ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самый богатый человек Вавилона. Джордж С. Клэйсон (обзор)
Токийский Зодиак
Луч света в тёмной комнате
Тайны женского тела. Как внешняя красота зависит от внутренних процессов – новейшие научные открытия
Здоровье ребенка и здравый смысл его родственников
Сын счастья
Сад и огород без болезней и вредителей. Как защитить, но не травить
Проклятие для босса
Мой брат – моя истинная пара

– Наверное, это один из немногих добрых поступков, которые он совершил, – заявил Себастьян с нетерпеливым жестом. – Что же касается девиц... дело не только в том, что я не хочу брать на себя ответственность за второразрядных шлюх, у нас просто не хватает помещений, чтобы предоставлять их услуги. Когда все постели заняты, члены клуба вынуждены удовлетворять свои потребности на конюшне.

– Неужели?

– А там чертовски неудобно и холодно, можешь мне поверить.

– Ты...

– И это при том, что в двух шагах отсюда имеется отличный бордель. У меня есть все основания надеяться, что мы сможем прийти к соглашению с его владелицей, мадам Брэдшоу. Члены клуба, желающие провести время с женщиной, смогут прогуляться до ее заведения, воспользоваться услугами по сниженным ценам, а затем вернуться сюда с новыми силами. Он выжидающе приподнял брови, словно призывая ее восхититься идеей. – Что ты на это скажешь?

– Скажу, что ты все равно превратишься в сутенера, – сказала Эви. – Только тайного.

– Мораль – это удел среднего класса, дорогая. Низшие классы не могут позволить себе такое удовольствие, а высшие слишком ленивы, чтобы следовать принципам.

Эви покачала головой, не сводя с него изумленного взгляда, и не шелохнулась, даже когда Себастьян подался вперед и сунул виноградину в ее полуоткрытый рот.

– Можешь ничего не говорить, – сказал он улыбаясь. – И без того ясно, что ты потеряла дар речи от благодарности, что я останусь здесь приглядывать за тобой.

При виде ее насмешливой гримасы он тихо рассмеялся.

– Если ты опасаешься, что я не совладаю со своими мужскими инстинктами и наброшусь на тебя в минуту слабости... Что ж, не исключено. Если ты меня очень попросишь.

Эви раскусила сочную спелую виноградину и медленно разжевала. Наблюдая за ней, Себастьян перестал улыбаться и откинулся на спинку стула.

– Впрочем, на данном этапе ты слишком неопытна, чтобы стоило утруждаться, – продолжил он прохладным тоном. – Возможно, я соблазнюсь тобой позже, после того как другие мужчины возьмут на себя хлопоты по твоему образованию.

– Сомневаюсь, – мрачно отозвалась Эви, – что я когда-нибудь стану настолько буржуазной, чтобы спать с собственным мужем.

Себастьян фыркнул:

– Боже! Ты, наверное, ждала несколько дней, чтобы пустить в ход эту остроту. Поздравляю, дорогая. Мы женаты не более недели, а ты уже научилась давать сдачи.

Глава 9

Эви так и не узнала, где ее муж провел ночь, но подозревала, что без особых удобств. Сама она спала беспокойно, просыпаясь с удручающей регулярностью. Несколько раз она вставала, чтобы взглянуть на отца, подать ему воды, поправить сбившуюся постель и дать лекарство, когда его кашель усиливался. Каждый раз, пробуждаясь, Дженнер устремлял на дочь удивленный взгляд.

– Это мне снится, или ты и вправду здесь, детка? – спрашивал он, и Эви шептала ласковые слова, гладя его по голове.

При первых проблесках рассвета Эви вымылась, оделась, заплела еще влажные волосы в косу и закрепила ее на затылке. Позвонив горничной, она заказала омлет, бульон, чай и другую легкую пищу, которая могла бы возбудить аппетит у отца. По утрам в клубе было тихо и спокойно, так как большинство служащих отсыпалось после ночных трудов. Однако всегда имелся небольшой штат прислуги, готовой выполнить несложные поручения, включая кухарку, которая могла приготовить незатейливые блюда в отсутствие шеф-повара.

Испуганная звуками надрывного кашля, доносившегося из соседней комнаты, Эви поспешила к постели отца. Он сотрясался всем телом, уткнувшись в носовой платок. Вид его страданий отозвался болью в ее груди. Порывшись среди флаконов на ночном столике, она нашла сироп с морфием и накапала его в ложку. Затем, обхватив рукой влажную от пота шею отца, посадила его в подушках, в который раз поразившись, каким легким он стал. От очередного приступа кашля ложка дрогнула у нее в руке, и лекарство пролилось на постель.

– Извини, – пробормотала Эви, промокнув липкий сироп, и снова наполнила ложку. – Давай попробуем еще раз, папа.

Сделав усилие, так что его жилистое горло судорожно напряглось, он проглотил лекарство и кашлянул несколько раз, ожидая, пока она поправит подушки.

Эви осторожно опустила больного на постель и вложила в его руку чистый носовой платок. Глядя на изможденное лицо отца, заросшее седой щетиной, она пыталась найти родные черты в этом незнакомце. Отец всегда был плотным и румяным, разговаривая, не мог обойтись без энергичной жестикуляции, пронзая воздух кулаками, что было свойственно бывшим боксерам. Человек, лежащий перед ней теперь, с серой кожей, обвисшей от стремительной потери веса, казался бледной тенью того цветущего мужчины. Лишь голубые глаза остались теми же... цвета ирландского моря. Утешившись обнаруженным сходством, Эви улыбнулась.

– Я послала за завтраком, – сказала она. – Сейчас принесут.

Отец слегка покачал головой, давая понять, что не хочет есть.

– Ты должен поесть, папа. – Присев на краешек постели, Эви взяла салфетку и промокнула кровь в уголке его рта.

Между его седыми бровями образовалась морщинка.

– А Мейбрики? – хрипло произнес он. – Они не заберут тебя, Эви?

Она улыбнулась с мрачным удовлетворением:

– Я больше не вернусь к ним. Несколько дней назад я сбежала в Гретна-Грин и вышла замуж. У них больше нет власти надо мной.

Глаза Дженнера расширились.

– За кого? – коротко спросил он.

– За лорда Сент-Винсента.

Раздался стук в дверь, и вошла горничная с подносом, заставленным блюдами. Эви встала, чтобы расчистить место на ночном столике. Заметив, как отец поморщился от запаха пищи, она устремила на него сочувствующий взгляд.

– Мне очень жаль, папа, но ты должен съесть хотя бы немного бульона. – Она обернула его шею салфеткой и поднесла к губам чашку с теплым бульоном. Он сделал несколько глотков и откинулся на подушки, выжидающе глядя на дочь, пока та промокала ему рот. Понимая, что он ждет объяснений, Эви удрученно улыбнулась. Прошлой ночью она обдумала ситуацию и решила, что не стоит изображать романтические чувства ради отца. Как человек практичный, он, возможно, никогда и не надеялся, что его дочь выйдет замуж по любви. В его представлении жизнь следовало принимать такой, какая она есть, делая все необходимое, чтобы выжить. Если при этом человеку выпадает малая толика радости, нужно пользоваться моментом и не сетовать потом из-за цены, которую пришлось заплатить.

– Пока еще о свадьбе никто не знает, – сказала она. – Вообще-то все получилось удачно. Мы неплохо ладим друг с другом, и я не питаю иллюзий на его счет.

Отец открыл рот, и Эви воспользовалась этим, чтобы вложить в него кусочек омлета. Он задумчиво проглотил его, осмысливая услышанное, затем изрек:

– Его папаша, герцог, – напыщенный болван.

– Лорд Сент-Винсент совсем не глуп, уверяю тебя.

– Зато холодный, как рыба, – заметил Дженнер.

– Да. Но не всегда. То есть... – Она осеклась и покраснела, вспомнив, как Себастьян склонялся над ней в постели, теплый и сильный, с упругими мышцами, напряженными под ее пальцами.

– Охотник за юбками, вот он кто. – Заявил Дженнер, констатируя факт.

– Для меня это не имеет значения. – Искренне ответила Эви. – Мне не нужна его верность. Я получила то, чего хотела от брака. Ну а он получит...

Деньжата, – хмыкнул отец. – Где он сейчас?

Эви дала ему еще кусочек омлета.

– Наверняка в постели.

Горничная, собиравшаяся выйти из комнаты, помедлила.

– Прошу прощения, мисс... э-э... миледи, но лорд Сент-Винсент разбудил мистера Рогана ни свет ни заря и таскает его за собой, задавая вопросы и давая поручения. Довел бедного мистера Рогана до белого каления, вот что я вам скажу.

– Могу себе представить. Лорд Сент-Винсент оказывает специфическое действие на людей, – сухо сказала Эви.

– Какие поручения? – спросил Дженнер.

Эви не осмелилась признаться, что Себастьян взял на себя руководство клубом, опасаясь огорчить отца. Он мог смириться с тем фактом, что его дочь вышла замуж без любви, но любая угроза его бизнесу могла сказаться на него самым роковым образом.

20
{"b":"14408","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Лишь любовь разобьет тебе сердце
Дранг нах остен по-русски. Обратной дороги нет
Сердце Пармы
Память Вавилона
Отчаянная помощница для смутьяна
Нелюбимая дочь
Попаданка в академии драконов
Хюгге-скетчи с Ириной Шельменко
Достало! или Крепкое женское плечо