ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вестготы жили по собственным законам, существенно отличавшимся от римского права провинциального населения. Предположительно, уже Теодерих I издал законы, некоторые из которых, вероятно, перешли в свод Евриха. Этот свод невозможно отделить от законов его сына Теодериха II, (A. d'Ors, La territorialidad del derecho de los Visigodos, Estudios Visigoticos I, Rom-Madrid 1956, S. 110f. Ср. также Zeumer, S. 439). которые, должно быть, представляли собой достаточно объемное собрание, так как Сидоний Аполлинарий сопоставляет их с Кодексом Феодосия (Codex Theodosianus) (Apollinaris Sidonius, ep. 2, 1, 3: …leges Theodosianas calcans Theodoricianasque proponens. Ср. F. Beyerle, Zur Fruehgeschichte der westgotischen Gesetzgebung, ZRG germ. 67, 1950. Выдвинутые там предположения относительно реконструкции древнейших вестготских законов носят гипотетический характер). Г. Висмара пытался доказать, что приписываемый Теодериху Великому Эдикт Теодориха (Edictum Theodorici) в действительности был составлен в канцелярии Теодериха II (G. Vismara, El «Edictum Theodorici», Estudios Visigoticos 1, S. 49-89). Этот вопрос нуждается в дополнительном исследовании. До нас дошли лишь фрагменты Кодекса Евриха (Codex Euricianus). Приблизительно одна шестая его содержания известна нам по Парижскому Палимпсесту, еще одну шестую можно извлечь из свода законов Леовигильда (Stroheker, Eurich, S. 94). Особое внимание привлекают широкомасштабные заимствования из римского права в этом сборнике, который должен был применяться в процессах между готами и между готами и римлянами (Мы не можем присоединиться к мнению, что вестготское право сначала действовало только на ограниченной территории, как предполагается в: A. Garcia Gallo, Nacionalidad y territorialidad de derecho en la epoca visigoda, Anuario de historia del derecho espanol 13, 1941, S. 168—264.

То же мнение высказывается и в статье: A. d'Ors, La territorialidad del derecho de los Visigodos, Estudios Visigoticos I, Rom-Madrid 1956, S. 110). Содержание этого произведения и латинский язык, на котором оно было написано, показывают, какой степени романизации достигли вестготы на момент обнародования кодекса – то есть, скорее всего, к 475 г. Впрочем, вопрос о соотношении римского и германского права в Кодексе Евриха прояснен еще не до конца; при его составлении за основу было взято западноримское обычное право, до сих пор недостаточно хорошо изученное (Wieacker, S. 77). Зачастую невозможно однозначно определить, происходит то или иное уложение Кодекса Евриха из римского или германского права. Из сферы римского права были заимствованы такие важные установления, как завещание, ссуда под проценты и использование документации (Zeumer, S. 469). Наряду с «официальным» правом, кодифицированном в вестготских сводах, продолжало существовать и древнее германское обычное право, оказавшееся чрезвычайно жизнеспособным и перешедшее после развала вестготского государства в кастильское право (Th. Melicher, Der Kampf zwischen Gesetzes– und Gewohnheitsrecht im Westgotenreich, Wien 1930. E. Wohlhaupter, Das germanische Element im altspanischen Recht und die Rezeption des roemischen Rechtes, ZRG rom. 66, 1948, S. 135—264. Следует отклонить за ее полную бездоказательность выдвинутую д'Орсом теорию (A. d'Ors, La territorialidad del derecho de los Visigodos, Estudios Visigoticos I, Rom-Madrid 1956, S. 110)., согласно которой правовые установления, рассматривавшиеся прежде как германские, на самом деле являются отголосками, упрощениями и остатками в остальном не дошедшего нас иберийского права). Кодификация вестготского права и заимствования из римского права, находившегося на более высокой ступени развития, стали результатом тесных контактов с окружающим миром, устроенном совсем по-иному, чем вестготское общество. В них нашла свое выражение стремительная ассимиляция вестготов к их римскому окружению. Так как в составлении Кодекса Евриха, скорее всего, принимали участие римские юристы, обеспечившие сильное влияние римского законодательства, применение нового свода законов влекло за собой все большую романизацию племени (Zeumer, S. 468). Законодательство Евриха и его предшественников примечательно еще и тем, что оно является первым примером кодификации законов среди германских племен. Вестготское право, подвергшись многочисленным переработкам, непрерывно развивалось и совершенствовалось вплоть до начала VIII века; юридические источники позволяют нам составить достаточно полное представление о социальной эволюции вестготского государства. Среди вестготов существовали опеределенные социальные различия. Кодекс Евриха сообщает, что некоторые готы наделяли своих дружинников (buccellarii) землей (CE 310). Если такой дружинник переходил на службу к другому господину, он был обязан вернуть все, что он получил от прежнего хозяина, то есть оружие и землю. Следовательно, дружинники не получали землю в неотчуждаемую собственность при разделе новоприобретенных территорий, а пользовались частью земельных владений своего господина. По всей видимости, в данном случае мы имеем дело с достаточно древним обычаем. Это подтверждается тем, что Кодекс Евриха предусматривает наследственность вассальных отношений. Наряду с буццеллариями мы располагаем сведениями о других дружинниках, так называемых сайонах (saiones), которые получали от своего господина только оружие (CE 311). Вероятно, они жили в доме своего начальника, получая от него все необходимое для жизни. Нам кажется неуместным рассматривать буццеллариат как римский, а сайонат как готский институт (Так, например, в: A. d'Ors, La territorialidad del derecho de los Visigodos, Estudios Visigoticos I, Rom-Madrid 1956, S. 243). Буццелларии, которые часто упоминаются в позднеантичных источниках, были дружинниками, как правило, германского происхождения (Seeck VI, S. 101). Их название происходит от слова buccella, «хлебец», так как они снабжались лучшим питанием, чем солдаты, состоявшие на императорской службе, которым приходилось довольствоваться грубым солдатским хлебом. Позднеантичные буццелларии отличаются от упомянутых в Кодексе Евриха тем, что они не получали земельных наделов; в этом пункте их положение соответствовало статусу вестготских сайонов. Сайонов можно сравнить с дружинниками германских князей, о которых рассказывает Тацит, которые жили в доме своего вождя, получая от него оружие и питание (Тацит, 13, 2-3). Вестготы были освобождены от уплаты налогов. Взамен они должны были нести военную службу. В своих основных чертах вестготская военная организация, должно быть, не претерпела серьезных изменений с V по VII века. Наименьшую войсковую единицу составляла десятка (decania), во главе которой стоял декан. Следующей по величине единицей была сотня (centena), подчинявшаяся центенарию. По-видимому, отряд в пять сотен человек не играл значимой роли в армии; нам известно лишь название начальника такого отряда, квингентенарий (LV 9, 12, 1-2). Самой крупной единицей войска была тысяча во главе с милленарием. Некоторыми он отождествляется с часто упоминаемым в юридических текстах тиупадом (thiuphadus) (Например, Historia de Espana, S. 238). Однако против этого сопоставления говорит этимология последнего слова, которое можно перевести как «предводитель рабов» (Gamillschegg, Romania Germanica I, S. 357). По всей видимости, речь идет о вторичном образовании, которое Э. Гамиллшег датирует VII веком и объясняет тем, что слово, обозначавшее в готском «тысячу», просто исчезло из языка; кроме того, к тому времени на военную службу широко привлекалось несвободное население (Исчезновение слова «тысяча» ко времени возникновения термина «тиупад» кажется очень маловероятным. Готское выражение, соответствовавшее слову «милленарий», могло бы сохраняться в качестве военного термина и после того, как готский язык вышел из употребления. Но так как, напротив, название «тиупад» возникло еще в то время, когда готский язык еще был разговорным, следовало бы отличать тиупада от милленария). Ввиду этих обстоятельств следует предположить изменение функций тысячника. Возможно, сначала функции тиупада и милленария различались; в одном законе Реккесвинта они упомянуты рядом (LV 2, 1, 27). Может быть, в конечном итоге тиупад заменил милленария, так как в поздних юридических текстах мы встречаем только первое имя. Тысячники, пятисотники и сотники были облечены какими-то судебными полномочиями низшего уровня (LV 2, 1, 27), которые, впрочем, с трудом поддаются четкому определению. Пятисотники и сотники, скорее всего, выполняли только полицейские задачи. Тиупад и позднее встречается в роли судьи наряду с графом или под его началом (LV 4, 5, 6 и 9, 1, 21). Вероятно, в начальный период расселения вестготов в Галлии военные вожди были одновременно и судьями. В ходе все более тесного сближения готов и римлян, которое в конечном итоге привело к образованию единого правового пространства, судьи, в ведении которых находились дела римского населения, по-видимому, распространили свою юрисдикцию и на готов, коль скоро само право романизировалось все больше и больше. Тысячник передал свои судейские функции графу, подчиненным которого он стал и в военной сфере. Если по Кодексу Евриха 322 милленарий наряду с графом (comes civitatis) должен был принять меры в случаях, когда вдова неправильно расходует переданную ей в пользование долю имущества мужа, то соответствующий закон кодификации Леовигильда уже не содержит никаких упоминаний о милленарии (Zeumer, S. 436). В конечном итоге готские полководцы удержали только военную власть. Тысячники никогда не выступали в качестве самостоятельных военачальников. Если король не мог сам вести войско, он назначал герцогов (duces). На этой должности мы встречаем как готов, так и римлян. В мирное время герцоги также участвовали в управлении страной и, наверное, в отправлении правосудия, хотя границы их полномочий еще не вполне выяснены. Неизвестна и величина округов, вверенных их руководству. Так как мы располагаем сведениями о дуках в Бордо (498 г). и Мериде (473 г)., а оба эти города были центрами своих провинций, можно предположить, что уже в V веке произошло уравнение провинций и герцогств, достоверно засвидетельствованное позднее. Если резиденцией герцога Виктория был Клермон, а не Бурж, главный город провинции Аквитаника I, то это может объясняться тем, что Клермон требовал особого внимания как центр римского сопротивления.

10
{"b":"14390","o":1}