ЛитМир - Электронная Библиотека

Как жаль, что они живут не в старые времена! Тогда дело решала примитивная грубая сила, и можно было получить все желаемое, просто застолбив свои права. Ведь на самом деле большая часть этих чертовых аристократических ветвей именно таким образом и появилась. Потомки воинов, завоевавших свое главенствующее положение в сражениях и кровопролитных битвах. Поколение за поколением они жили, пользуясь привилегиями и богатством, и это смирило буйную кровь, смягчило их и обтесало. Теперь их изнеженные отпрыски не в состоянии опустить задранные носы и заметить человека, больше походящего на их досточтимых предков, чем они сами.

Закери понимал, что это его проблема. Ему нужно было родиться на несколько веков раньше. Сейчас, чтобы попасть в общество этих утонченных снобов, ему приходится жеманничать и выделывать всякие антраша, а ведь он мог бы господствовать… сражаться… побеждать.

Когда Закери увидел, что Холли вышла из гостиной, положив свою маленькую ручку на локоть Рейвенхилла, потребовалась вся его сила воли, чтобы не кинугься вперед. Он прямо дрожал от страстного желания схватить Холли в объятия и утащить ее прочь, как варвар.

Но разумная его часть понимала, что нужно отпустить Холли без борьбы. Он не может ее потерять – она никогда ему не принадлежала. Пусть сама решает, что для нее лучше. Пусть обретет покой – она его заслужила.

Черта с два, кровожадно подумал он. Он прокрался следом за ними, точно тигр, решив, что сметет все, что окажется на его пути. И нашел Холли, в одиночестве сидящую в саду, с видом мечтательным и оцепенелым, и ему захотелось встряхнуть ее так, чтобы волосы у нее рассыпались по плечам, а зубы застучали друг о дружку.

– Что происходит? – прорычал он. – Вам следует облегчать жизнь Лиззи и советовать мне, с какой девицей нужно танцевать, а вместо этого вы сидите в саду, с обожанием уставившись на Рейвенхилла.

– Я вовсе не смотрела на него с обожанием, – возмутилась Холли. – Я вспоминала разные вещи о Джордже и… ах, мне нужно вернуться к Элизабет!

– Еще нет. Сначала я требую объяснить, что между вами произошло.

Ее маленькое бледное личико застыло.

– Это сложно.

– Говорите попроще, – язвительно предложил он. – А я постараюсь понять.

– Я бы предпочла отложить этот разговор до…

– Сейчас!

Она встала, но он схватил се за локоть, повернул к себе и разгневанно посмотрел в ее лицо, освещенное лунным светом.

– Вам незачем так волноваться… – Холли несколько удивилась его грубости.

– Я не волнуюсь, я… – Осознав, что держит ее слишком крепко, Закери внезапно отпустил ее локоть. – О чем вы говорили с Рейвенхиллом?

Вряд ли он хотел сделать ей больно, но локоть ощутимо заныл, и Холли осторожно его потерла.

– Ну, это связано с одним обещанием, которое я дала задолго до того, как мы с вами познакомились…

– Дальше, – поторопил он.

– Перед самой смертью Джордж сказал, что он боится за наше с Розой будущее. Он знал, что оставляет нам очень скромные средства, и, хотя родные заверили его, что они о нас позаботятся, он тревожился. Как я ни успокаивала его, он был безутешен. Он все шептал, что Розе нужен отец, чтобы заботился о ней, и что мне… ах да Господи!.. – Вздрогнув от этих мрачных воспоминаний, Холли снова села на скамью и крепко зажмурилась, сдерживая слезы.

Выругавшись, Закери принялся шарить по своим многочисленным карманам в поисках носового платка. Он нашел карманные часы, запасную пару перчаток, пачки денег, золотой портсигар и маленький карандаш, но платок куда-то запропастился. Холли, наблюдая его тщетные поиски, неожиданно усмехнулась сквозь слезы.

– Я говорила вам, что нужно взять носовой платок.

– Не знаю, куда я его сунул, черт побери! – Он протянул ей одну из запасных перчаток. – Вот, возьмите.

Закери уселся на скамью верхом и посмотрел на ее склоненную голову.

– Что еще говорил Джордж? Холли глубоко вздохнула.

– Его пугало, что станется со мной. Он считал, что без мужа мне будет одиноко, что мне нужен мужчина, который опекал бы и любил меня… он боялся, что я буду совершать ошибки и меня будут обманывать. Поэтому он позвал Уордона… то есть Рейвенхилла. Он верил ему больше всех на свете, доверял его суждениям и полагался на его чувство долга. Хотя внешне Рейвенхилл может показаться человеком холодноватым, он добр, справедлив и щедр…

– Хватит о распрекрасном Рейвенхилле. – В Закери снова проснулась ревность. – Просто скажите, чего хотел Джордж.

– Он… – Холли глубоко втянула воздух и резко выдохнула, словно ей было трудно говорить. – Он попросил нас обвенчаться, когда его не станет.

Повисло молчание. Закери отчаянно пытался сообразить, не ослышался ли он. Холли смотрела в землю.

– Мне не хотелось связывать Рейвенхилла и не казалась удачной эта идея, – прошептала она наконец. – Но Уордон уверял, что это разумно и для него весьма желательно. Что таким образом мы почтим память Джорджа и в то же время обеспечим достойную жизнь для всех троих – для меня, Розы и для него.

– В жизни не слышал о таких глупостях, – проворчал Закери, быстро пересмотрев свое мнение о Джордже Тейлоре. – Очевидно, вы оба пришли в себя и поняли, что это безумие. Ну и слава Богу.

– По правде говоря, все осталось в силе.

– Что?! – Закери, будучи не в силах удержаться, схватил Холли за подбородок и поднял его, чтобы видеть ее лицо. Слезы высохли, но на щеках виднелись влажные дорожки. – В силе? То есть как это? Только не говорите, что вы решили действительно все это проделать!

– Мистер Бронсон… – Удивленная его реакцией, Холли попыталась высвободиться. – Давайте вернемся в зал, а все эти проблемы обсудим в более подходящее время.

– К черту бал! Мы поговорим об этом сейчас же!

– Не кричите на меня! – Она встала, и ее мерцающие красные юбки заструились. Лунный свет играл на жемчужной коже ее груди, и застенчивые тени сбегали к манящей ложбинке между грудями. Она была так хороша и приводила его в такую ярость, что Закери пришлось стиснуть кулаки, чтобы не дать волю рукам.

Он встал, легким движением перекинув ногу через скамью. Прежде он никогда не бывал одновременно возбужден и рассержен – это было новое ощущение, и отнюдь не из приятных.

– Очевидно, Рейвенхиллу не так уж хотелось этого брака, как он утверждал, – заметил он резко. – После смерти вашего мужа прошло целых три года. По-моему, трудно это расценить иначе.

– Я тоже так думала, – призналась Холли, потирая виски. – Но сегодня Уордон объяснил мне, что ему потребовалось время, чтобы во всем разобраться, и теперь он точно знает, что по-прежнему хочет исполнить желание Джорджа.

– Разумеется, хочет, – выпалил Бронсон, – после того как увидел вас в этом красном платье.

Холли широко раскрыла глаза, и щеки ее вспыхнули.

– Ваше замечание оскорбительно. Уордон вовсе не из тех…

– Неужели? – Лицо Закери искривила жестокая усмешка. – Будьте уверены, миледи, что любой мужчина, присутствующий на этом балу, был бы чертовски счастлив залезть к вам под юбки. Так что честь здесь вовсе ни при чем.

Придя в ужас от такой грубости, Холли отодвинулась и сердито сверкнула глазами.

– Мы говорим о Рейвенхилле или о вас?

Внезапно осознав, что она сказала, она хлопнула себя рукой по губам и робко уставилась на Закери.

– Ну вот, мы до чего-то и договорились. – И он нарочито медленно стал приближаться. – Да, леди Холли… теперь для вас не секрет, что я вас хочу. Я желаю вас, понимаете… черт, вы даже нравитесь мне, а таких вещей я никогда не говорил ни одной женщине!

Встревоженная Холли бросилась бежать по дорожке, но не к дому, а дальше, к темным лужайкам, где их вряд ли могли услышать или увидеть. Хорошо, подумал Закери с мгновенно вспыхнувшим азартом, отбросив всякое благоразумие. Он пошел за ней без особой спешки: его большой шаг сводил на нет несколько ее шажков – мелких и торопливых.

– Вы совсем не понимаете меня, – посетовала Холли через плечо, дыша быстро и отрывисто. – Вы не представляете, что мне нужно, чего я хочу…

46
{"b":"14409","o":1}