ЛитМир - Электронная Библиотека

Эмма не знала, как долго длилась эта дремота. Она проснулась в объятиях Николая. Ладонь ее покоилась у него на плече, кончики пальцев ощущали грубый рубец шрама. Она чувствовала себя слабой и беззащитной и в то же время удивительно умиротворенной. Она тут же попыталась понять, что произошло, как получилось, что она легла в постель с мужчиной, с Николаем… Ей казалось, что сейчас ее разразит гром, ударит молния, придет ощущение беды… Но ничего похожего не происходило. Должно быть, у нее нет никаких моральных принципов, раз она не испытывает ни малейшего стыда.

В какой- то момент во время ее сна Николай укрыл ее до плеч простыней. Прижимая теперь простыню к груди, Эмма повернулась к нему лицом. Голова ее шла кругом. Ей надо найти свою одежду, надо поскорее возвращаться домой… И, важнее всего, надо убедиться, что он никому не расскажет о случившемся этой ночью. Ради них обоих следовало соблюдать тайну.

– Ник… - смущенно начала она. Он приложил палец к ее губам.

– Я хочу, Рыжик, чтобы ты кое-что обдумала. Мне не нужно немедленного ответа, прямо сегодня. Тебе потребуется время, чтобы понять, чего ты хочешь. Теперь же просто выслушай меня.

– Ладно, - настороженно пробормотала она.

– У тебя ведь теперь никого нет, не так ли? Я имею в виду, никого, за кого ты бы надеялась выйти замуж?

Вопрос вызвал у нее горький смешок.

– Нет и никогда больше не будет.

– Значит, ты собираешься всю жизнь прожить с отцом и Тасей?

– У меня нет выбора.

– Разве? - Он большим пальцем разгладил хмурую морщинку у нее на лбу. - Почему бы тебе, Эмма, не выйти замуж за меня?

Она потрясла головой, словно сомневаясь, что правильно его расслышала.

– Что-что?

– Если ты станешь моей женой, тебе откроются все двери. У тебя будет в десять раз больше богатства и влияния, чем сейчас. Я окажу щедрую поддержку всем твоим благотворительным и прочим начинаниям. Ты сможешь проводить все свободное время со своими животными, если захочешь. Я предлагаю тебе жизнь без запретов и ограничений. Щелкни лишь пальцами, и ты получишь все, что взбредет тебе в голову. Подумай об этом, Эмма, как следует.

Сердце Эммы забилось часто-часто. Она изумленно уставилась на него. Прошла долгая минута, прежде чем она сумела выговорить одеревеневшими губами:

– Почему ты выбрал меня? За тебя ведь пойдет любая. Любая!

Он провел рукой по ее обнаженной груди, ласково задержав ладонь на ложбинке между грудями.

– Ты напоминаешь мне женщин, которых я знавал в России. Пылких, искренних, прямодушных… Я уважаю тебя за честность, радуюсь твоей красоте. Почему бы мне на тебе не жениться?

– И давно появилась у тебя эта безумная мысль?

Николай поймал длинный огненный локон и навил его на палец.

– С тех пор как узнал тебя в твои тринадцать лет, - обыденным тоном ответил он.

– Боже мой!

– Я никогда не видел ребенка с такой силой воли. Ты была великолепна. Я следил за тем, как превращалась ты из своенравной девчонки в прекрасную женщину. Ты единственная никогда не нагоняла на меня скуку. Я хочу, чтобы ты стала моей женой.

Эмма недоверчиво, ошеломленно покачала головой.

– Настоящей женой?

– Во всех смыслах, - подтвердил он, глядя ей в глаза.

– Что, если я откажу тебе? Ты постараешься наказать меня? Пригрозишь рассказать всем о том, как… - Она повела рукой в сторону смятых простыней. - Обо всем этом?

Он усмехнулся, забавляясь:

– Неужели ты обо мне такого плохого мнения?

– Да, - не задумываясь откликнулась она, заставив его рассмеяться. - Впрочем, если бы я даже захотела выйти за тебя замуж, мне это не удастся. Отец никогда этого не допустит.

– Я знаю, как подействовать на твоего отца, - ответил Николай. - Решение только за тобой. Если ты согласна выйти за меня, так и будет.

Она скептически скривилась:

– Я еще не встречала человека, который смог бы справиться с моим отцом.

– Так ты все-таки подумаешь?

– Подумаю, но не верю, что…

Он заставил ее замолчать поцелуем.

– Погодя, - прошептал он. - Ты дашь мне свой ответ погодя.

– Но…

Не обращая внимания на слабые протесты, он осыпал поцелуями ее лицо и шею. Она затрепетала и смолкла, а он продолжал ласкать ее с поразительно бережной нежностью. Она прижала ладони к его изборожденной рубцами бархатной спине и ощутила под пальцами перекат мышц, когда он вновь надвинулся на нее. В этот миг ей почудилось, что она больше себе не принадлежит. Ее тело стало его собственностью, созданной ему на радость и владение. И он оказался добрым, заботливым хозяином, терпеливо лелеющим его, умело пробуждающим отклик в каждой жилке. Никто и никогда не держал ее так долго в объятиях. Она и мечтать не могла об этих удивительных ощущениях. Все тревоги и заботы улетели куда-то прочь… Осталось лишь восхитительное наслаждение от его баюкающих, гладящих рук, длящееся бесконечно, неутомимо, пока страсть не накрыла ее мощной жаркой волной.

Когда, пресытившиеся и довольные, они разжали сплетенные руки, Николай перевернулся на живот и заснул, уткнувшись лицом в подушку. Видны были только слабо светящийся в полумраке лоб и полукруг ресниц. Эмма потянулась и пригладила кудри, вьющиеся на затылке, касаясь их легко-легко, чтобы не потревожить его сон.

Она пожалела женщину, у которой хватит глупости полюбить его… а таких наверняка было немало. Такой недосягаемый красавец, как Николай, легко мог разбить не одно сердце. Не говоря уже о загадочном обаянии его личности… такой сильной, таинственной и такой одинокой. В полном смятении Эмма закинула руки за голову. Черт бы побрал Адама за его измену! Это из-за него оказалась она в нынешней невообразимой ситуации. Однако он покинул ее навсегда, а Николай Ангеловский ее хотел. Неужто будет так страшно стать его женой? Во все времена хватало людей, вступавших в брак без любви.

Она попыталась представить себе, как сложатся их отношения, как все это будет выглядеть. Ей было известно, что он ее желает, но князь относился к тем людям, которые не способны любить кого бы то ни было.

– Не очень-то ты годишься в мужья, - прошептала она, глядя на его мирное лицо. - Но ведь и я не слишком похожа на идеальную жену.

Он сжал пальцы, сдвинул брови во сне. Эмма вдруг осознала, что до сих пор не воспринимала его как обычного живого человека. Он ей казался каким-то экзотическим существом, которым лучше восхищаться с безопасного расстояния, а приближаться ближе чем на вытянутую руку не стоит. Но на самом деле Николай Ангеловский был просто мужчиной. Уязвимым и одиноким, как она сама.

Решение сразу стало легким.

Она прикоснулась к его щеке, погладила появившуюся за ночь щетину и увидела, что он проснулся.

– Николай, - прошептала она, - мне надо отправляться домой, пока еще не рассвело.

Он приподнялся на локтях и потряс головой, чтоб в ней прояснилось.

– Я провожу тебя. Отвезу в карете.

– Нет, я поеду верхом…

– Это небезопасно. Я поеду с тобой.

Эмма поразмыслила и кивнула, соглашаясь.

– Мне не надо времени на обдумывание твоего предложения, Ник. Я могу дать тебе ответ прямо сейчас. Я… я принимаю твое предложение.

Николай не выказал ни удивления, ни особой радости, но она почувствовала его глубокое удовлетворение. Он поднес к губам ее руку и поцеловал кончики пальцев.

– Я знал, что ты согласишься, - произнес он с таким спокойствием, что Эмма чуть не засмеялась.

– Думаю, лучше сначала сообщить эту новость моей семье. Первым порывом отца может быть попытка тебя убить. - Эмма вздрогнула при мысли о возможной реакции семьи. Отец придет в ярость, сдвинет небо и землю, стремясь удержать ее от брака с Николаем. Он может даже лишить ее наследства.

– Я и раньше имел дело с твоим отцом, - ответил Николай. В голосе его прозвучала ирония. - С ним проблем не будет.

Эмма озадаченно моргнула и промолчала. Одна мысль сверлила ей мозг, затмевая все остальные: после того как она выйдет за Николая, никто никогда не посмеет указывать ей, как себя вести и что делать.

20
{"b":"14410","o":1}