ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Дело не в плясках в Рио, — сказал Жуилерио Амор, — дело в первую очередь в том, кто дает ему подобные разрешения во время всего того, что происходит здесь».

Даже его бразильский земляк Жованни выразил изумление: «Я тоже люблю карнавал, но как профессионалу мне надо быть здесь. Было бы тяжело возвращаться в Бразилию ради того, чтобы провести там два дня; если бы даже у меня было свободное время, я бы остался здесь».

Фактически Робсон принял трудное решение, отпустив Рональдо в Бразилию перед игрой с «Реал Мадрид». Рональдо спросил, может ли он пропустить ближайшую тренировку в понедельник. Робсон принял решение, что с этого момента команда будет играть дважды в неделю, чтобы для него в будущем не было возможности исчезать. Он также в тайне пошел с Рональдо на компромисс, когда разрешил ему вернуться в Рио на Новый год и пообещал ему, что он вернется туда на карнавал.

Негласно Робсон подвергался сильному давлению только для того, чтобы Рональдо чувствовал себя удовлетворенным до конца игрового сезона, в надежде на удачный исход повторных переговоров.

Позднее Робсон по секрету признался: «Я не могу контролировать игроков 24 часа в сутки. Когда у них появляется свободное время, я надеюсь, что они будут вести себя как профессионалы. Но ему всего лишь 20. Ему говорят: „Подписывай контракт — будет больше денег, делай то, делай другое“, — но, когда эти парни едут с ним в Рио, они не говорят: „Эй, Рональдо… неудачник!“ Когда я с ним разговаривал, то сказал ему „Хорошо, но смотри: ты возвращаешься в Бразилию, видишься со своей семьей и друзьями, но держишься в тени“. После этого я вернулся в Англию, а он смотрит на меня с первых полос изданий как тот Джосеф, в своем красочном маскарадном костюме».

По возвращению Рональдо в Рио его встречала в аэропорту целая армия агрессивно настроенных испанских журналистов, которым он заявил, что они зануды. Очевидно, что они ему также надоели, как и фанаты «Барсы».

«Я не удивлен этим ажиотажем, — комментировал он, — я этому больше не удивляюсь. До этого я сыграл множество игр и считаю вполне нормальным иметь возможность проводить немного времени дома. Когда я был в „ПСВ“ это не вызывало скандала, но и пресса там была совсем другой. — После этого Рональдо накинулся на репортеров: — „Полагаю, когда у вас выпадет шанс поехать на карнавал, вам лучше оставаться дома. Вы ведь, ребята, никогда не наряжались в маскарадный костюм? — Примечательно, что после этого он переложил ответственность за эти проблемы, в первую очередь, на Робсона, принявшего решение отпустить его: — Это не моя проблема, а Робсона. Я просто труженик, как и все остальные, а его работа — руководить клубом“. Это стало еще одной пощечиной Робсону от Рональдо, которую он никогда не забыл.

Было бы правильным предположить, что до того момента, когда Рональдо сделал хет-трик в игре против «Сарагосы», состоявшейся 23 февраля 1997 года, он не чувствовал удовольствия от игры в футбол.

Переговоры, которые вели его агенты, все еще продолжались, но Рональдо по их совету отошел от прямого участия в них и в большей степени сконцентрировался на футболе. С другой стороны, Мартинс и Питта понимали, что если Рональдо очень быстро не наберет форму, то его стоимость может быть намеренно занижена.

В конце февраля Рональдо получил дополнительную рекламу, когда Бразилия победила Польшу в игре, в ходе которой состоялся дебют так называемого «Ро-Ро тандема» — по существу, объединившего Рональдо и Ромарио в качестве главной ударной силы. Игрок «Барсы» Жиуванни, изолировавший Жуниньо от его команды, даже умудрился самостоятельно забить два гола.

И снова, когда Рональдо вернулся в Бразилию, там появилось множество противоречивых взглядов, непосредственно нацеленных на «Барсу». Его агенты публично заявили, что они понесли ущерб и были сбиты с толку тем, что «Барселона» не согласилась усовершенствовать новый выгодный контракт с Рональдо.

«Мы дали руководству кучу времени, чтобы профинансировать новую сделку, больше мы не можем ждать», — заявил Рейналдо Питта.

Его партнер, Александре Мартинс, пошел еще дальше: «Поезд стоял на остановке „Барселоны“, но они дали ему уехать дальше. С этого момента мы больше не собираемся делать никаких предложений относительно Рональдо — мы просто дадим ему возможность совершенствоваться в игре, а сами изучим его перспективы. Нам придется всего лишь оплатить его откупные, и он будет свободен».

Игры на деньги только начинались…

Два дня спустя, 28 февраля, Рональдо публично заявил: «Единственное, о чем я думаю, — это о том, чтобы остаться здесь и выигрывать матчи; по окончанию сезона у меня будет куча времени, чтобы разобраться со своим контрактом. Я знаю, что есть клубы, которые готовы заплатить мои откупные, но если „Барса“ хочет, чтобы я остался, то я сделаю все от меня зависящее, чтобы исполнить их желание».

Правда во всей этой запутанной ситуации заключалась в том, что агенты Рональдо уже подписали проект соглашения, но в «Барселоне» не подписали контракт к 20 января, конечному сроку подписания документа. Потом они попросили еще одну неделю, чтобы обдумать новое предложение, но к концу февраля Рональдо и его команда уже вышли из терпения. Рональдо пояснял: «Я не понимал, что произошло, — у меня уже почти что в руках был контракт, который оставалось только подписать. Мы упустили его из-за каких-то незначительных мелочей».

Было очень сложно склонить «Барсу» к действию, поэтому отрешенная реакция клуба казалась чрезвычайно недальновидной. Многие члены клуба изумились бы, если бы узнали, какая сделка стояла у Рональдо на первом месте.

Тем временем в Рио Нелио, отец Рональдо, был неоднократно замечен в компании симпатичных блондинок. Он уговорил своего сына вложить деньги в пиццерию в Копакабане, которой собирался управлять. Но отец Рональдо проводил все больше и больше времени, «зависая» в барах и в своей квартире-пентхаусе (которую тоже купил Рональдо). Нелио превратил ее фактически в большую пепельницу, в которой постоянно стоял смрад от табачного дыма.

«Хорошая квартирка, не так ли? Видишь вон того привратника с пушкой? Если я захочу, то без малейшего труда вызову обслугу», — с гордостью заявлял Нелио одному из своих гостей.

Нелио также планировал открыть в Копакабане агентство недвижимости, но фирма, на которую он положил глаз, обанкротилась еще до того, как он мог сделать на нее заявку. И он до сих пор с удовольствием рассказывал приходившим к нему журналистам о том дне, когда его сын получил имя в честь «доктора, который перекрыл Соне трубы после его рождения. Ха, ха. Его звали доктор Рональдо».

1 марта 1997 года, в 17.00, Нелио в возрасте 47 лет вышел из своей роскошной квартиры возле пляжа Копакабана, чтобы купить пива в близлежащем магазине. Когда он выходил из такси на Avenida Nossa Senhora de Copacabana, к нему подошли двое полицейских. Они заявили, что обнаружили у него пакетик с 1, 5 граммами кокаина, и потребовали $100 000 за то, чтобы они закрыли глаза на это преступление.

Что бы ни говорили полицейские в то время, они знали, что он — отец Рональдо, поскольку Соня сожительствовала с бывшим полицейским, который работал на том же участке.

В течение шести часов Нелио возили в полицейском фургоне, чтобы он обдумал предложение, которое ему сделали те двое полицейских. Когда он отказался передать им деньги, его наконец-то отвезли в участок — 12-й полицейский участок в Копакабане — и предъявили обвинение в хранении кокаина.

Нелио немедленно вызвал адвоката, который прибыл в участок и заявил, что его клиент не признает свою вину и по обвинению в хранении наркотиков меньшей тяжести, поскольку желает полностью реабилитировать свое имя.

В тот же вечер, в 23.20, он был отпущен под залог в $110. Он покинул участок со своим адвокатом Неосанеро Ирика и блондинкой, которая, по всей видимости, лгала, утверждая, что находилась на заднем сиденье такси «шевроле» во время внезапного прибытия полицейских.

27
{"b":"14387","o":1}