ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Крупнейший производитель спортивной одежды «Nike» наделяет свою продукцию чертами своего рода духовного превосходства, намекая на то, что для того, чтобы якобы попасть в этот добродетельный и заслуженный мир, достаточно только купить пару кроссовок или спортивный костюм.

Но в мире существует большое количество этих самых пар обуви, и поэтому столько людей готовятся принести себя в жертву новейшему рыночному колдовскому умению таких панмировых компаний, как «Nike». В 1996 году компания «Nike», которая заимствовала это имя у греческой богини победы, была лидером бренда, гордившейся тем, что ей принадлежит 30 процентов мирового рынка по производству спортивной обуви, а оборот с продаж составляет почти $10 миллиардов.

Еще в 1978 году компания, так сказать, впервые научилась ходить, когда появились утверждения о том, что «Nike» доплачивает баскетбольным тренерам в США, чтобы они носили ее обувь, и, конечно, снабжала их дополнительной обувью, которую те должны были отдавать своим игрокам. Несмотря на то что «Nike» не нарушила ни единого правила, того количества общественного внимания, которое она привлекла к себе, было вполне достаточно, чтобы преуменьшить популярность, которой добились ее конкуренты, а именно: «Adidas», «Converse», «Pro-Keds» и «Puma». «Nike» игнорировала отрицательные общественные отклики и сконцентрировалась на том, чтобы скупить всех, кто попадался ей на глаза, крепя отношения с такими звездами мирового спорта, как Майкл Джордан, Михаэль Шумахер, Пит Сампрас и Тайгер Вудз.

К началу 1990-х компания все еще искала новые возможности, несмотря на предполагаемый кризис рынка. И только потом «Nike» решила полностью уйти в футбол.

В компании верили, что чудесная игра может стать ее спасителем. Поэтому сразу после чемпионата мира в США в 1994 году она развернула активную спонсорскую деятельность со всеми командами на клубном и международном уровне наравне с заключением индивидуальных сделок с лучшими игроками мира.

В 1995 году бразильская сборная команда стала самым дорогим приобретением «Nike», с которой компания заключила 10-летний контракт на $40 миллионов и которую она увела прямо из-под носа у ее давнего конкурента «Umbro». Кроме того, компания «Nike» должна была выплатить более чем $5 миллионов в виде компенсации «Umbro». Одним из условий соглашения предусматривалось то, что сборная Бразилии будет играть пять показательно-рекламных матчей в год, которые компания собиралась рекламировать, наряду с обладанием всеми правами на их трансляцию.

Эти пять игр могли играться где угодно в мире. Некоторые люди в футбольном руководстве опасались, что это очень сильно увеличит нагрузку на игроков, которые и без того играли до 60, а иногда и до 70 матчей за игровой сезон. Но все эти опасения игнорировались Рикардо Теикшейрой, президентом бразильской футбольной федерации. Жоао Авеландж, зять Теикшейры, находился в руководстве всемирной руководящей футбольной организации — ФИФА. Легендарный Пеле, недавно назначенный на пост министра спорта, с ошеломлением взирал на все эти действия.

Как в августе 1998 года во время эксклюзивного интервью объяснял один из самых главных бразильских официальных лиц компании «Nike», — Теикшейра — почти что владелец Бразилии. Он всем заправляет. Он очень богат, и никто не перечит ему. Это так и есть. Но Пеле не нравится, то, что он видит».

Через несколько месяцев после сделки с «Nike», между Авеланджем-Теикшейрой и Пеле происходили конфликты по вопросам, касавшимся национальной сборной. У Пеле возникли проблемы, когда он осмелился предположить, что структура бразильского футбола доступна для злоупотребления властью и подтасовки матчей.

Пожалуй, будет важным вернуться в 1960 год, когда прибыльный контракт собственно Пеле с Сантосом включал в себя условие, по которому он должен был играть 65 из каждых 90 минут, нечто подобное, что, по слухам, Рональдо тоже оговорил с «Nike».

Война, которую вел Пеле, особенно с Авеланджем, переросла в междоусобную грызню, которая закончилась тем, что Авеландж отстранил Пеле от жеребьевки чемпионата мира 1994 года.

Через два года после чемпионата мира 1994 «Nike» подписал с командами из Италии, Голландии и США («Nike» выделил американскому футболу $120 миллионов в качестве «подарка» для продвижения этой игры в Северной Америке) и олимпийскими чемпионами Нигерией и Южной Кореей контракт о нанесении своего торгового знака — «галочки» — на их униформу. Компания также лично спонсировала, по крайней мере, 40 игроков, включая Рональдо, Роберто Карлоса, Леонардо и итальянца Виери.

В Бразилии между 1995 и 1997 годами объемы продаж товаров «Nike» поднялись в 20 раз, что, казалось, определенно свидетельствовало в пользу того, что стоило продолжать вести агрессивную маркетинговую политику компании.

Империя «Nike» в Бразилии развилась практически с пустого места в начале 1990-х до внушительной коммерческой силы в 1996 году. В Бразилии открыто признавали, что высшее руководство компании в Рио регулярно контактировало с Питта и Мартинсом. Они помогли агентам компании выиграть сделку по спонсированию «ПСВ» и были компетентны за сделки со всеми клубами, с которыми был связан Рональдо.

В 1997 году «Nike» построил новую штаб-квартиру в Рио. Конференц-залы были названы «1958», «1962», «1970» и «1994» в честь тех лет, когда Бразилия выигрывала Кубок мира. Один из конференц-залов был безымянным. Его планировали назвать «1998».

Рональдо не мог больше ждать: «Если Бразилия победит на чемпионате мира и я забью больше 13 голов, то они могут потом назвать зал в мою честь».

Весной 1997 Мартинс сделал комментарий, который говорил о будущем Рональдо гораздо больше, чем все остальное. Он рассказал итальянской Gazzetta dello Sport, что Рональдо, наверное, наконец-то будет полностью приобретен компанией «Nike».

Это было высказыванием, которое ударной волной прокатилось по европейскому футболу, поскольку, когда игрок становится собственностью корпораций, то традиционное влияние на него со стороны менеджеров, тренеров и председателей клубов может быть поставлено под серьезную угрозу.

Мартинс знал, о чем говорил. Он и его партнер уже подсчитали, что Рональдо нужно совершить, по крайней мере, еще два высокооплачиваемых межклубных перехода в Европе до того момента, как сбудется грозное предсказание. Оба агента сузили поле поиска до двух клубов: «Пари сен Жермен» и «Интер Милан». «Интер» уже начал распродавать некоторых из своих талантливых игроков, и для агентов Рональдо стало ясно, что клуб готовится сделать весомое предложение, раз уж он приводит в порядок свои финансы. И конечно, он уже установил близкие отношения с Рональдо и двумя его агентами.

Фактически в духе защиты интересов nosso garoto («наш мальчик»), как они его называли, агенты Рональдо запустили слухи, что они уже получили гарантии о сделке Рональдо с «Интер Милан» еще в декабре 1996 года. Даже ходили разговоры о том, что прошлым летом, еще до того, как их клиент подписал контракт с «Барселоной», они провели первые переговоры о сделке с представителями «Интера».

Тем временем в «Барселоне» Рональдо все еще был настолько востребован, что владелец одного из ресторанов заплатил ему Ј100 000 только за то, чтобы он пришел к нему в помещение. Ему даже не пришлось там есть — просто побыть на виду в течение нескольких минут. Несмотря на неопределенность о его переходе, испанские газеты хотели извлечь из Рональдо столько информации, сколько они могли, — что он ест, как одевается, где бывает, что говорит, и они печатали снимок за снимком его последнего чудесного гола, описывая как он его забил и чем он был вдохновлен на это.

Рональдо утверждал, что он всегда мечтал о такой жизни, поэтому он вряд ли мог жаловаться, поскольку его мечта сбылась. Он выигрывал начиная с 14 лет и научился преодолевать жизненные препятствия. Слава была одним из таких раздражителей.

Но в дальнейшем стало очевидным, что Рональдо был несчастлив: во время тяжелой победы «Барсы» над «Реал Мадрид» на стадионе «Camp Nou» со счетом 1:0. Это была бессистемная игра, выигранная только за счет случайного гола, после того, как голкипер парировал пенальти, пробитое навесом, и у «Маленького Будды» не было иного выбора, кроме как переправить мяч с отскока в тыл — к Фигу, который и пробил его в упор.

30
{"b":"14387","o":1}