ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это вдохновляет. Так, значит, сейчас на этой планете никто и ни за что не отвечает?

– Нет, – сказала она. – Нынешний Совет присматривает за семью веками. Это немного. На других планетах Советы отвечают за тысячу лет и больше.

– По крайней мере, – сказал Корсон, – это обеспечивает непрерывность власти. А как ты собираешься вернуться в свое время?

– Не знаю, – ответила она. – Предполагалось, что это ты должен найти способ.

Корсон присвистнул.

– Час от часу не легче. Значит, мы оба затеряны во времени?

Антонелла взяла его за руку.

– Я не затеряна, – сказала она. – Пора возвращаться, уже темнеет.

В глубокой задумчивости они направились к аппарату.

– Пока я уверен только в одном, – сказал Корсон. – Если ты говоришь правду, то неизвестным мне способом я достигну будущего, из которого ты прибыла, и встречу тебя, причем ты увидишь меня впервые, а я тебя – во второй раз. Мои слова будут тебе непонятны, и, может, в конце этого путешествия я открою истинный смысл этой бессмыслицы.

Опустившись на подушки, Корсон сразу заснул, а аппарат нес их в сторону воздушного города, пламенеющего в лучах заходящего солнца.

11

Разбудили его крики, скрежет, топот ботинок, приказы, произносимые злыми голосами, и лязг оружия. Темнота была полная, а аппарат раскачивало из стороны в сторону. Корсон повернулся к Антонелле, но не смог разглядеть ее лица в чернильной темноте.

– Авария? – спросил он хриплым со сна голосом.

– Нас атаковали. Я предвидела только эту черную тучу, а больше ничего не смогла увидеть.

– А то, что случится сейчас?

– Я ничего не могу предвидеть. Темнота, полная темнота… – В ее голосе звучало отчаяние.

Он протянул руку и сжал ее плечо, но в этой абсолютной темноте даже самый интимный жест не мог преодолеть возникшего между ними отчуждения.

– Я вооружен, – шепнул он ей.

Бесшумно вытащив бластер из кобуры, он нажал на курок и повел стволом вокруг себя. Однако вместо знакомого серебристого луча из ствола вырвался тонкий фиолетовый лучик, исчезавший уже в полуметре. Эта туча была не просто туманом. Вероятно, это было какое-то поле, развернутая в пространстве энергетическая сеть, которая улавливала и солнечный свет, и самое жесткое излучение. Неожиданно в глубине тела Корсон ощутил неприятный зуд, словно клетки, из которых оно состояло, начали делиться и разлетаться в разные стороны.

Голос, такой глубокий и сильный, что Корсон содрогнулся от неожиданности, выплыл из какой-то огромной далекой пещеры:

– Не стреляй, Корсон. Мы твои друзья.

– Кто ты?! – закричал Корсон, но его голос потонул во мраке.

– Полковник Веран, – ответил голос. – Ты меня не знаешь, но это не имеет значения. Закрой глаза руками, сейчас мы поднимем экран.

Корсон спрятал бластер и в темноте сжал пальцы Антонеллы.

– Слушай, это имя тебе о чем-нибудь говорит?

Она прошептала:

– Я не знаю никого с таким именем.

– Полковник – это звание. Зовут его Веран. Я, как и ты, его не знаю. Не знаю…

Полыхнула молния. Сначала Корсон видел между пальцами только сплошную белизну, которая вскоре распалась на тысячу кровавых иголок, которые впились в его сжатые веки. Наконец он смог открыть глаза и увидел, что аппарат висит над какой-то поляной. Был день. Их окружали мужчины в серых мундирах, держащие в руках оружие, тип которого Корсону был неизвестен. За цепочкой солдат он заметил то ли две машины, то ли два пригорка – деталей он не мог разглядеть. Слева и справа от него находились еще по два таких же, а когда он повернулся, увидел сзади еще два.

Их охраняли солдаты.

Танки?

Один пригорок шевельнулся, и Корсон едва сдержал крик.

Бестии!

Точно такие же, как и та, которую «Архимед» должен был высадить на Урии. Существа эти вселяли такой ужас, что люди во времена Корсона не смогли найти для них другого названия.

Корсон взглянул на Антонеллу: та казалась совершенно спокойной. От группы одетых в серое солдат отделился человек в зеленом мундире и направился к ним. Став по стойке «смирно» в трех метрах от аппарата, он резко сказал:

– Полковник Веран. Чудом уцелевший с остатками шестьсот двадцать третьего кавалерийского полка при сражении на Эргистале. Благодаря вам, Корсон. Ваш способ выхода из окружения спас нам жизни. Я вижу, вам удалось взять заложницу. Это хорошо. Мы допросим ее чуть позднее.

– Я никогда не… – начал Корсон и замолчал.

Если этот человек считал себя чем-то обязанным ему, то пусть так оно и будет. Корсон спрыгнул на землю и только тогда заметил грязь и дыры на мундирах, следы сильных ударов на потемневших защитных масках. Интересно, что ни один из солдат не выглядел даже легко раненным. Прошлый опыт автоматически подсказал ему ответ, что солдаты скорее всего убьют и его и Антонеллу.

Название Эргистал ничего ему не говорило, мундиры солдат были незнакомы, а звание «полковник» было известно людям уже пятнадцать тысяч лет. Полковник Веран мог явиться сюда из любой битвы между эпохой Корсона и современностью. Факт, что его люди пользовались дрессированными бестиями, позволял предположить, что он явился из времени более позднего, чем Корсон. Сколько потребовалось лет, чтобы установить контакт с бестиями, чтобы их выдрессировать, начиная с первых неудачных попыток Солнечной Державы? Десять? Сто? Тысячу?

– Какое у вас звание? – спросил полковник Веран.

Корсон машинально встал по стойке «смирно», хотя отлично понимал, как нелепо он выглядит в своей тунике. И нелепость ситуации тоже. Веран и он были всего лишь призраками, а Антонелла вообще еще не родилась.

– Лейтенант, – глухо сказал он.

– Именем его высочества Священного Птара Мурфи, – торжественно сказал Веран, – произвожу вас в капитаны. – Потом добавил уже более сердечно: – Разумеется, когда мы выиграем войну, вы получите звание майора. В данный момент я не могу присвоить вам более высокого звания, ибо вы служили в чужой армии. Надеюсь, вы счастливы вновь оказаться среди крепких парней. Вероятно, часы, проведенные на этой планете, были для вас не самыми веселыми.

Он подошел к Корсону и тихо спросил:

– Как, по-вашему, найду я на этой планете рекрутов? Мне нужно около миллиона человек. И кроме того, двести тысяч гипронов. Мы еще можем спасти Эргистал.

– В этом я не сомневаюсь, – сказал Корсон. – Но что такое гипрон?

– Это наши скакуны, капитан Корсон. – И Веран широким жестом указал на восемь бестий. – У меня великие планы, капитан, и я не сомневаюсь, что вы захотите участвовать в них. Отбив Эргистал, я хочу ударить на Нафур, захватить арсеналы и свергнуть это ничтожество, Птара Мурфи.

– Признаться, – сказал Корсон, – я сомневаюсь, что вы найдете столько рекрутов на этой планете. Если же говорить о гипронах, то я оставил одного где-то в джунглях. Но он совсем дикий.

– Чудесно, – сказал Веран и снял каску.

На его бритом черепе начинали отрастать волосы, делая его похожим на подушечку для игл. Его серые, глубоко сидящие глаза отливали стальным блеском. Лицо покрывал загар цвета старой бронзы со светлыми пятнами шрамов. На руках у него были перчатки из гибкого блестящего металла.

– Покажите мне свое оружие, капитан Корсон, – сказал он.

Корсон после минутного замешательства протянул Верану свой бластер.

Полковник внимательно осмотрел оружие, взвесил его в руке и улыбнулся:

– Игрушка.

Веран бросил оружие Корсону, который от удивления едва не уронил его.

– Учитывая ваши заслуги, полагаю, что могу вам его оставить. Разумеется, оно должно служить только против наших врагов. Все же я думаю, что этого недостаточно, чтобы защитить вас, капитан, и потому даю вам двух своих людей.

Он сделал знак, к ним подошли два солдата и замерли по стойке «смирно».

– С этой минуты вы подчиняетесь капитану Корсону. Следите, чтобы он не попал в ловушку за пределами лагеря. Эта заложница…

– Останется под моей опекой, полковник, – сказал Корсон.

8
{"b":"14396","o":1}