ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Легенда нубятника
Волчья лощина
«Сандал», которого не было
Москва 1979
Тёмный ручей
Битва королей
Рубины для пяти сестер
Как заниматься любимым делом и больше никогда не работать
Как легко учиться в младшей школе! От 7 до 12

Эви не сразу согласилась опуститься на него всей тяжестью, опасаясь задеть его рану, но Себастьян обхватил ее лицо ладонями.

– Давай, любимая, – прошептал он нетвердым голосом. – Вот так...

Эви округлила глаза, оценив преимущества новой позы.

– О! – выдохнула она. – О, это так... – Она осеклась, приспосабливаясь к его ритмичным движениям.

Весь ее мир сосредоточился в том месте, где их влажная плоть соприкасалась. Длинные рыжие ресницы Эви опустились, лицо раскраснелось. Охваченный нежностью, Себастьян медлил, желая продлить наслаждение.

– Поцелуй меня, – хрипло произнес он и жадно приник к ее губам, когда она склонилась ниже.

Эви вскрикнула и содрогнулась, обессиленно рухнув на него. Когда они немного пришли в себя, Себастьян нежно провел руками по ее влажной спине. К его восторгу, ее внутренние мышцы непроизвольно сократились, плотнее сомкнувшись вокруг него. Черт, не будь он ослаблен ранением... то нашел бы чем заняться в ближайшие четверть часа.

Он в изнеможении откинулся на подушки. Эви сползла с него и пристроилась рядом. Остатков сил Себастьяна хватило только на то, чтобы сжать в руке ее волосы и поднести яркую прядь к лицу.

– Ты убьешь меня, – пробормотал он, чувствуя, как ее губы, прижатые к его плечу, изогнулись в улыбке.

– А теперь, когда ты проиграл пари, – сказала Эви, нужно подумать о штрафе, поскольку ты уже извинился перед лордом Уэстклиффом.

Перед тем как граф с женой покинули клуб, Себастьян, давясь словами, заставил себя произнести покаянную речь. Но он постарался проделать это, когда Эви не было рядом.

– Лилиан мне все рассказала, – сообщила Эви, словно прочитав его мысли. – Не представляю, какой штраф тебе назначить, – произнесла она с сонной улыбкой.

– Уверен, ты что-нибудь придумаешь, – мрачно отозвался Себастьян и, едва смежив ресницы, провалился в глубокий оздоровляющий сон.

Явившись в клуб на следующий вечер, Уэстклифф с удивлением узнал, что Себастьян спустился в игорный зал – впервые после ранения.

– Не рановато ли? – поинтересовался он у Эви, когда они вышли из хозяйских апартаментов, направляясь на галерею, где дежурил один из служащих, нанятых Кэмом для усиления мер безопасности. Пока Буллард гулял на свободе, все передвижения посетителей клуба находились под неусыпным, хотя и не бросающимся в глаза контролем.

– Он так боится показаться беспомощным, – ответила Эви, нахмурившись, – что совершенно не щадит себя. К тому же он уверен, что без его руководства все развалится.

В темных глазах Уэстклиффа блеснула улыбка.

– Интерес Сент-Винсента к этому заведению кажется вполне искренним, Признаюсь, я не ожидал, что он добровольно взвалит на себя подобную ответственность. Годами он вел праздный образ жизни – непростительное расточительство, учитывая его умственные способности. Но похоже, единственное, что ему требовалось, – это найти подходящее применение своим талантам.

Выйдя на галерею, они облокотились о перила, глядя вниз, на игорный зал, битком набитый народом. Эви нашла глазами темно-золотистую шевелюру Себастьяна. Присев на краешек письменного стола в углу, он с улыбкой разговаривал с группой мужчин, толпившихся вокруг него. Его поступок, спасший жизнь Эви, вызвал всеобщее восхищение и сочувствие, особенно после того, как « Таймс» представила его действия в героическом свете. Этот факт, а также осознание того, что его дружба с могущественным графом Уэстклиффом возобновилась, принесли Себастьяну мгновенную и основательную популярность. Каждый день в клуб прибывали кипы приглашений, требовавших присутствия лорда и леди Сент-Винсент на балах, вечеринках и других публичных мероприятиях, которые они отклоняли по причине траура.

Приходили также письма, густо надушенные и подписанные женской рукой. Эви не решалась ни вскрывать их, ни интересоваться отправительницами. Стопка нераспечатанных конвертов росла, что в конечном итоге подвигло Эви на действия.

– У тебя накопилась целая кипа непрочитанной корреспонденции, – обратилась она к Себастьяну, когда они завтракали в его комнате. – Письма уже заполонили половину конторы. Что нам с ними делать? – Лукаво улыбнувшись, она добавила: – Я могла бы читать их вслух, пока ты отдыхаешь.

Он прищурился.

– Выброси их. Или лучше верни нераспечатанными.

Эви попыталась скрыть ликование, вызванное его ответом.

– Я не против того, чтобы ты переписывался с другими женщинами, – сказала она. – Вряд ли это можно считать чем-то неприличным...

– Я не собираюсь ни с кем переписываться, – отрезал Себастьян, одарив ее многозначительным взглядом, словно хотел удостовериться, что она его правильно поняла. – Во всяком случае, не сейчас.

Стоя рядом с Уэстклиффом, Эви наблюдала за своим мужем с удовлетворением собственницы. Хотя к Себастьяну полностью вернулся аппетит, он еще не набрал прежний вес, и элегантный вечерний костюм сидел на нем чуть свободно. Но цвет лица у него был здоровый, а некоторая худоба только подчеркивала его широкие плечи и выразительные черты. Даже двигаясь с некоторой осторожностью, он обладал грацией хищника, которая восхищала женщин, а у мужчин вызывала желание подражать.

– Спасибо, что спасли его, – сказала она Уэстклиффу, продолжая смотреть на мужа.

Граф искоса взглянул на нее:

– Это вы спасли его, Эви, в тот вечер, когда предложили жениться на вас. Что, кстати говоря, служит свидетельством того, что минуты безумия иногда приводят к положительным результатам. Если вы не возражаете, я спущусь вниз и проинформирую Сент-Винсента о ходе поисков Булларда.

– Его нашли?

– Пока нет. Но скоро найдут. Хотя я очистил пластинку с гравировкой на пистолете, которым воспользовался Буллард, мне так и не удалось разобрать написанное на ней имя. Поэтому я отправился к «Мэнтону и сыновьям» и попросил их предоставить мне сведения о пистолете. Оказалось, что он был изготовлен десять лет назад для лорда Белуорта, который, как я выяснил позже, сегодня вечером приедет в Лондон по парламентским делам. Я собираюсь нанести ему визит завтра утром и задать несколько вопросов. Возможно, если мы узнаем, как пистолет Белуорта попал в руки Булларда, нам будет легче найти его.

Эви обеспокоено нахмурилась:

– Не представляю, как можно кого-то разыскать в городе, где живет около миллиона человек.

– Около двух миллионов, – поправил ее Уэстклифф. – Тем не менее я не сомневаюсь, что мы его найдем. При наличии средств и желания в этом нет ничего невозможного.

Несмотря на тревогу, Эви не могла не улыбнуться при мысли, что он говорит совсем как Лилиан, которая никогда не признавала поражения. При виде ее улыбки Уэстклифф слегка приподнял брови. – Я только что подумала, – объяснила она, – что вы отличная пара для такой волевой женщины, как Лилиан.

При упоминании о его обожаемой жене граф обрадовался, глаза его засветились счастьем.

– Я бы не сказал, что она более решительная и волевая, чем вы, – заметил он и добавил с быстрой усмешкой: – Просто куда более шумная.

Глава 21

Уэстклифф направился к Себастьяну, а Эви удалилась в свою комнату, где приняла ванну, добавив в воду щедрую порцию ароматических масел. Отмокнув в горячей воде, так что ее кожа пропиталась благоуханием роз, она облачилась в отделанный бархатом халат Себастьяна и закатала рукава. Затем устроилась в кресле у камина и расчесала волосы, пока горничные убирали ванну. Одна из них, брюнетка по имени Фрэнни, задержалась, чтобы прибраться в спальне. Закончив, она разобрала постель и прошлась металлической грелкой по простыням.

– Прикажете... приготовить вашу комнату? – осторожно поинтересовалась она.

Эви склонила набок голову, размышляя над ответом. Слугам было отлично известно, что они с Себастьяном имели отдельные спальни даже до его болезни. Им еще только предстоит спать в одной постели. Хотя Эви пока не решила, как обсудить этот вопрос с Себастьяном, после всего случившегося ей не хотелось играть с ним в игры. Жизнь слишком коротка и непредсказуема, чтобы напрасно тратить время. Конечно, нет гарантии, что Себастьян будет хранить ей верность. Собственно, у нее нет ничего, кроме надежды... и инстинктивной уверенности в том, что в отличие от мужчины, за которого она вышла замуж, нынешний Себастьян заслуживает доверия.

51
{"b":"14408","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Quantum Mare
Право на месть
Корона из ведьминого дерева. Том 1
Банальная сказка, или Красавица и Босс
Затворница
Корги по имени Генри
Повести Пушкина
Химера по вызову. По острию жизни
Боевой разворот. И-16 для «попаданца»