здесь сколь угодно долго.

– Вас поймают.

– Не поймают. Тело Марион еще долго не обнаружат.

Улыбаясь, Босток повалился навзничь в траву, заложив одну руку за голову. Любой наблюдатель решил бы, что он наслаждается полуденным отдыхом где-нибудь в заднем дворике своего коттеджа. Теперь он мог наблюдать за Николь со всеми удобствами, даже не поворачивая головы.

Девушка скорчилась на дереве, прижавшись к стволу и тоже наблюдая за Бостоком. Глаза у него были безумные. Это Николь видела отчетливо. Сумасшедший, мерзавец и изверг – вот были слова, которые цепочкой бежали в ее мозгу. Сумасшедший, мерзавец и изверг.

Она знала – выбора у нее нет. Больше от нее ничего не зависело. Им предстояла долгая вахта.

3

Райана Кейта до города подбросила парочка австралийских туристов, которые тоже были в амфитеатре, и он тут же отправился в ближайший супермаркет. Этот магазин назывался «Хиллардс», и Кейт слышал о нем впервые. Даже запах в нем был не такой, как в других: пахло сильным средством для опрыскивания растений. Во всяком случае, так считал Райан. Некоторые товары на полках были Кейту вообще не знакомы, но в его нынешнем состоянии он не стал останавливаться и рассматривать их. Он пришел сюда не затем, чтобы любоваться товарами в витринах. Двигаясь, будто его вел автопилот, не замечая других покупателей, хихикающих над костюмом Оливера Харди, Райан быстро выбрал две бутылки водки, а затем чуть ли не бегом проследовал к кассе.

Сейчас для него не было ничего более желанного и важного, нежели выпивка, способная оглушить его томящийся мозг.

Как только девушка-кассир нажала на все соответствующие кнопки на своем аппарате, Кейт протянул ей кредитную карточку. Затем долго ждал, пока она достанет из-под прилавка машинку для расчетов по кредиткам. Кассирша засунула кредитку в прорезь, положила поверх листок копировальной бумаги, а затем с некоторым усилием нажала на рычаг.

Времени на это ушло много. И Райан это понял. Голова под котелком отчаянно чесалась, но он и не подумал снять шляпу.

Он просто ждал.

На дне корзины дивная водка сверкала, как не могла бы сверкать и святая вода.

Искушение откупорить бутылку тут же, не отходя от прилавка, было почти непреодолимым. Голова чесалась еще сильнее. Судя по ощущению, под котелком завелись сороконожки, и их многочисленные заостренные ножки впивались ему в скальп, пока они шастали там, осторожно раздвигая волосы.

– Эта карточка неправильная, – сказала девушка.

Райан взглянул на нее, все больше хмурясь по мере того как ее слова проникали в его затуманенный мозг. Наконец он ответил:

– Но вы же принимаете кредитки «Виза», не так ли? Таково объявление у входа.

– Да.

– Она действительна. Срок действия истекает в апреле следующего года.

Девушка поглядела на него с недоумением, потом осмотрелась вокруг, как бы ожидая, что вот сейчас откуда-то появится скрытая камера, а предъявитель карточки скажет, что все происходящее – забавный розыгрыш. «Оливер Харди предъявляет фальшивую кредитную карточку кассиру». Далее следует многоголосый «студийный» смех.

Но ничего похожего не было видно. Ни скрытой камеры, ни широкой улыбки на лице предъявителя. Спокойно, хотя и повысив голос на случай, если голос улавливается скрытым микрофоном (кассирша была все еще уверена, что участвует в организованной кем-то шутке), девушка четко произнесла:

– Срок действия кредитной карточки истекает в апреле 1999 года. Но и дата выдачи тоже ошибочна: январь 1996 года.

– И что?

– Но ведь у нас сейчас 1978-й, не так ли?

То, как после этого поступил человек в костюме Оливера Харди, было для кассирши полным сюрпризом.

Он издал чудовищный вопль и заорал: «Дерьмо собачье!» После чего схватил по бутылке водки в каждую руку и рванул к двери.

Глава 19

1

Зита припарковала свою машину в центре города. Летний день привлек изрядное число новых лиц, которые заметно увеличили толкотню на тротуарах.

– Да благословит Господь Бог Мургатройд[9]на Небеси! – воскликнула она тоном, средним между удивлением и отвращением. – Вы только гляньте на эти фасоны! Неужели и мы когда-то носили этот сплошной траур на небогатых похоронах?

– Вот это, значит, и есть то, что считалось шиком в семидесятых, – откликнулся Сэм, морща нос. – Любые оттенки бурого и серого. Как им только удалось наскрести столько этих оттенков?

На заднем сиденье Джад буквально прилип к окну. Он крутил головой то влево, то вправо, и Сэм удивлялся, как это Джад не натер на шее мозоли белым воротничком.

– Небеса Господни! – то и дело вскрикивал Джад в тоне глубочайшего недоумения. – Вы только поглядите! «Кресчент» – все еще киношка! А что там дают? Черт возьми, у меня такое зрение стало, что ничего не разберу. Не вижу анонса!

– "Челюсти", – ответил негромко Сэм. – Вернее, то, что называется у нас «Челюсти» номер первый. До паршивых продолжений еще далеко.

вернуться

9

Мургатройд – одно из действующих лиц романа Агаты Кристи «Объявленное убийство». Вероятно, наблюдения Зиты над женской модой напомнили ей весьма своеобразный стиль одежды этой дамы.

39
{"b":"14385","o":1}