ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как получать то, что хочешь, и любить то, что есть
4321
Слушай песню ветра. Пинбол 1973 (сборник)
Выборы на фоне Крыма: электоральный цикл 2016-2018 гг. и перспективы политического транзита
Пекло
Как привести дела в порядок. Искусство продуктивности без стресса
Похитители разума. Краткая история лоботомии
Смертельная белизна
Карма любви. Вопросы о личных отношениях

Страх перестал сжимать горло.

– Я… я хочу забыть обо всем, как если бы этого никогда не было.

– Ладно, – согласился он, хотя взгляд его выражал откровенный скептицизм. – Вы устанавливаете правила игры, миледи. – Он наклонился, поднял отброшенные перчатки и подал ей. Вспыхнув, Холли принялась надевать их.

– Вы должны обещать не вмешиваться в мои отношения с Рейвенхиллом, – удалось ей выговорить. – Я пригласила его навестить меня. Не хочу, чтобы его выгнали либо обошлись с ним грубо, когда он придет. Все решения касательно моего и Розиного будущего я приму без вашей помощи.

Будто сдерживая себя, он сильно сжал губы.

– Прекрасно, – сказал он наконец, – но хочу обратить ваше внимание на одну вещь. Три года Рейвенхилл шатался по Европе – и вряд ли думал лишь о своем дьявольском обещании Джорджу… А вы? Вы и не вспомнили об этой проклятой клятве, когда согласились служить у меня, хотя знали, что Джордж этого не одобрил бы. Черт побери, да он от вашего поступка небось перевернулся в гробу!

– Я приняла ваше предложение, потому что Рейвенхилл пропал, а я должна была думать о Розе, о ее будущем. Ваше предложение показалось мне лучшим выходом из создавшегося положения. Я о своем решении не жалею. Когда моя служба у вас завершится, я буду вольна выполнить свои обязательства перед Джорджем.

– Очень разумно, – заметил он тихо и вместе с тем язвительно. – А скажите мне вот что: если вы все-таки выйдете за Рейвенхилла, вы позволите ему разделить с вами ложе?

Она зарделась.

– Вы не имеете права задавать такие вопросы.

– То есть вы его не хотите, – грубо уточнил он.

– Супружеская жизнь – это нечто большее, чем постель.

– Это Джордж вам сказал? – продолжал наступать он. – Интересно… вы когда-нибудь позволяли себе с ним такое, как со мной?

Холли вспыхнула. Она в жизни никого не ударила, но сейчас рука ее двигалась по собственной воле. Удар получился ничтожно слабым и значение имел разве что символическое, но на Бронсона, похоже, не произвел ни малейшего впечатления. Напротив, она заметила в его глазах довольный блеск и поняла с внезапным отчаянием, что ответила на его вопрос. Всхлипнув, она бросилась прочь со всей скоростью, на какую были способны ее ноги.

* * *

Немного позже Закери вернулся в бальный зал, стараясь казаться спокойным, хотя тело его ныло от страстного желания. Наконец-то он держал ее в объятиях, чувствовал движение ее губ. Рассеянно взяв у проходившего мимо лакея бокал с каким-то напитком, он встал у стены и принялся рассматривать толпу, пока не заметил ярко-красное платье Холли. Она выглядела на удивление беззаботной и собранной, весело болтая с Элизабет и представляя той домогавшихся ее внимания джентльменов. Только румянец на скулах выдавал смятение.

Закери с трудом оторвал от нее взгляд. Если он и дальше будет рассматривать ее так откровенно, это непременно вызовет пересуды. Но он знал, что она чувствует его присутствие, хотя их разделяет целая толпа гостей. Он устремил невидящие глаза на бокал, который держал в руках, и осушил его несколькими нетерпеливыми глотками, не ощущая вкуса. К нему подходили знакомые, по большей части деловые партнеры, и он любезно поддерживал беседу, улыбался шуткам, которых почти не слышал, высказывал мнения, хотя едва сознавал, о чем идет речь. Все его внимание, его мысли, его упрямая душа были устремлены к леди Холланд Тейлор.

Он ее любит. Все его мечты, надежды и честолюбие, взятые вместе, казались крохотными по сравнению с огромным бушующим пожаром чувств, который пылал у него внутри. Закери приводило в ужас то, что она возымела такую власть над ним. Кто бы мог подумать, что он полюбит вот так: не ожидая ни покоя, ни счастья и мучительно сознавая, что он почти наверняка ее потеряет. Мысль о том, что он ее лишится, отдаст другому, позволит выполнить волю покойного мужа, приводила в отчаяние. Он судорожно обдумывал, чем можно соблазнить ее… Он может кое-что предложить. Он лично соорудит огромный мраморный памятник Джорджу Тейлору, если такова будет ее цена. Погруженный в свои безумные мысли, Закери не сразу заметил, что неподалеку стоит Рейвенхилл – красивый, высокий, белокурый, пребывавший в полном одиночестве среди блеска и шума бала. Глаза их встретились, и Закери подошел ближе.

– Скажите, – тихо начал он, – кем нужно быть, чтобы попросить своего лучшего друга жениться на своей жене? И каким нужно быть человеком, чтобы вдохновить двух с виду разумных людей согласиться с таким дурацким планом?

Серые глаза собеседника посмотрели на него оценивающе.

– Человеком, который был лучше, чем когда-нибудь будем вы или я.

Закери не удержался и усмехнулся:

– Кажется, образцовый супруг леди Холланд руководит ею даже из могилы.

– Он пытался защитить ее, – пояснил Рейвенхилл без особого пыла, – от таких, как вы.

Спокойствие этого ублюдка привело Закери в ярость. Его соперник держался так дьявольски уверенно, словно уже выиграл состязание, о котором Закери узнал, только придя к финишу.

– Вы думаете, она пойдет на это, да? – обиженно сказал Закери. – Вы думаете, она принесет себя в жертву просто потому, что Джордж Тейлор попросил ее об этом?

– Да, именно так я и думаю, – последовал сдержанный ответ. – И если бы вы знали ее лучше, тоже не сомневались бы.

Почему? Но он не смог заставить себя выговорить этот мучительный вопрос. Почему его собеседник уверен, что она выполнит свое обещание? Неужели она так сильно любила Джорджа Тейлора? Или это вопрос чести? Неужто чувство долга может на самом деле заставить ее выйти замуж за того, кого она не любит?

– Предупреждаю вас, – тихо проговорил Рейвенхилл, – если вы причините леди Холланд вред либо огорчите ее каким-нибудь образом, вы будете иметь дело со мной.

– Ваша забота о ее благополучии очень трогательна. Поздновато вернулись, а?

Это замечание, кажется, задело спокойствие Рейвенхилла. Он едва заметно покраснел, и Закери ощутил мгновенное торжество.

– Я совершал ошибки, – согласился Рейвенхилл. – У меня столько же грехов, как у любого другого, и перспектива занять место Джорджа Тейлора сильно пугает меня. Она испугала бы кого угодно.

– Тогда зачем же вы вернулись? – поинтересовался Закери, жалея, что нельзя как-нибудь переправить этого человека обратно через Ла-Манш.

– Потому, что я могу понадобиться леди Холланд и ее дочери.

– Вы им не нужны. У них есть я.

Рубеж был перейден. С таким же успехом они могли бы быть генералами враждебных армий, стоящих друг против друга на поле битвы. Тонкий аристократический рот Рейвенхилла искривился в презрительной улыбке.

– Вы – это последнее, что им нужно, – заявил он. – Я подозреваю, что даже вам это известно. – И отошел. Закери смотрел на него с каменным лицом, неподвижный, но внутри у него бушевала бессильная ярость.

* * *

Холли нужно было выпить. Большой стакан бренди, такой, чтобы успокоил ее измученные нервы и позволил поспать хотя бы несколько часов. На второй год после смерти Джорджа алкоголь ей уже не требовался. Но когда это только случилось, врач прописал ей стакан вина перед сном, которого оказалось недостаточно. Успокоить ее могли только крепкие напитки, и поэтому она посылала Мод с секретной миссией – когда все укладывались спать, та приносила ей виски или бренди. Зная, что родные Джорджа не одобрят пьющую леди, а также понимая, что убыль напитков в графинах рано или поздно станет заметна, Холли решила обзавестись собственной бутылкой и держать ее у себя в комнате. Использовав Мод в качестве посредника, Холли уговорила одного из лакеев купить ей бренди. Хранила она бутылку в ящике туалетного столика. И теперь, с тоской вспомнив о том запасе, она переоделась на ночь и принялась терпеливо ожидать, когда все в доме лягут спать.

Возвращение с бала было чудовищным. К счастью, Элизабет, слишком взволнованная собственным успехом и вниманием, которое оказывал ей Джейсон Соумерс, не заметила, что Холли и ее брат между собой не разговаривают. Пола, конечно, ощущала напряжение и пыталась разрядить атмосферу легкой болтовней. Холли, заставив себя не обращать внимания на задумчивые взгляды Бронсона, вела светский разговор с Полой, улыбалась и шутила, хотя нервы у нее разгулялись вовсю.

48
{"b":"14409","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Прекрасная буря
Мар. Червивое сердце
Взлом маркетинга. Наука о том, почему мы покупаем
Отражение не меня. Сердце Оххарона
Лунный свет
Любовник из модного каталога
TED-эффект. Как провести визуальную презентацию на видеоконференциях, YouTube, в Facebook и других социальных сетях
Метро 2035. Царица ночи
Это неприлично. Руководство по сексу, манерам и премудростям замужества для викторианской леди