ЛитМир - Электронная Библиотека

Росс привел в порядок одежду и, подойдя к ней сзади, нежно положил ей на плечи руки. Почему-то это прикосновение заставило ее вздрогнуть. Она с трудом удержалась от того, чтобы не схватить его руки, поднести их к груди и молить его, чтобы он удовлетворил ее страсть, утолил ее телесную жажду. Но вместо этого она застыла на месте, словно окаменев, пока Росс пытался пригладить ей прическу.

— Сразу видно, что я давно не занимался подобными вещами. — В его голосе слышалась ирония. — А ведь когда-то я умел правильно рассчитать нужный момент.

— Нам не следовало п-позволять себе такое, — слегка заикаясь, произнесла София. Ее распухшие губы почти не слушались. — Как хорошо, что нам п-помешали.

Она почувствовала, как его пальцы сжали ей плечо.

— Бог свидетель, скоро я доведу это дело до конца! Ждите меня в своей комнате.

— Не надейтесь, — тотчас возразила она. — Я запру дверь на замок. И вообще, давайте оставим эту тему. Что касается меня, то между нами ничего не было.

— София, — прошептал он, — только одно способно удержать меня от вашей постели — это если вы скажете, что я вам не нужен!

Росс ждал ответа. София стояла молча, а тем временем в ней боролись самые разные чувства. Казалось, еще мгновение, и они взорвут ее изнутри. Стоило ей только открыть рот, чтобы заговорить, как у нее перехватывало дыхание, а плечи начинали подрагивать. Она бы наверняка рухнула без сил, если бы не его руки, нежно поддерживавшие ее, не давая упасть.

— Пожалуйста, — жалобно прошептала она, сама плохо понимая, о чем собралась просить его.

Его ладонь скользнула ей по ключице, остановившись на груди, где сквозь плотную ткань платья можно было ощутить биение ее сердца.

— Скоро мы примем единственно правильное для нас решение, — нежно произнес он. — Поверьте мне, София, вам нечего бояться.

Но она резко отстранилась от него.

— Это почему же? — произнесла она хрипло и направилась к двери. — Просто вы еще многого не знаете.

Глава 10

София бросилась в свою комнату и попыталась отдышаться и привести себя в порядок. Она умылась холодной водой, при этом терла лицо с таким остервенением, что оно порозовело. Причесав волосы и уложив их в аккуратный узел на затылке, растерянная и взвинченная, она вернулась к своим обязанностям.

Вскоре объявили, что игра закончена, и гости нашли себе новое развлечение. Они принялись играть в шарады, изображая античные статуи. Каждая попытка представить очередной классический шедевр сопровождалась взрывами хохота. София, не получившая образования в области искусства, никак не могла взять в толк, что в этой игре смешного и увлекательного. Она велела лакеям освободить место для чая и стаканов под портвейн. Посудомоечная была полна девушек, им предстояло перемыть горы посуды — тарелок, бокалов, ножей и вилок. К счастью для Софии, прислуга была так занята, что вряд ли кто обратил внимание на ее рассеянный вид.

Было уже почти два часа ночи, и большинство гостей начали расходиться по своим комнатам, где их уже поджидали горничные и лакеи, чтобы помочь им раздеться и отойти ко сну. Измученная так, что едва не валилась с ног от усталости, София проследила за уборкой гостиных и даже похвалила слуг за прилежный труд. В конце концов все дела были сделаны, и София смогла позволить себе удалиться в свою комнату, взяв с собой причудливую старинную лампу в виде чаши, в которой были просверлены отверстия. Хотя внешне она оставалась спокойна, рука ее все же подрагивала и по стенам подобно светлячкам плясали яркие точки.

Придя в свою комнату, София тихо закрыла за собой дверь. Лампу она поставила на небольшой столик в углу. Лишь сейчас, оказавшись одна, София отдалась во власть эмоций. Опершись о край стола, она низко склонила голову и горестно вздохнула. Глядя сквозь навернувшиеся на глаза слезы на пламя лампы, она вспомнила объятия Росса, его губы, то, как ее тело таяло под его ласками.

— Росс, — прошептала она, — я не могу тебя покинуть.

— Я бы этого никогда не допустил, — ответил ей из темноты мужской голос.

София резко обернулась, негромко вскрикнув. В неярком свете лампы, отбрасывавшей точечные блики по стенам и потолку, она разглядела лицо Росса. Он лежал на узкой кровати, тихо и неподвижно — неудивительно, что она не заметила его, когда вошла в комнату.

— Господи, как вы меня перепугали! — воскликнула она.

Он слегка улыбнулся, поднимаясь с кровати.

— Простите, — пробормотал он и, шагнув к ней ближе, провел кончиками пальцев по ее влажным от слез щекам. — К чему все эти разговоры о том, что вы не хотите меня покинуть? Я виноват перед вами. Я понимаю, что сделал то, чего мне не следовало делать. Еще раз прошу, простите меня.

От его слов ей почему-то захотелось разрыдаться. София почувствовала, как у нее от слез защипало глаза.

— Дело не в этом.

Он обнял ее за шею и вытащил из ее волос шпильки. Те, тихонько звякнув, упали на пол.

— Тогда в чем же? Скажите мне, чтобы я знал. — Его пальцы нежно поглаживали ей волосы, которые пышной волной рассыпались ей по плечам. — Надеюсь, вы уже все поняли. Скажите мне, и я исправлю все, что смогу.

София готова была броситься ему на шею. Однако сдержала слезы, что стоило ей немалых трудов, и отвернулась.

— Есть вещи, которые уже не исправить, — процедила она сквозь стиснутые зубы.

— Например?

Она вытерла щеки тыльной стороной ладони, всеми силами стараясь не расплакаться вновь.

— Прошу вас, не прикасайтесь ко мне, — произнесла она едва ли не шепотом.

Однако Росс не обратил внимания на ее просьбу и крепко обнял, прижав к своей широкой груди..

— София, вы же знаете, какой я упрямец.

Его рука скользнула ей на поясницу. София поняла, что ей будет нелегко вырваться из его рук. Его губы нежно коснулись ее лба.

— Рано или поздно я узнаю от вас правду. Поэтому для нас обоих будет лучше, если вы мне ее расскажете прямо сейчас.

София с ужасом поняла, что Росс действительно не уйдет отсюда, пока не добьется от нее ответа, если, конечно, она не придумает, как избавиться от него.

— Прошу вас, оставьте меня, — четко, едва ли не по слогам, произнесла она. — В противном случае я закричу и расскажу всем, что вы пытались взять меня силой.

— Что ж, давайте посмотрим, что у вас получится, — негромко сказал Росс. Он остался спокоен и невозмутим, в то время как ее била нервная дрожь. На его губах играла вызывающая улыбка. — Кстати, это поможет вам убедиться на собственном опыте, что со мной шутки плохи.

— Разрази вас гром! — воскликнула она.

— Думаю, вы готовы мне все рассказать, — пробормотал он, зарывшись лицом ей в волосы. — Я ведь знаю, что с той самой минуты, как вы пришли работать на Боу-стрит, вы многое пытались держать от меня в секрете. Настала пора мне во всем признаться, София. И тогда у вас не останется причин для страха.

Тяжело дыша, София вцепилась в его крепкие, мускулистые руки. Верно, настало время во всем признаться. Ей придется рассказать Россу все и принять последствия этого признания.

Он крепко держал ее в объятиях, и ее тело сотрясали рыдания. Она оплакивала и свои, увы, теперь уже несбыточные, планы отмщения, и свою безнадежную любовь.

— Успокойтесь, прошу вас, — прошептал Росс, прижимая ее сильнее к груди, словно пытался защитить от всех невзгод и печалей. — София, милая, прошу вас, не надо плакать. Все хорошо.

Нежность, с какой он обращался к ней, была для нее невыносима. София попыталась вырваться из его рук и нечаянно зацепилась за кровать. Чтобы не упасть, она села и вытянула вперед руки, словно отгораживаясь от Росса. Этот жест, каким бы беспомощным он ни казался со стороны, был призван удержать его на расстоянии. Росс остался стоять, загораживая своим мощным телом слабый свет лампы.

— Я вам ничего не скажу, если вы ко мне прикоснетесь, — сказала София. — Прошу вас, оставайтесь на своем месте.

Росс не пошевельнулся, сохраняя молчание.

38
{"b":"14412","o":1}