ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

После игры Загало признал, что лучше бы он не оправлял Рональдо на игру, но, когда его спросили, почему он так думает, тренер пришел в такую ярость, что чуть не отменил пресс-конференцию: «Он играл, потому что так надо было. Я пытался поддерживать наш разговор на должном уровне, но вы преднамеренно говорите низкие вещи», — отрезал он представителям мировой прессы.

Было очевидно, что помощник тренера Зико был полностью не согласен с Загало относительно того, что Рональдо играл:

«Всегда является ошибкой выпускать на поле кого-либо, кто годен для этого не на все 100 процентов. Это верно даже в том случае, если этот кто-то является лучшим в мире игроком. Рональдо был таким сонным и действительно шатался на ногах. Он был совершенно не готов к игре. Медицинская часть команды должна была сказать „нет“. Если бы они сказали „Не выпускай его на поле“, то Загало не выпустил бы его. Но врачи и не намеревались говорить „нет“».

Помощник врача команды Жуакин Да Мата знал, что Зико был несправедлив: «Это очень большая ответственность. Вы себе представить не можете: Это было самым трудным в моей жизни решением. Ему предшествовали семь часов драматических событий, семь часов сомнений. Я не пожелал бы такого даже своему злейшему врагу. Решения принимали я и Лидио Толедо, и оно было подкреплено мнением трех французских врачей, проводивших обследование в клинике».

Один из этих врачей, доктор Филипп Криф, сделал хорошее замечание: «По моему мнению, против Франции плохо играл не один Рональдо, а вся бразильская команда. Именно потому, что все игроки играли плохо, и возник вопрос о состоянии Рональдо. Этот вопрос никогда бы не поднимали, если бы Бразилия выиграла Кубок мира».

После игры члены бразильской сборной вернулись в свою гостиницу деморализованные и подавленные своим поражением. Многие из игроков желали улететь домой настолько срочно, насколько это возможно. Праздничные мероприятия по случаю победы команды Франции сделали ситуацию еще хуже. По дороге в отель казалось, что каждый житель Парижа вышел на улицу, чтобы отметить историческую победу отечественной команды.

Роберто Карлос и ряд других игроков были убеждены в том, что частично проблемы Рональдо были вызваны его психологическим состоянием до финальной игры. Роберто Карлос даже верил в то, что если бы Рональдо проявлял больше интереса к сверхъестественной природе явлений, то, возможно, у него не было бы такого матча-катастрофы. Двое мужчин просидели допоздна, разговаривая о том, что произошло на «Стад де Франс». Но чем больше они об этом говорили, тем больше это угнетало обоих.

Рональдо хотел убедить всех, что проигрыш Бразилии не был его виной. Роберто Карлос полностью разделял его точку зрения, но не мог не поделиться своими впечатлениями о том, что часть вины, безусловно, лежит на Рональдо. Рональдо решил, что во многих отношениях он и Роберто Карлос были настроены на разные радиоволны.

Около трех часов ночи Рональдо настолько сильно надоело разговаривать со своим соседом по комнате, что он позвонил своей матери и Сузанне и умолял их приехать в отель и забрать его. Для него все еще действовал «комендантский час», но он больше не хотел ничего об этом знать.

Наконец, к большому облегчению Рональдо, где-то в районе 5 утра подъехала Сузанна в арендованном ею лимузине. Он даже не побеспокоился взять с собой сумку.

Тем временем Роберто Карлос и, по крайней мере, четверо других членов бразильской команды, которые все еще не могли заснуть, сели и проговорили до раннего утра. Наконец, прямо перед рассветом, в отеле появились пять девушек, которых они вызвонили по телефону ранее.

Команда бразильского телевидения, после освещения торжеств французов ожидавшая в холле гостиницы, засняла горы пленки о прибывших девушках. Но было решено, что никто из них не будет компрометировать игроков, замешанных в эту историю, поскольку, как объяснил один из бразильских журналистов: «Все мы жалели нашу команду. Не было причин еще сильнее усложнять ситуацию. Все знали о том, что произошло, за исключением прессы».

Собрав воедино разрозненные заявления и интервью, которые давали все важные персонажи за все предшествовавшие матчу недели, общественности представили историю, основанную на странной цепочке событий, которая заставила многих поверить в то, что поражение Бразилии было неизбежным.

Игроки и руководство, несомненно, договорились рассказывать миру одну и ту же историю о крупнейшем крахе в истории чемпионатов мира. Как заявили после игры ожидавшим журналистам Бебето и Роберто Карлос, «Однажды вы узнаете, что же действительно произошло».

Многие игроки были глубоко расстроены тем, что им нельзя было рассказывать средствам массовой информации всю правду, поскольку президент ФФБ Рикардо Теикшейра дал им однозначно понять, что если они проговорятся, то никогда больше не будут играть за сборную Бразилии. Теикшейра был человеком слова, и Эдмундо испытал это на себе месяц спустя.

Даже традиционно немногословный Роберто Карлос должен был говорить только о припадке: «В тот момент мои мысли были где-то далеко от меня. Больше всего я беспокоился за здоровье моего друга. Сегодня я могу сказать, что мы проиграли чемпионат мира в то воскресенье уже в 2 часа дня, потому что с этого момента мысли о том, чтобы выиграть пенту[5] уже не жили в наших головах».

До этого времени ни Рональдо, ни доктор Толедо так и не признались Загало, что «звездный» нападающий принял ту самую «голубую таблетку» —

Транквилизатор — прямо перед выходом на «Стад де Франс».

Если бы тренер об этом знал, то не позволил бы Рональдо выйти на поле.

Из-за того что Рональдо в самый последний момент включили в основной состав, в команде произошел глубокий раскол между остальными игроками команды, несмотря на все их последние заявления об обратном. На это повлияло и присутствие в раздевалке команды до матча Рикардо Теикшейры.

Его присутствие настолько сильно смущало игроков, что многие из них позднее сетовали на то, что из-за этого они отказались выйти перед матчем размяться на поле. Загало, отказываясь от разминки команды, знал, что это даст дополнительное преимущество Франции, но у него не было выбора.

Компания «Nike» категорически отвергала утверждения о том, что в ходе финальной игры имела место стычка Рикардо Теикшейры с одним из руководящих представителей этой компании. Но в компании не отрицали, что ее представители присутствовали в тот вечер на игре так же, как они присутствовали и на всех играх этого чемпионата.

Решение Рональдо принять транквилизатор прямо перед игрой вызвало резкую критику со стороны многих экспертов. «Эта таблетка снизила его реакцию и нарушила координацию движений», — заявил Хелио Вентуро, специалист по спортивной медицине.

Кроме этого, бразильский защитник Госалвез дал один из самых исчерпывающих отчетов о том, что же действительно произошло в отеле непосредственно перед финалом.

«Особенно мне запомнилась ужасная картина, которую я увидел около 2.00 дня, — заявил он одному из своих товарищей. — Изо рта Рональдо шла пена, он бился в припадке, очень тяжело дышал и стал очень бледным. Через какое-то время он посинел. Это длилось около двух минут. Затем, приблизительно через пять минут, он снова стал дышать ровно».

В то время не шло и речи о том, что Рональдо не пройдет допинг-контроль, поскольку для лечения своей травмы он принимал смесь из лигнокаина и кортизона. Майкл Веррокен, глава Антидопингового отдела при Спортивном совете Великобритании, заявил: «Прием этих лекарств допустим в умеренных дозах, но предполагается, что об этом должны знать официальные лица состязания. Естественно, у нас были подобные случаи, например, во время чемпионата Европы-96».

Но если Рональдо принимал противовоспалительные средства в дозах больше предписанного уровня, хотя об этом нет никаких свидетельств, то, совмещая их транквилизатором, он обязательно не прошел бы допинг-контроль».

вернуться

5

Пятый титул чемпионов

59
{"b":"14387","o":1}