ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Мне наплевать, будь ты хоть фавориткой принцессы Уэльской, – пробормотал Рэнд, крепко сжав запястья ее раскинутых в стороны рук. Его тело больно давило на грудь Розали. Страх охватил ее, пульс бешено колотился, мысли путались.

– Не делай этого, ты же можешь найти себе любую, – задыхаясь, говорила она, но Рэнд не слушал ее, он был нетерпелив, а легкий аромат ее тела пробуждал в нем давно забытые чувства. – Отпусти меня, я девственница, – прошептала она последний свой аргумент, и Рэнд вдруг замер.

Взгляды их встретились.

"Это не правда, – думал он. – С такой смазливой внешностью – и девственница? Хорошенькая горничная всегда желанная добыча для мужчин любого сословия".

– Ты врешь, – равнодушно проговорил он.

Ослепленный желанием, Рэнд действительно не верил, что это может быть правдой.

Она, верно, боится не получить должного вознаграждения или просто пытается посильнее разжечь его страсть.

Он давно привык к таким уловкам.

– Но это так!

– Значит, – беззаботно ответил он, – я должен убедиться в этом.

Розали пыталась бороться с ним, но остановить его было невозможно. Он сорвал с нее платье, заставив дрожать от холода и страха при свете ослепительного дня. Погладив ее нежной теплой рукой, Рэнд коснулся губами ее груди. Как она могла противостоять ему, будучи несравнимо слабее? Его же большое крепкое тело было просто создано для агрессии.

"Я не верю, что это случится", – думала Розали, замирая от стыда, когда представляла себя нагую, лежащую на измятой постели в объятиях мужчины.

– Это ужасно, – простонала она.

– Если ты расслабишься, все будет хорошо, – мягко сказал Рэнд, скользнув рукой по ее телу, Розали почувствовала соблазнительный запах его кожи, смешанный с сандаловым ароматом.

– Нет! – задыхалась она, в то время как странная, непостижимая ласка становилась все смелее и настойчивее. Наконец слезы унижения потекли из глаз Розали. – Когда же ты остановишься?

Услышав это, он отбросил все попытки сделать неизбежное более приятным для нее.

– Ты предпочитаешь поскорее перейти к делу? Что ж, я должен угождать тебе.

И прежде чем она успела понять что-либо, с силой овладел ею. От неожиданной резкой боли Розали застонала. Рэнд прошептал ей какие-то ласковые слова. Он вдруг стал неподвижен, держа ее лицо в своих ладонях, но Розали не смотрела на него. Она не хотела принадлежать ему и не нуждалась в его утешениях. Когда желание стало уступать место раскаянию, поведение Рэнда враз изменилось. Он сделался чрезвычайно нежен, пытаясь смягчить ее скованность своими прикосновениями и тихо целуя заплаканное лицо. Но Розали была безутешна: душу ее растоптали, внутренний огонь сжигает все ее тело.

"Теперь я знаю, что это такое, – с тоской думала она. – Как это больно, как стыдно!"

Эмилия не раз говорила ей, что женщина создана для удовлетворения желаний мужчин. Но неужели они находят в этом удовольствие? Едва ли она в будущем добровольно захочет принадлежать кому-нибудь, чтобы снова испытать это оскорбительное насилие.

Наконец все было кончено. Взглянув на простыню, Рэнд увидел пятна крови, красноречиво свидетельствовавшие о том, что девушка не лгала. Рэнд был обескуражен. Он знал множество женщин, но ни одна из них не была девственницей, ни с одной не испытал он такого острого удовольствия. Но Розали была такой хрупкой и слабой, и каким же животно-грубым выглядело его наслаждение в сравнении с ее неопытностью.

– Ты сказала мне правду, – тихо проговорил он.

Розали молчала.

– Отпусти меня, – прошептала наконец она.

– Куда именно ты хочешь, чтобы я тебя отпустил? – спросил Рэнд.

Неожиданно его охватило странное, неуютное чувство ответственности за нее, – В распоряжение леди Уинтроп.

Рэнд нахмурился. Он вспомнил, что познакомился накануне с четой Уинтроп; оба скупые, откормленные, высокомерные, они тем не менее бесстыдно льстили каждому, чье положение в свете было хоть немного выше их собственного. Едва ли они будут столь великодушны к бедной горничной.

– Я знаком с Уинтропами, – сказал наконец Рэнд. – И с их дочерью Элизабет. – В его памяти мелькнуло хорошенькое личико весьма заурядной девицы.

– Ее зовут Элен.

– Ну и что? Они не показались мне чрезвычайно добрыми и вряд ли теперь возьмут тебя. Не забывай, сколько вокруг желающих занять твое место.

– Мне все равно, куда я пойду, – ответила она, – лишь бы уйти отсюда.

Рэнду вдруг страстно захотелось обо всем забыть, но это было невозможно. Он чувствовал, что если просто выставит ее сейчас за дверь, то память о случившемся измучит его.

– Я хочу помочь тебе, но сейчас у меня нет времени.

Розали попыталась возразить, но он перебил ее:

– Молчи, ты не сможешь обойтись без моей помощи.

– Мне не надо…

– Я понимаю тебя.

– Не думаю, – с ненавистью проговорила Розали. – Иначе тебе пришлось бы застрелиться.

Рэнд усмехнулся. Ему нравилось, что она так быстро пришла в себя. Другая девушка на ее месте просто выбросилась бы из окна, не размениваясь на ненависть к своему обидчику.

Вдруг его осенило; а что, если предложить ей свое покровительство, взять с собой во Францию и таким образом скрасить себе скучную поездку.

– Что сделано, того не поправить, – сказал он. – И последствия случившегося не замедлят сказаться. – Ему нужно было во что бы то ни стало убедить ее. – Ведь ты уже потеряла свою работу и не сможешь теперь вернуться к леди Уинтроп?

– Да, – сказала Розали упавшим голосом. – То есть нет. Я не вернусь туда.

– Средств к существованию у тебя, кажется, тоже нет?

Она кивнула. Действительно, у нее не было ни пенни.

– У тебя есть кто-нибудь?

– Мама, – призналась Розали. – Она служит у Уинтропов. – Она закрыла глаза рукой. – Я потеряла ее вчера во время пожара в театре.

Рэнд помолчал.

– Ты образованная девушка, – продолжил он. – Я легко найду тебе место гувернантки. Но сейчас я еду во Францию.

– Мне не нужна твоя помощь!

– Ты должна принять ее, если не хочешь, чтобы все это опять повторилось. Вот что – я возьму тебя с собой.

Это всего на несколько недель. А когда вернемся, я все устрою.

"Какая наглость, – думала Розали. – Я скорее умру, чем соглашусь стать его любовницей! И как вообще он смеет после всего, что случилось, предлагать мне такое!"

– Уж лучше пойти на панель, чем остаться с тобой хотя бы на секунду.

– Мне ничего от тебя не нужно, – ответил Рэнд. – Неопытная девушка с язвительным язычком не в моем вкусе. А то, что случилось, всего лишь минутная слабость.

– Ну а если у тебя вновь возникнет желание, а я буду самой доступной для тебя в тот момент. Что тогда?

– Ерунда, во Франции полно женщин. В любой момент к моим услугам огромный выбор. Можешь быть абсолютно спокойна.

– Спокойна?! Пока ты не дал мне повода для этого…

Думаешь, я настолько глупа?

– Послушай, я вообще могу забыть о тебе, иди куда хочешь.., или прими мое предложение. По крайней мере не будешь голодать.

– Я не знаю, что делать, – в отчаянии прошептала Розали. – Я не хочу быть с тобой.

Рэнда поразила ее наивность, ему вдруг захотелось приласкать и успокоить ее, как маленькую девочку, но он резко сказал:

– Выбирай, – зная, что, если она сейчас откажется, он все равно заставит ее поехать.

– Ты думаешь, хорошая еда и несколько дней, проведенных в роскоши, возместят мне то, что ты отнял? Тебе не расплатиться со мной никогда!

– Это еще не известно. Девственность служанки вообще ничего не стоит. Соглашайся, пока я не передумал.

– Значит, и должна на коленях благодарить тебя? – Розали дрожала от гнева.

– Я считаю, – спокойно ответил Рэнд, – что ты еще слишком молода и что если сейчас ты не примешь мое предложение, то очень скоро окажешься на улице или в публичном доме. Я не хочу, чтобы это осталось на моей совести. Однако, если ты откажешься, я буду чувствовать себя свободным от каких-либо обязательств, что бы ни случилось с тобой в дальнейшем.

7
{"b":"14411","o":1}