ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но не может ли маленькая девочка спустить курок атомной войны в 1955 году?

Неужели дитя из Британии сороковых годов обладает силой, способной сокрушить мир, если оно будет спасено сегодня Сэмом?

Возможно. Разве мало случаев, когда одно-единственное промышленное изобретение меняло облик мира?

Он невольно покачивал головой, одновременно продолжая рассматривать дома. Нет. Надо забыть обо всех этих философских рассуждениях. У него есть возможность предотвратить три убийства. Вот это и есть стартовая линия, вот только это и имеет сейчас значение.

Теперь он отсюда не уйдет.

В своем воображении он видел те существа, которые так походили на зародышей. Они мудро покачивали головами, пока их странные, почти атрофированные пальчики бегали по клавишам машины времени, или как оно там называется, их проклятущее устройство, которое контролирует все. Ах да, говорят они между собой, то человеческое существо в конце концов оказалось трусом, слишком тупым и слабым, чтобы контролировать свое окружение!

– Сволочи! – сказал Сэм, скалясь в небо. И снова тот гнев, который он испытал недавно, потряс все его существо. Эта ярость ставила его на грань безумия. За что вы нас обрекли на это?Ответственные за такое преступление заслуживают того, чтобы им свернули их гнусные шеи, чтобы их давили и крутили, покуда у них не полезут глаза из орбит и пока они не сдохнут с почерневшими губами, мокрые от потоков собственной мочи! Всеобъемлющая волна гнева, безмерная, безграничная ярость снова навалилась на него. Сволочи!

Рут сделала нерешительный шаг в его сторону.

– Сэм, что с вами? Сэм, не надо...

И в этот момент он кинулся на нее, ухватил за отвороты жакета и поволок в кусты.

2

Она попыталась крикнуть. Ее глаза в темноте светились ужасом.

– Сэм! Пожалуйста! Я...

Он закрыл ладонью ее окрашенный яркой помадой рот, стараясь приглушить рвущийся оттуда испуганный крик. Непреодолимый страх сковал Рут, когда он стал запихивать ее в гущу ветвей, где ее не мог бы увидеть никто, проходящий по дороге.

Сэм смотрел в эти вылезающие из глазниц глаза, в которых так ясно читался ужас перед неминуемой смертью.

– Ш-ш-ш, – прошептал он. – Они могут услышать вас.

По тому, как она замолчала, Сэм понял силу обуревавшего ее желания, чтобы эти неизвестные ониуслышали бы ее, а потом примчались ей на помощь.

Сэм не ослаблял свою хватку, держа ее в медвежьих объятиях одной рукой, а другой все еще зажимая ей рот. Ее ужас он ощущал по тому прерывистому дыханию, которое вырывалось из ноздрей Рут прямо в его ладонь. Глаза девушки не отрываясь глядели в глаза Сэма, ожидая того мгновения, когда его руки стиснут се горло.

– Ш-ш-ш, – шептал он, все еще не убирая руки с ее рта. – Сегодня здесь должно произойти убийство.

Ее испуганные глаза округлились и стали похожи на большие мутные диски.

– Да нет, – шепнул он. – Не ты. Не бойся меня. Слушай внимательно. В одном из этих домов живет семья. Она в смертельной опасности. Понимаешь?

Она кивнула, насколько это возможно было сделать, когда у тебя рот заткнут чужой ладонью.

– Я только что видел, что из парадной двери одного из домов вышел человек, бросивший в кусты палисадника какой-то мешок. Я думаю, что это грабитель, а дом – тот самый. И я очень боюсь, что уже поздно. Ты понимаешь, что я говорю?

Она снова кивнула. Ее глаза уже не казались такими испуганными, они смотрели на него с пониманием.

– Извини, мне очень жаль, что я тебя напугал, – сказал мягко Сэм, – но я не хотел, чтобы этот мерзавец узнал, что я тут. О'кей?

Опять кивок. И дыхание на его ладони стало куда спокойнее.

Он отпустил Рут и заметил, что на одной щеке у нее расплылось пятно губной помады.

– Вон тот дом. У которого слегка приоткрыта зеленая дверь.

Она кивнула. Потом спросила:

– Вы детектив?

Сэм чуть было не соблазнился на ложь, но тут же раздумал. Объяснить, почему американец работает в британской полиции, было бы весьма затруднительно.

– Я услышал это в баре. – Он искоса глянул на нее. – Просто стараюсь быть законопослушным гражданином. Вот и все... Ну... Ш-ш-ш... Вот он снова вышел...

Какое-то освещение улице создавали прожектора, чьи лучи частично отражались облаками. При этом слабом свете можно было различить мощную фигуру, осторожно выскользнувшую из двери. В руках она держала какую-то кладь. Сэм услышал звон стекла. Грабитель, видимо, отбирал в доме вещи, которые собирался захватить с собой позже.

Но где же обитатели дома?

Мороз пробежал по телу Сэма и остался где-то в районе желудка. Никто не зовет на помощь. Это очень плохой знак.

Именно он-то и заставил Сэма неслышно перебежать через улицу и спрятаться за зеленой изгородью, тянувшейся между тротуаром и палисадником.

Черт! Все выглядело очень плохо. Поперек входа лежала неподвижная фигура человека. Даже при тусклом свете Сэм видел, что мужчина одет в серый кардиган. Кривая трубка, которую он, видимо, курил, когда вышел, чтобы открыть дверь на стук, лежала на плитах дорожки у самого бордюра клумбы. Лужа чего-то черного и липкого растеклась вокруг головы мужчины на бетонной дорожке.

Сэм, выглянув сквозь изгородь, увидел, что мощная фигура снова появилась. Она не переступила через мертвеца, а просто наступила ему на спину, как будто он был ступенькой, и вышла в палисадник, неся в руках медную кастрюлю.

Сэм отполз назад, когда грабитель подобрался к зеленой изгороди с противоположной стороны. Он услышал, как звякнула кастрюля, когда ее запихали в мешок, где уже лежало что-то стеклянное.

Но был и еще один звук. Очень странный. Сэм склонил голову, прислушиваясь.

Шипение. Странное шипение, будто бекон поджаривают на очень слабом огне. Нет, скорее, будто песок сыплется на газету. Шипение почти непрерывное. И при этом оно явно исходило от фигуры, копошившейся в дальнем конце изгороди.

Сэм поглядел в сторону другой скрючившейся фигурки, но в форме Женских вспомогательных сил. Ее глаза светились во тьме.

Она покачала головой, как будто тоже удивляясь звуку и не зная, как его надо оценить.

Когда грабитель снова вернулся в дом, Сэм шепнул ей:

– Рут! Иди и жди меня в машине.

– Зачем? Тебе может понадобиться помощь.

– Нет, иди и жди. Если я не выйду... сейчас... через четыре минуты, включай сирену – это большая кнопка на руле. Такой звук вызовет на улицу кучу людей.

– Не уверена. Разве ты не слышал сирены воздушной тревоги? Все будут сидеть в своих андерсеновских убежищах[17].

– Ладно. Тогда кричи, вопи. Делай все возможное, чтобы вызвать людей.

– Вызови полицию, Сэм. Ты один не сумеешь...

– Уже нет времени. Я же говорил, что могу опоздать. Ну, иди!

Он ждал, пока она, согнувшись, доберется до машины. Потом, скорчившись, проскользнул в калитку, пробежал по дорожке мимо неподвижного тела (туфли Сэма, когда он вступил в черную лужу, издали липкий хлюпающий звук) и наконец оказался в прихожей дома.

Эти дома были большими.

Винтовая лестница вела в темноту второго этажа. Гробовая тишина.

И ничего, что могло бы указать, где сейчас находится грабитель. И тьма. Непроглядная тьма. Снаружи было темно, но здесь вообще ничего не было видно.

Сэм повернулся. Спина коснулась стены. Он простоял немного. Сердце колотилось, как обезумевший мотор.

Где же грабитель? Он мог притаиться во тьме, наблюдая за Сэмом и доставая из кармана нож.

Сэм поднял руку к горлу, чтобы защитить его от неожиданного удара из темноты.

Потом скользнул в сторону, все еще касаясь спиной стены. Странно. Запах мокрой шерсти, вывешенной на просушку. И еще отвратительная вонь немытого тела. Очень противный запах, совершенно неуместный в этом добротном доме.

Сэм осторожно ощупью обошел круглый столик, потрогал похожий на ящик бакелитовый телефон, шершавую ткань скатерти на столике. Потом его рука дотронулась до чего-то металлического.

вернуться

17

Андерсоновские убежища – индивидуальные бомбоубежища, получившие распространение в Англии во время Второй мировой войны.

68
{"b":"14385","o":1}