ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Простите, мэм, — встрял Поль, — кажется, вы пытаетесь нас отговорить.

— Никому не возбраняется отказаться от программы, — откликнулся Элиас, — без какого-либо ущерба для карьеры и послужного списка, мистер да Куна, вплоть до момента запуска двигателей.

— Неужели кто-то отваливал на старте?

— Угу. Офигительно дешевле, если такое случится тут, чем в экспедиции, на расстоянии мегакило отсюда. Уж если вы отправились в полет, то быстро вернуть вас практически невозможно; если что-нибудь стрясется — то ли с персоналом, то ли с оборудованием, — выкручиваться придется самостоятельно. Забавно, мисс Ши? — резкий тон превратил вопрос в обвинение.

— У нас уже есть корабли, способные долететь до Альфы Центавра за пару недель…

— …но на собственных задворках мы в полнейшей заднице. — Элиас кивнул в знак согласия. — Совершенно верно. На наших дорогах только два типа автомобилей: «феррари» и «фольксвагены». Потому-то так важна для нас миссия «Странника». Вы создаете и шоссе, и светофоры, чтобы беспрепятственно разъезжать и тем и другим.

— В конце прошлого века, — подхватила Кэнфилд, — считали, что пройдет не менее столетия, прежде чем мы покинем пределы Солнечной системы, да и то на субсветовых звездолетах вроде Буссаровского газового ковша. Никто не предвидел, что Жан-Клод Бомэ наткнется на практичный, эффективный способ летать быстрее света, а Мэнни Кобри сконструирует эту чертову штуковину. И вот, полюбуйтесь, всего три поколения сменилось после того, как Нил Армстронг впервые ступил на поверхность Моря Спокойствия, а мы уже исследуем окрестные звезды. Можно сказать, мы за одну ночь совершили качественный скачок в способах перемещаться по космическим далям.

К несчастью, у нас практически не развита техническая инфраструктура, чтобы обеспечить этот новый чудесный потенциал. Мы наносим на карту просторы Галактики, хотя белых пятен еще хватает в нашей родной Системе. Мы познали слишком быстро и… не без утрат… — генерал слегка замялась, вспомнив то ли о собственной трагедии, то ли о ком-то из знакомых, — …что путешествия в Дальнем космосе — детская забава по сравнению с полетом от Земли до Марса или до Внешних планет. Здесь весьма уместна такая аналогия: возьмем современный сверхзвуковой авиалайнер с водородным двигателем и забросим его на сотню лет назад. В 1960 году самые быстрые коммерческие лайнеры летали со скоростью пятьсот узлов на десяти тысячах метров, беря на борт около сотни пассажиров. Но большинство самолетов не достигали даже этих показателей. А теперь введите туда «боинг» три семерки, летающий со скоростью в четыре маха[1], то есть почти две тысячи узлов, на пятидесяти тысячах метров с шестью сотнями пассажиров. Как с этим справилась бы контрольно-диспетчерская служба? В те дни гражданские радары не дотягивали до этого уровня, и если бы сверхзвуковик летел на полном газу, диспетчер и глазом моргнуть не успел, как его бы и след простыл. И как же аэропорт должен справляться с управлением полетами? Полнейший хаос.

— И эти фантазии стали для нас явью, — снова вступил Элиас. — Корабли Бомэ настолько хороши, что им это во вред. Хорошо бы пустить их в дело, но у нас подрезаны крылья, потому что мы не можем с такой же легкостью путешествовать в пределах собственной Системы. Откровенно говоря, любой системы, пока та полностью не внесена в лоции. Ваши маяки и рапорты о встреченных астральных телах дополнят уже собранные данные и дадут нам возможность разработать приемлемую и столь необходимую лоцию.

— Дэвид, — перебила его Кэнфилд, — пришли остальные гости…

Ближайшие пару минут все обменивались приветствиями, рассаживались, заказывали напитки и блюда. Напротив Николь села невысокая женщина с майорскими погонами на плечах. Оливковую кожу оттеняли волосы цвета воронова крыла. Окинув мимолетным взглядом Поля, она воззрилась на Николь. Звезда на ее «крылышках» означала, что она — старший пилот.

— Катарина Гарсиа, командор вашей экспедиции, — представила ее генерал. Майор едва заметно кивнула. — Она отвечает за стратегические аспекты экспедиции и в повседневную деятельность на судне вмешиваться не будет, если не сочтет это жизненно необходимым. Вы же, Николь, командир корабля со всеми вытекающими последствиями.

«Несмотря на то, что я провалилась, — терзалась Николь. — Мало того, что мне дают назначение, так еще чуть ли не лучшее! Только на сей раз не на симуляторе, а в действительности!»

Погрузившись в эти мрачные раздумья, она вполуха слушала, как Кэнфилд говорила, что Полю придется сидеть на двух стульях — в качестве штурмана и офицера электронных систем. Он будет присматривать за оборудованием и установкой маяков. В экспедиции участвуют трое специалистов: двое мужчин и женщина. Рядом с Николь села японка, ее ровесница, высокая сногсшибательная красавица.

— Не надо так таращиться, — негромко, с улыбкой проронила она, и Николь смущенно схватилась за бокал с вином, пробормотав:

— Иисусе! — И резко выпрямилась с увлажнившимися глазами, когда огненный смерч пронесся по пищеводу. Медленно выдохнув, она взяла предложенную соседкой булочку, с ужасом гадая, как такое количество алкоголя скажется на ее истощенном организме; не хватало еще для полной радости опростоволоситься перед генералом. И вдруг, содрогнувшись, осознала, что по-прежнему сидит с разинутым ртом и округлившимися глазами.

— Извините. — Она взяла себя в руки, боясь поглядеть по сторонам.

— Ничего, я привыкла. — Подавшись вперед, японка полушутя продолжала заговорщицким тоном: — По-моему, все обошлось, старлей. Если и была какая-то faux pas[2], то строго между нами.

— Просто я ни разу не встречала голубоглазых японок.

— Это мой дед виноват. — У нее и улыбка великолепна; похоже, эта женщина любит посмеяться. Николь позавидовала ее непринужденности и умению легко сходиться с новыми людьми. — Ваш горец, швед из Миннесоты, умыкнул мою бабулю, как цунами, пойдя по стопам ее родного деда, обаявшего голубоглазую блондинку из посольства. Уж такова моя японская семейка — сплошь бросающие вызов обществу иконоборцы, полиглоты без роду-племени. А если вы считаете, будто я диковинка, то вам бы повидать мою тетушку Бриджит.

— Так вы американка?

— Не-а. Просто свободно говорю по-английски и имею уйму родственников, раскиданных по всему континенту от Великих озер до Скалистых гор.

— А я с Восточного побережья, из Массачусетса.

— В самом деле? Я провела лето в Массачусетсском технологическом, в докторантуре.

Сравнив даты, Николь обнаружила, что для нее это было традиционное «зверское» лето — тяжкая прелюдия первокурсников Академии ВВС. Некоторое время они предавались воспоминаниям о пиццериях, которые обе знали и любили посещать, когда Николь вдруг воскликнула, тряхнув головой:

— Какая же я идиотка!

— В каком смысле?

— Мы так долго болтаем, а я даже не знаю вашего имени!

— А я все ждала, когда вы спросите. Залившись краской, Николь ощутила, что мир незаметно, но подозрительно покачивается.

— И где эта долбаная пища? — пробормотала она смущенно, затем повернулась к новой подружке. — Я пропустила все мимо ушей, когда генерал Кэнфилд представляла пришедших. Задумалась об экспедиции.

— Это большая ответственность.

— Особенно для того, кто еще утром считал себя отчисленным.

— Отличный способ вселить уверенность в своих пассажиров!

— Боже, я пьяна!

— Ничуть. Но вы так подставляетесь, что я не в силах сопротивляться искушению поддеть вас. Меня зовут Ханако Мураи. Для друзей просто Хана. И давайте перейдем на «ты»!

— А я Николь Ши, но ты, наверно, уже знаешь.

— Что касается Ши, конечно — твоя фамилия написана на карточке. — Хана постучала пальцем по пластиковой карточке, приколотой к кителю Николь. Услышав огорченный стон подруги, Хана улыбнулась еще шире и не удержалась от смеха. — Ничего не могу поделать, Ши, ты слишком легкая мишень!

вернуться

1

Отношение скорости движущегося объекта к скорости звука в данной среде. Названо в честь австрийского физика Эрнста Маха.

вернуться

2

Оплошность (фр.).

6
{"b":"14388","o":1}