ЛитМир - Электронная Библиотека

Биение сердца эхом отдавалось у нее в ушах, и где-то поверх этого бешеного ритма откуда-то из кладовой донесся озабоченный голос Элизы:

— Не нашли красной смородины? А чем же мы тогда украсим пирог?

Сэр Росс отпустил ее губы, такие влажные и мягкие от его поцелуя. Его лицо по-прежнему оставалось рядом, и Софи казалось, что она вот-вот утонет в бездонном серебряном омуте его глаз. Он поднес руку ей к лицу и нежно погладил, пальцы быстро пробежали по щеке, большой палец слегка погладил ей губы.

— Вместо нее мы купили белой…

И как только эти слова слетели с ее губ, сэр Росс поцеловал ее снова, и снова этот поцелуй был жадным, страстным и сладким. Пальцы Софии впились Россу в шею, там, где на воротник ниспадали темные волнистые волосы. Ее моментально пронзило новое для нее ощущение, от чего сердце забилось еще сильнее. Чувствуя, что она не сопротивляется, сэр Росс еще сильнее впился ей в губы поцелуем, словно пытался обнаружить в глубине ее рта сладкий нектар и выпить его до дна. Колени Софии ослабели, и она удержалась на ногах только потому, что он обхватил ее тело, а сам тем временем продолжал терзать ее ненасытным поцелуем.

— Белой? — не унималась тем временем Элиза, недовольная тем, что ее поручение осталось невыполненным. — Но вкус уже будет не тот. Ну да ладно, это лучше, чем ничего.

Росс отпустил Софию и помог ей сохранить равновесие, ухватив за талию. Она растерянно посмотрела на него, он же только улыбнулся и вышел из кухни, тем более что в этот момент из кладовой появилась Элиза.

— Мисс София, а где мешок сахарного песку? Мне казалось, я внесла его кладовую, но… — Она остановилась и обвела глазами кухню. — А где же сэр Росс?

— Он… — София наклонилась, чтобы поднять с пола розу. — Он ушел.

Пульс ее бешено бился, ее всю лихорадило. Боже, как ей жить без поцелуев и ласк этого столь ненавистного ей человека! Нет, она все-таки лицемерка, ветреная, капризная особа. Да еще и глупая в придачу.

— Мисс Сидней! — позвал ее Эрнест, внося внутрь завернутый в коричневую бумагу сверток. — Какой-то человек принес вам его минут десять назад.

София сидела за столом, наслаждаясь чашкой утреннего чая. Странно, она не делала никаких покупок, ничего не заказывала по хозяйству. А дальняя родственница, которая когда-то приютила ее после безвременной смерти ее родителей, была не из тех, от кого можно ожидать неожиданных подарков, тем более таких.

— Интересно, что это такое? — удивилась она вслух, глядя на загадочный сверток. На нем значились ее имя и адрес суда по уголовным делам на Боу-стрит, однако отправитель указан не был. — Скажи, к нему, случайно, не прилагалась записка? — спросила она Эрнеста и, взяв в руки нож, перерезала грубую бечевку, которой был перевязан загадочный сверток.

Но Эрнест покачал головой:

— Может, она внутри? Я помогу вам его развернуть. Эти бечевки такие крепкие. Того и гляди нож сорвется, и тогда пальца как не бывало. Давайте я вам помогу.

София улыбнулась его искреннему желанию прийти ей на помощь.

— Спасибо тебе, Эрнест, за заботу. Но если не ошибаюсь, сэр Грант велел тебе принести бутыли с чернилами, которые он заказал неподалеку в аптекарской лавке.

— Это точно, велел, — согласился Эрнест и тяжко вздохнул, словно ему предстояло сделать неимоверное количество дел. — Я лучше займусь этим, когда сэр Грант вернется с заседания суда.

София улыбнулась и пожелала ему удачи, а сама вновь взяла в руки загадочный сверток. Ловким движением она развернула коричневую бумажную обертку. Под ней оказалась еще одна, из белой папиросной бумаги, в которую было завернуто что-то мягкое и шуршащее. Любопытство взяло верх, Софм развернула и этот внутренний слой.

И тотчас онемела от изумления — ибо под ним оказалось платье. Нет, не простое повседневное, какие она привыкла носить, а вечернее, из тончайшего шелка и кружев. В таком впору идти на бал. Да, но кто прислал ей этот роскошный наряд? Дрожащими пальцами она пыталась нащупать в шелковых складках записку. Но тот, кто прислал ей этот подарок либо позабыл вложить записку, либо намеренно не стал этого делать. София даже потрясла платье, но записки так и не нашла и просто продолжала смотреть на чудную вещь в немом изумлении. Было в этом наряде нечто до боли знакомое, вот только что? Нечто такое, воспоминание о чем хранилось в самых потаенных уголках ее памяти.

Кажется, точно такое же платье было когда-то у ее матери. В детстве София обожала примерять материнские наряды, туфли ли и украшения, часами играя в принцессу. И ее самое любимое шелковое платье было удивительного цвета — в зависимости от освещения оно казалось то зеленовато-сиреневым, то серебристым. Платье, которое лежало сейчас перед ней, было того же удивительного оттенка, с таким же глубоким вырезом а его пышные рукава также украшало тончайшее кружево. Нет, все-таки это платье не могло принадлежать ее матери. Скорее это копия в чуть более современном стиле — у этого платья занижена линия талии, а юбка заметно пышнее.

Озадаченная и даже слегка напуганная, София сложила наряд и завернула вновь в коричневую бумагу. Кто прислал ей этот подарок? Зачем ему это понадобилось? Совпадение или нет, что это платье столь похоже на платье ее матери?

Прихватив с собой сверток, София тотчас вышла из кухни и решительным шагом направилась к тому единственному человеку, которому доверяла. Позднее, когда она задумывалась над всей этой историей, она сама не могла толком объяснить, что подтолкнуло ее обратиться за помощью к сэру Россу. Ведь до этого она долгие годы привыкла полагаться исключительно на саму себя. Очевидно, это был знак происшедших в ней самой перемен — причем таких, о которых она сама не хотела бы задумываться.

Дверь в кабинет Росса Кэннона была закрыта, и голоса, доносившиеся изнутри, свидетельствовали о том, что у него совещание. Расстроенная, София остановилась перед дверью, не зная, что ей делать дальше. Однако неожиданно в коридоре появился мистер Викери.

— Доброе утро, мисс Сидней, — поздоровался с ней клерк. — Вряд ли сэр Росс готов заслушивать показания.

— Я… я хотела бы поговорить с ним по личному вопросу, — пролепетала София, прижимая к груди загадочный сверток. — Но к сожалению, он сейчас занят, и мне бы не хотелось его беспокоить.

Викери нахмурился и подозрительно посмотрел на нее.

— Мисс Сидней, если не ошибаюсь, сэр Росс однозначно дал понять, что, если у вас возникают вопросы, вы тотчас можете обращаться к нему за помощью.

— Но это дело может подождать, — решительно произнесла она. — Оно не слишком важное. Я вернусь позже, когда сэр Росс освободится. Нет, нет, мистер Викери, умоляю вас, не надо стучать в двери, я бы не хотела ему мешать, — едва ли не простонала София. Однако невзирая на ее бурные протесты, клерк решительно постучал в дверь кабинета.

К неудовольствию Софии, дверь открылась, и она увидела, что сэр Росс провожает до порога какого-то незнакомца. Это был седовласый джентльмен, хотя и невысокого роста, однако весьма внушительной наружности, хорошо одетый. София заметила, что белый галстук у него повязан поверх кружевной манишки. Глаза незнакомца тотчас сосредоточились на ее фигуре, после чего он вновь повернулся к главному судье.

— Теперь мне понятно, Кэннон, — сухо заметил посетитель, — почему вы так спешили как можно скорее завершить наш разговор. Общество этой прекрасной особы для вас намного предпочтительнее моего.

Росс Кэннон тотчас скривил рот, однако спорить не стал.

— Всего вам доброго, лорд Литлтон. Я внимательнейшим образом изучу представленный вами проект. Тем не менее не могу обещать вам, что пересмотрю свою точку зрения.

— Мне нужна ваша поддержка, Кэннон, — произнес лорд мягко и вместе с тем настойчиво. — А после того как я ею заручусь, вы станете моим самым полезным другом.

— Ничуть в этом не сомневаюсь.

Они обменялись поклонами, и Литлтон удалился. Было слышно, как подметки его дорогих туфель негромко зашуршали по натертому полу.

19
{"b":"14412","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как я поменял одного папу на двух золотых рыбок
Отражение не меня. Сердце Оххарона
Отель
Английский для дебилов
Те, кто уходит, и те, кто остается
Против нелюбви
Харви Вайнштейн – последний монстр Голливуда
Скажи машине «спокойной ночи»
Естественная история драконов. Мемуары леди Трент. Путешествие на «Василиске»