ЛитМир - Электронная Библиотека

И как раз в тот момент, когда его робкая совесть все-таки набралась смелости и потребовала, чтобы он немедленно уходил, дверь распахнулась и Росс встретился взглядом с голубыми глазами Софии. На ней была строгая ночная сорочка, застегнутая на пуговицы под самое горло. Росс тотчас поймал себя на том, что мечтает медленно расстегнуть эти пуговицы и прочувствовать языком каждый дюйм этой нежной шеи.

— Вы собираетесь простоять под дверью всю ночь? — не громко спросила София.

Не сводя с нее глаз, Росс схватился за ручку двери. Желание жгло его изнутри адским огнем, лишая способности ясно мыслить.

— Я просто пришел проверить, все ли у вас в порядке, — заикаясь, пробормотал он.

— Не все, — ответила София и, схватив его за полы жилета, потянула к себе. — Мне скучно одной.

Тяжело дыша, Росс вошел за ней в комнату. Закрыв за собой дверь, он серьезно посмотрел ей в лицо. В неверном свете свечи ее губы казались бархатистыми бордовыми лепестками розы.

— Нам не следует торопиться, — хрипло проговорил он, давая ей последний шанс к отступлению. Однако эти слова буквально застряли у него в горле. И тогда он шагнул к ней и привлек к себе ее гибкое стройное тело. Она же в ответ даже приподнялась на цыпочки, чтобы как можно теснее прижаться к нему.

— Хотя бы раз в жизни вы способны на необдуманный поступок? — прошептала София, обнимая его за шею. Росс почувствовал, как ее зубы нежно покусывают ему мочку уха.

— Ну как? Или все-таки боитесь? — прошептала она.

Те немногие воспоминания о ее первом возлюбленном, которые еще оставались у Софии, растаяли как дым, стоило ей оказаться в объятиях Росса. Он раздел ее и разделся сам, не торопясь, то и дело припадая к ее губам мучительно-сладостным поцелуем. Несколько озадаченная, София задалась про себя вопросом, как человек, который привык жить в столь стремительном темпе, может одновременно быть столь нетороплив в постели, словно время потеряло для него всякий смысл. Когда наконец он снял с нее сорочку, она, обнаженная, прижалась к нему всем телом, сладостно всхлипнув, словно лишилась тяжких незримых оков. Густая поросль на его груди приятно щекотала. Где-то рядом со своим животом София почувствовала твердость его естества и, неискушенная в искусстве плотских утех, рискнула осторожно потрогать этот гордо воздетый вверх символ мужской силы.

Он оказался слегка неровным — под шелковистой кожей ощущались взбухшие вены, а сама кожа была подвижной и гладкой. В ответ на робкое прикосновение ее рук жезл слегка задвигался, словно жил своей, отдельной от всего тела, жизнью. У Софии перехватило дыхание.

— Не бойся, — произнес Росс. Голос его прозвучал слегка хрипло — от желания и чего-то еще, что, подумала София, ужасно походило на смешок. Он направил ее пальцы. — Вот здесь. Тут он гораздо чувствительнее.

Неожиданно Росс схватил ее за запястье.

— На сегодня хватит, — произнес он хрипло.

— Но почему?

— Потому что сейчас ты доведешь меня до сумасшествия.

— Именно это я и намерена сделать, — ответила София, и Росс рассмеялся.

— Нет, сегодня все будет по-моему, — прошептал он и, подхватив обеими руками, положил ее на узкую кровать. — Нам некуда спешить. Впереди целая ночь, — добавил он и лег рядом с ней, стройный, мускулистый.

София подкатилась к нему ближе, трепеща от желания. Он опрокинул ее на спину, а сам нагнулся над ней, обдав ее грудь своим жарким дыханием. Кончик его языка принялся играть с ее соском. Застонав от удовольствия, София вцепилась ему в плечи, подаваясь вперед. Росс какое-то время слегка покусывал и ласкал губами набухший сосок, после чего переключил внимание на вторую грудь, доводя Софию своими ласками до исступления.

— Росс, — прошептала София.

— Мм?

— Еще, пожалуйста, еще, прошу тебя.

Она почувствовала, как его рука скользнула к низу ее живота, и тотчас подалась ему навстречу, выгнувшись дугой.

Росс поднял голову и довольно отметил про себя, что на ее щеках выступил румянец, а сама она постанывает от удовольствия. Его пальцы тотчас скользнули в шелковистые завитки, нащупывая под ними набухший от страсти женский бутон. Увы, прикосновение это было мимолетным.

— О, Росс, прошу тебя, не надо останавливаться, — взмолилась София.

— Нет, мне хочется чего-то другого, — ответил он и наклонился ниже, осыпая поцелуями ей живот до тех пор, пока плечи его не оказались у нее между бедрами.

София почувствовала, как его губы прикоснулись к заветному треугольнику у нее между ног. Неожиданно она поняла, что он намерен сделать, и, передернувшись от потрясения и отвращения, присела на кровати, опершись на локти.

— Погоди, — прошептала она в ужасе, отталкивая его голову. — Погоди. Только не это!

— Разве раньше ты никогда этого не делала?

— Разумеется, нет! Мне и в голову не могло прийти, что кто-то способен… — Она не договорила, растерянно нахмурившись. — Сомневаюсь, что Энтони был искушен в подобных вещах.

Росс от души расхохотался, а затем поцеловал ее колено.

— Мне хотелось сделать это с тобой уже в самый первый день.

— В самый первый день? — София отказывалась верить собственным ушам.

— Да, прямо у себя в кабинете. Меня так и подмывало опрокинуть тебя на стол и, задрав на тебе юбки, засунуть голову тебе между ног.

— Ну уж нет, — довольно скептически произнесла София, отказываясь поверить, что под столь непробиваемой внешностью способна таиться такая безудержная страсть. — Но ты был само хладнокровие!

— Хорошо себе хладнокровие, когда ощущаешь дикое возбуждение!

— Неужели? Но как тогда…

Росс не дал ей договорить, вновь зарывшись лицом ей между ног.

— О, Росс, прошу тебя, погоди…

— После этой ночи, — прошептал он голосом змея-искусителя, — ты навсегда позабудешь о том, кто такой Энтони.

София почувствовала, как он пальцами раздвинул набухшие складки, и в следующее мгновение его язык коснулся ее нежного бутона. Локти подогнулись под ней, и она со стоном откинулась на постель, отрешенно глядя на темный потолок. О Господи, он ласкал ее языком — неспешными, дразнящими движениями, от которых по ее телу то и дело пробегала сладостная дрожь!

Она была не в силах остановить бесстыдное движение своих бедер, которые, казалось, сами вздымались навстречу его ласкам. Росс просунул под нее руки, направляя ритм ее тела, а тем временем его язык ласкал ее, заигрывал с ней, дразнил и дарил наслаждение. В тот момент, когда все эти ощущение слились в одно — невыносимый по своей силе взрыв, — он наконец поднял голову и передвинулся выше, накрывая ее всем своим телом.

— О Боже! — простонала София, паря у самых вершин блаженства. — Пожалуйста, прошу тебя…

Росс мощным движением вошел в нее. София вскрикнула, и ее тело на мгновение инстинктивно напряглось в ответ на это нежное и вместе с тем смелое вторжение, натянутое словно струна, до последнего предела. Она изо всех сил пыталась вместить его в себя, но, казалось, это было невозможно.

Она почувствовала, как его губы нежно коснулись ее губ, и он произнес:

— Ничего не бойся, я не сделаю тебе больно.

Затем его рука проскользнула в тесное пространство между их телами, и она почувствовала, как он ласкает ее, одновременно медленно и ритмично погружаясь в нее, и каждое такое погружение исторгало из ее груди сладостный стон. София даже прикусила губу, пытаясь сдержать эти невольные стоны. Наконец он полностью вошел в нее, погрузившись до самого Упора. Но тотчас вынырнул наружу почти полностью, чтобы потом снова мучительно медленно погрузиться в ее восхитительную плоть. При этом волосы на его груди приятно щекотали ей соски, живот терся о ее живот. София подалась вверх ему навстречу, и с каждым таким ритмичным движением по ее телу прокатывалась новая сладостная волна.

— Прошу тебя, сильнее, ну пожалуйста, еще сильнее! Еще! — стонала она, словно мучимая неутолимой жаждой.

Росс припал к се губам поцелуем, заглушая ее жалобные всхлипы. Наконец по ее телу пробежала сладкая судорога. Росс тоже издал стон и пальцами впился ей в бедра, изливая внутрь ее лона обильное семя.

45
{"b":"14412","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Креатив по правилам. От идеи до готового бизнеса
Слова сияния
Таинственная история Билли Миллигана
Навеки твой
Академия чёрной магии
Долина драконов. Магическая Экспедиция
По любви. Грязный стиль
Вне себя
Святой, Серфингист и Директор