ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A
I. Проникновение в империю. Битва при Адрианополе. Поселение вестготов на Балканах. Аларих. Первое нападение на Италию. Второе нападение. Захват Рима. Атаульф. Мирный договор с Римом. Валия.

Мир, наступивший после побед императора Валента, оказался недолговечным.

Продвигавшиеся на запад гунны победили и подчинили себе остготов. Часть народа, к которой присоединились и некоторые аланские племена, бежала на запад.

Сопротивление, которое пытались оказать на Днестре вестготы во главе с Атанарихом, тоже было быстро сломлено (Seeck V, S. 98). После этого, по-видимому, Атанариха оставила значительная часть племени, отошедшая в область, позднее получившую название Семиградья. Большинство вестготов в 376 г. попросило убежища в Римской империи.

При тогдашних обстоятельствах такая просьба вовсе не была необычной. И до этого римские императоры принимали и расселяли на своих землях варварские народы. И все же вступление в пределы империи целого племени создало тяжелые политические и экономические проблемы (Schmidt, S. 403) оценивает численность вестготов на 376 г. примерно в 40 000 человек). Нельзя было недооценивать возможности того, что попытки интегрировать вестготов в империю могут потерпеть неудачу. Обеспечение столь большого количества переселенцев и их расселение также ставили перед римской администрацией чрезвычайно серьезные задачи.

Осознавал ли император Валент возможные последствия своих действий, когда соглашался на просьбу вестготов, нам неизвестно. В любом случае он мог расчитывать на существенное увеличение военной мощи империи, уже долгое время страдавшей от недобора новобранцев.

Осенью 376 г. вестготы переправились через Дунай у Силистрии. Прокормление множества людей привело к большим трудностям; к этому добавилась недобросовестность римских служащих, отпускавших продовольствие по завышенным ценам, так что некоторые вестготы были вынуждены продавать в рабство своих жен и детей (Stein, S. 290; Schmidt, S. 405). Дело дошло до трений между готами и римлянами, и когда в одном из столкновений было убито несколько готов, разразился открытый конфликт. Тем временем Дунай перешли остальные части ост– и вестготов, которых Валент до того отказывался пустить на территорию империи. В Риме массовый неконтролируемый наплыв германцев метко сравнивали с извержением Этны (Аммиан Марцеллин, 31, 4, 9). Вместе с присоединившимися к ним рудокопами и рабами они опустошали и разоряли земли, не нападая на укрепленные города. После того как местные римские войска не смогли добиться сколь-нибудь значимых успехов, император Валент снарядил главное войско, чтобы окончательно изгнать захватчиков.

Император Западной Римской империи Грациан пообещал свою помощь и двинулся со своей армией на Балканы. И все же Валент вступил в бой, не дождавшись Грациана. 9 августа 378 г. под Адрианополем римляне потерпели одно из тяжелейших поражений в своей истории; Аммиан Марцеллин сравнил его с битвой при Каннах (Ibid., 31, 13, 19). Император Валент и оба военачальника погибли, большая часть войска была рассеяна. Битва при Адрианополе означала «в действительности начало конца Римской империи» (Stein, S. 293). Балканы оказались беззащитны пред набегами вестготов, войско оторых после нескольких неудачных нападений на укрепленные города рассыпалось на отдельные грабительские орды.

Поначалу империя была не в состоянии организовать оборону. Грациан вернулся на запад, которому также угрожали вражеские нашествия; на трон императора Востока он возвел испанца Феодосия, энергичным попыткам которого оттеснить готов за Дунай не суждено было увенчаться длительным успехом (Schmidt, S. 415). Только в 382 г. был заключен мирный договор, который, по-видимому, в сущности повторял условия договора 376 г. Вестготы обязались охранять границу и поставлять вспомогательные войска. Взамен они получили земли для поселения (предположительно, в Нижней Мезии) и ежегодную плату. Раздела земель между германцами и местным населением не было, так как области, предназначенные вестготам, совершенно обезлюдели вследствие войны. Другие группы вестготов были непосредственно включены в римскую армию; эта мера представлялась необходимой из-за военного ослабления государства. Уже вскоре после 378 г. вестготы позволяли проводить среди них воинские наборы, хотя их соплеменники сражались против Феодосия; впрочем, готов-новобранцев посылали служить в отдаленные части империи (Seeck V, S. 128). При Феодосии германцы, а среди них и многочисленные вестготы, заняли даже значительную часть руководящих постов в армии. Процесс германизации армии – а тем самым и империи – с тех пор проходил очень быстрыми темпами (Stein, S. 299).

Уже до заключения мира с вестготами, во главе которых стоял Фритигерн, Грациан поселил готов под началом Сафрака и Алатея в Паннонии. Атанарих не присоединился к Фритигерну, с которым он, очевидно, враждовал, но в 381 г. отправился с дружиной в Константинополь, где был с большими почестями принят Феодосием (Schmidt, S. 418).

Хотя договор 382 г. положил конец войне, обстановка на Балканском полуострове оставалась лабильной. Вестготы не хотели превращаться в мирных пахарей и беспокоили окрестности грабительскими набегами (Wenskus, S. 476). В то же время, по-видимому, определенный вес среди вестготов приобрела антиримская партия.

Между 391 и 394 гг. время от времени происходили сражения, и хотя вестготы постоянно терпели неудачи, общая ситуация становилось все более и более неопределенной. Во главе вестготов стоял Аларих, которого мы в первый раз встречаем именно при этих обстоятельствах. Неизвестно, был ли он тогда вождем всего племени.

В 394 г., когда император вел войну против узурпатора Евгения, выполняя обязанности римских федератов, вестготы поставили в римскую армию свои вспомогательные войска. Так как в решающей битве вестготы понесли особенно тяжелые потери, они сочли, что это было подстроено Феодосием для ослабления их племени (Seeck V, S. 253). Еще на обратном пути из похода в готской части войска вспыхнул мятеж, предводителем которого был Аларих и к которому затем присоединились тайфалы (Wenskus, S. 477).

Сначала Аларих двинулся на Константинополь, а затем в Грецию. Афины избежали разграбления, но были вынуждены выплатить тяжелую контрибуцию. Организация действенного отпора Алариху на начальных этапах затруднялась спором между римским и константинопольским дворами о правах на владение Восточной Иллирией.

Стилихон, бывший тогда фактическим руководителем политики Западной Римской империи, был готов оказать помощь, но только свержение его злейшего врага при константинопольском дворе позволило ему отправиться в поход на опустошенный Аларихом Пелопоннес. Аларих попал в тяжелейшее положение и был окружен (397 г).

И все же Стилихон дал вестготам уйти, за что – скорее всего, несправедливо – был обвинен в измене (Orosius VII, 37, 2). Нам неизвестно, что послужило причиной таких действий римского военачальника – его собственные трудности со снабжением (Schmidt, S. 431) или политические соображения. Позднейшее поведение Стилихона наталкивает на мысль, что он включил Алариха в свои политические расчеты и стремился в дальней перспективе к заключению с ним дружественного союза (Stein, S. 353).

После отхода Стилихона Аларих вторгся в Эпир, входивший во владения Восточной Римской империи, и прекратил военные действия только тогда, когда император Аркадий наградил его высокой должностью. По сведениям источников, он был назначен магистром армии Иллирика; (Schmidt, S. 430). Аларих использовал свое положение для того, чтобы обеспечить вестготов оружием римского производства. В 401 г. он со своим племенем двинулся на запад и больше не тревожил Восточную империю.

Напротив, вестготы, принятые в римское войско, доставляли Константинополю множество хлопот. Перешедший при Феодосии на службу империи и быстро добившийся большого влияния и авторитета вестгот Гайна (Ibid., S. 433). вынудил Аркадия назначить его магистром армии. Опираясь на войско, составленное преимущественно из готов, он самовластно управлял Восточной Римской империей, пока летом 400 г. не произошло восстание городского населения. В уличных боях были уничтожены основные готские силы, а об остатках готов позаботился гот Фравитта, достигший на императорской службе высоких почестей и даже облеченный консульским саном (Stein, S. 362). Он разбил Гайну и его сторонников и тем самым провел черту под прогерманской политикой Восточной империи. На западе, несмотря на случайные вспышки римского национального самосознания, события развивались совсем иначе (G. Ostrogorsky, Geschichte des byzantinischen Staates, Munchen 1952,2 S. 45). Аларих ушел из Эпира, скорее всего, потому что истощенная земля больше не могла прокормить его народ. В Италии, на которую после этого двинулись вестготы, они рассчитывали на богатую добычу, так как эта страна до сих пор не подвергалась нападениям варваров. Аларих перевалил через восточные Альпы, пересек Венетию и осадил Милан, в котором находился император. Стилихон вынудил готов снять осаду с города и отступить. При попытке занять Асти они понесли тяжелые потери; 6 апреля 402 г. произошла кровавая битва при Полленции (ныне Полленца на левом берегу Танаро), не принесшая, впрочем, окончательной победы ни одной из сторон (O. Seeck, Die Zeit der Schlachten bei Pollentia und Verona, Forschungen zur deutsche Geschichte 24,

3
{"b":"14390","o":1}