ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Корсон спустился с горы и вместе с Антонеллой направился к писарю. Когда они были от него в нескольких метрах, тот повернул голову и сказал совершенно спокойно, не выказывая ни удивления, ни страха:

– Хотите завербоваться, молодые люди? Недавно у нас повысили жалованье. Еще до того как вы наденете эти роскошные мундиры, я вручу вам по пятьсот талеров.

– Я не… – начал Корсон.

– Я вижу, что вы умираете от желания служить нашему доброму королю Виктору Бородатому. Кормят у нас хорошо, офицеры быстро продвигаются по служебной лестнице. Война будет длиться век или два, и вы можете надеяться, что закончите ее в звании маршала. Что касается дамы, то вы будете иметь успех у наших парней, и я предсказываю вам скорое богатство.

– Я хотел только узнать, где находится ближайший город, – сказал Корсон.

– Город Минор, как мне кажется, – сказал мужчина, – находится прямо перед нами, в двадцати или тридцати милях. Покончив с этими чудаками в красном, мы направимся именно туда. Признаюсь вам, что никогда там не был, и это вполне естественно: ведь это город наших врагов. Но теперь мы там побываем. Итак, прошу подписать вот здесь, если вы умеете писать, чтобы все было по правилам.

И он зазвенел кружками желтого металла, которые будили в памяти Корсона какие-то туманные воспоминания. Вероятно, это были деньги. Антонелла нервно сжала его запястье.

На столе перед мужчиной по обе стороны большого реестра лежали два экземпляра неизвестного ручного оружия. Корсону захотелось рассмотреть его поближе.

– А эти корабли? – спросил он, указывая на море.

– Они, приятель, не имеют с нами ничего общего. Каждый ведет здесь свою войну, не обращая внимания на соседа. И так – до самой победы над противником. Тогда победитель собирает уцелевших и ищет другого хозяина. А вы отступили, не так ли? Я никогда не видел таких мундиров, как у вас.

– Мы не хотим воевать, – решительно заявил Корсон. – Мы только хотели бы… где-нибудь поработать.

– Тогда мне придется принудить вас, друзья мои, ибо это моя работа и она меня кормит.

Он схватил лежавшие на столе пистолеты и направил их на Корсона.

– А ну вписывайте свою фамилию, пока я не разозлился и не задержал ваше жалованье!

Корсон толкнул Антонеллу на землю и пинком перевернул стол. Но его противник успел отскочить и нажать на курок. Грохот оглушил Корсона, и тут же он почувствовал сильный удар в левое плечо – ему показалось, что незнакомец ударил его кулаком. Одновременно раздался скрежет. Наверное, один из пистолетов был неисправен.

Корсон бросился вперед сквозь густой дым. Мужчина в треуголке отшвырнул пистолеты и попытался вытащить саблю. На этот раз Корсон его опередил. Перескочив через стол, он пнул вербовщика в живот и одновременно ударил локтем в висок. Он не хотел убивать. Мужчина свалился на землю, прижав руки к животу.

Корсон коснулся рукой левого плеча, ожидая увидеть кровь, но пуля, вероятно, срикошетировала от скафандра. Он едва не рассмеялся, повернулся, чтобы уйти, – и смех замер у него в горле. Грохот вызвал тревогу в лагере, и сейчас к ним спешил небольшой отряд.

Корсон помог Антонелле встать и потянул ее за собой. Но тут же передумал, вернулся, подобрал саблю, оброненную противником, и побежал, таща Антонеллу. Направление выбирать не приходилось: единственная свободная дорога вела к тому самому углублению, где он раньше заметил странный объект, похожий на дохлого зверя.

Загремели выстрелы, и пули засвистели вокруг них. К счастью, преследователи не теряли времени на прицеливание или же хотели их просто испугать. Было очевидно, что их оружие не имело автоматических прицелов, а когда пальба вдруг стихла, Корсон с удивлением понял, что оно к тому же и не автоматическое, ибо требует времени на перезарядку.

Запыхавшись, они поднялись по внешнему склону воронки и перевалили через бруствер. Кратер был гораздо глубже и шире, чем ожидал Корсон, а зверь оказался огромным шаром из прорезиненной ткани. Он был покрыт сетью и уже поднимался в воздух, таща за собой толстый канат, крепивший его к скале. Под ним лежала на земле плетеная корзина. Мужчина, одетый в красные брюки, матросскую блузу и берет, возился с какими-то клапанами. Кожа у него была черной.

Увидев бегущих Корсона и Антонеллу, он ослепительно улыбнулся. Однако улыбка исчезла, когда он заметил саблю, которую держал Корсон. Негр бросился к оружию, ствол которого торчал из гондолы, но Корсон остановил его.

– За нами гонятся, – сказал он. – Этот аппарат может поднять троих?

– Правила запрещают… – начал было негр, но потом с беспокойством взглянул на другую сторону кратера, где уже начали появляться головы в треуголках. – Думаю, будет лучше, если мы поскорее отсюда уберемся, – решил он.

Он прыгнул в корзину, Корсон с Антонеллой последовали за ним. Все вместе они принялись торопливо выкидывать за борт мешки с песком. Гондола оторвалась от земли и начала опасно крениться.

– Ложись на дно! – крикнул Корсон Антонелле. Потом, увидев, что негр теряет время на отвязывание каната, рубанул по нему саблей. Волокна оплетки разошлись. Второй удар перерезал сердцевину каната, а резкий порыв ветра довершил дело. Освобожденный шар взмыл вверх словно ракета. Раздались выстрелы, но пули прошли слишком низко. Прежде чем ружья были заряжены вновь, беглецы улетели уже слишком высоко, чтобы пуля смогла их достать.

Корсон, держась за край гондолы, встал на ноги. Стремительный старт прижал его ко дну плетеной корзины, которая опасно потрескивала под тяжестью трех пассажиров. Посмотрев на негра, который обеими руками держался за веревки, он положил саблю на дно корзины и помог встать Антонелле.

– Независимо от того, на чьей стороне вы сражаетесь, – сказал он негру, – спасибо вам, что вы вовремя оказались здесь. Меня зовут Корсон, я был членом экипажа…

Он замолчал. Ни к чему упоминать здесь об «Архимеде», линейном космическом крейсере, участвовавшем в войне между Землей и Урией. На самом-то деле он был солдатом без армии. Если бы не огромное поле битвы Эргистала, он вообще забыл бы о своем военном прошлом.

– А я зуав Туре, – сказал негр. – Начальник взвода и временно летчик в транспортном полку. Я был инженером и пилотом геликоптера. Потому мне и доверили этот шар.

Он засмеялся.

– Я сказал им, что немножко разбираюсь в аэронавтике. Мне казалось, что летать над всей этой неразберихой безопаснее, чем находиться в ее гуще. А вы из какой войны?

Корсон помолчал, не зная, стоит ли говорить правду, но потом ответил:

– Из межпланетной. Но я прибыл сюда не прямо оттуда.

– Межпланетная война, – задумчиво сказал Туре. – Значит, вы из времени гораздо более позднего, чем мое. В мое время только начинали интересоваться космосом. Я еще помню день, когда первый человек высадился на Марсе. Это было великое событие…

Он кивнул на Антонеллу:

– А она? С той же войны, что и вы?

Корсон покачал головой:

– Антонелла из мирного времени.

Негр нахмурился.

– Тогда ее не должно здесь быть, – решительно сказал он.

– Почему?

– На этой планете находятся только воины, солдаты, люди, которые по той или иной причине признаны военными преступниками. Я выпустил самонаводящуюся ракету по мирной деревне. Это было в Европе, на острове Сицилия. Я не говорю, будто знал, что делаю, но и не отрицаю своей вины. На войне как на войне.

У Корсона появилась одна идея.

– Вы говорите на пангале, а я всегда считал, что он появился уже после завоевания звезд.

– Это не родной мой язык. Я выучил его здесь. На Эргистале все говорят на пангале и нескольких его диалектах.

– А какой ваш родной язык?

– Французский.

– Ага, – сказал Корсон. Впрочем, это ему ни о чем не говорило.

В голове его роились вопросы, но ответы на них могли пока подождать. Шар летел вдоль берега, постепенно меняя направление. Вскоре под ними уже расстилался плоский безбрежный океан.

18

Они пролетели над строем галер, которые упорно пытались таранить друг друга, но ветер был слаб, и они не могли хорошенько разогнаться. Немного дальше виднелись пузырчатые конструкции, за них сражались создания, похожие на пауков. На Эргистале были не только люди, хотя в районе, где они находились, людей было больше всего. Один или два раза они заметили под водой какие-то большие тени.

15
{"b":"14396","o":1}