ЛитМир - Электронная Библиотека

– Согласен, – сказал Виктор, подумав, – это невозможно.

– Не говоря уж о том, что три часа спустя на лице не оказалось следов лучевого поражения. А маска, голограмма и прочие психотронные штучки твой комп практически исключил.

– Что-нибудь из новинок…

– У бытовиков?

– Да, согласен, так не бывает. Но иного решения я не вижу. Могли Подольского убить в другом месте, а потом перенести тело?

– Нет, – буркнул Аркадий.

– Могли быть окна распахнуты в момент удара?

– Нет, – отрезал Аркадий. – Комендант передал мне телеметрию, можешь посмотреть сам.

– Верю на слово. Значит, что-то из новинок. Что-то, не оставляющее теплового следа в стекле и поражающее кожные покровы таким образом, что некоторое время спустя кожа восстанавливается…

– На трупе? Эксперт скажет точно, но, по моим оценкам, Подольский умер в середине ночи – часа в два, скорее всего. Он полночи там пролежал – с изуродованным лицом!

Аркадий сорвался на крик, его раздражало упрямство Виктора. Это дело им не по силам. Нужно все бросить и мчаться домой, потому что Подольский мертв, а Алена жива, и, если он сейчас не будет с ней, то все между ними кончено, пусть этот подонок Влад был ее любовником, но теперь его уже нет, и это нужно пережить – им обоим.

– Аркадий, – строго сказал Виктор. – Ты на работе, уймись.

– Прости, – пробормотал Аркадий. – Я просто подумал…

– А ей сейчас полезнее побыть одной… Хорошо, – оборвал он себя, – мы не смогли ответить на вопрос о том, как это сделано. Подойдем с другого конца: кто и зачем? Что у тебя в этом направлении?

– Мало, – сказал Аркадий. – Только информация из регистрационного компьютера «Рябины».

– Хочешь, чтобы я смотрел сам?

– Нет… Подольский Генрих Натанович, год рождения 2034. Родился в Киеве. В 2045 году родители переехали в Россию и поселились в гостевой зоне Москвы, поселок Тула-3.

– Это, как я понял, после тех киевских разборок? – вставил Виктор, демонстрируя осведомленность.

– Видимо, – пожал плечами Аркадий. Информации в деле не было, а давать волю фантазии на этапе ознакомления с биографией жертвы он не хотел. – Дальше. Генрих учился в государственной школе. Аттестат получил в пятьдесят втором. Армейский срок мотал на Курилах, участвовал в боевых действиях пятьдесят третьего в Северной Японии, на Хонсю и Хоккайдо. Наград не имеет. Ранений тоже. (Видимо, отсиживался в штабе, – подумал Аркадий, но не стал произносить вслух.) В пятьдесят шестом демобилизовался, вернулся в Москву, поступил в Университет технических экспериментов, закончил в шестьдесят втором. Родители тем временем умерли…

Виктор ничего не сказал, но вопросительно поднял брови, и Аркадий поспешил добавить:

– Да, ты правильно догадался, эпидемия СПИД-б в пятьдесят девятом… Генрих был выселен из поселка Тула-3, поскольку помещение было ведомственным, а собственную жилплощадь Подольские не купили. Несколько месяцев он жил у знакомых, а потом ему дали комнату в «Рябине», поскольку жалование, которое он получал в фирме «КИМЕКС Иона лимитед», было недостаточным для приобретения чего-либо на свободном рынке. Да, я вижу, что ты хочешь сказать: никто не живет на одну зарплату в научно-техническом секторе. Однако данных о дополнительных заработках Подольского нет. Возможно, скрывал от налоговой инспекции. В таком случае, Генрих Натанович действовал очень ловко, потому что ни разу не попался. А поскольку не попался, то и не декларировал ни копейки. И потому квартиру мог купить только на те деньги, что зарабатывал в КИМЕКСе, а их… Ну понятно.

Аркадий перешел на следующую страницу в дневнике, куда списал с компьютера «Рябины» биографический файл, и продолжил перечисление:

– Не женат и не был женат. Женщин в «Рябину» не приводил ни разу. Публичные дома не посещал – во всяком случае, дома с официальной регистрацией клиентов.

– Импотент, что ли? – не выдержал Виктор.

– Откуда мне знать?.. Фирма КИМЕКС занимается разработкой новой технологии в области информационных пространств. Небольшая компания, сорок три сотрудника, заказы поступают преимущественно от полувоенных организаций типа «Братьев-лицеистов».

– КИМЕКС… – начал Виктор.

– Да, – сказал Аркадий, – я тоже обратил внимание. КИМЕКС – это не химия, а всего лишь аббревиатура типа «контрольно-измерительные мини-электронные» и что-то там еще… А Иона – фамилия хозяина. Я прошелся по связям, насколько они фиксированы в данных «Рябины» и бюро МВД по регистрации граждан. Ничего предосудительного. То есть, ничего такого, что могло бы перевести убийство в категорию заказных, подпадающих под компетенцию МУРа. Нет, Виктор, этот висяк – наш и денег нам больших не видать. Обычная страховая сумма, хватит, чтобы ты заплатил мне зарплату за следующий месяц.

– Значит, до конца месяца ты должен этот висяк опустить, – резонно заметил Виктор.

– Сегодня семнадцатое число, – сухо констатировал Аркадий.

– Впереди почти две недели, – сказал Хрусталев. – Оставь остальные дела, я тебе выплачу по ним проценты.

Этот вариант Аркадия устраивал. Ему не улыбалось работать по Подольскому, зная, что еще три дела ждут расчистки.

– Хорошо, – сказал Аркадий. – Но учти – может так получиться, что мы превысим сумму страховки. Полное патологоанатомическое исследование, к примеру…

– Которое ты все равно уже заказал, – пробурчал Виктор. – Выясни, какой суммой мы располагаем, и действуй, не превышая ни на копейку.

– Лови зверя в лесу, сидя в клетке на поляне…

– Ни на копейку, – повторил Виктор. – Или найди богатого клиента, у которого убили любимую маму.

– Будешь слушать дальше? – с досадой сказал Аркадий.

– Я слушаю. Давай по кругу знакомств.

– В разработке семь человек, с которыми Подольский общался на работе и вне ее. Это сведения из компьютера КИМЕКСа, выданы службой информации фирмы. Номер первый – Сергей Сергеевич Пастухов, руководитель отдела технологий метаинформационных структур. Подольский общался с ним на предмет… ну, в общем, они по пятницам играли в шрайк. Не вдвоем, конечно, а в компании с Чингизом Панах-оглы Азизовым, представителем азербайджанской фирмы, имевшей с КИМЕКСом долгосрочный контракт… Номер третий в круге общения Генриха Натановича – Подольский Лев Николаевич, далеко не граф, это дальний родственник убитого, точнее – троюродный брат по отцовской линии. Врач-эпидемиолог. Именно этот Лев Николаевич первым заподозрил в свое время, что родители Генриха подхватили заразу, и потому ему удалось отсрочить конец – месяца на три, кажется. Если бы не Лев… Ну, ты знаешь, СПИД-б был быстротечным, как отравление стрихнином.

– Они ладили? – спросил Хрусталев.

– Вполне. Если ты имеешь в виду мотив со стороны Льва Подольского, то – никакого. Дальше номер четвертый: Хельмут Хойзингер, инженер из Германии. В Москве живет третий год. Время от вмени Хельмут приглашал Генриха в ресторан или на стрип-шоу, ужин при свечах, танцы…

– А, – понимающе кивнул Виктор. – Потому наш клиент и не женился.

– В том-то и дело, что нет, – хмыкнул Аркадий. – Относительно Хельмута никаких сомнений, он голубой. Но Генриха совращать не пытался, а если пытался, то получил полный афронт… Короче, голубые тусовки Генрих посещал то ли из любопытства, то ли просто за компанию с приятелем. Смотрел со стороны.

– Ты пробовал смотреть на голубые тусовки со стороны? – ехидно спросил Виктор.

– Пробовал, – отрезал Аркадий. – Три года назад, дело Андреева. И ничего, как видишь, живой и физически целый… Как бы то ни было, в разработку Хойзингера включать не имеет смысла, мотивов – нуль, как, между прочим, и у этого азербайджанца. Номер пятый: Пинхас Рувимович Чухновский, раввин хоральной синагоги Замоскворецкого района.

– Он что, верующим был, этот Генрих? – удивился Виктор.

– Нет. Чухновский дважды бывал в «Рябине», и в компьютере хостеля сохранились записи бесед – так всегда делают в отделе безопасности. Рассуждения о смысле бытия, об иудаизме… В общем, чепуха. Мотивов для убийства и здесь – нуль.

7
{"b":"1439","o":1}