ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вот увидите, вам понравится, — произнес Эрнест, жадно набивая себе рот.

Росс откусил пропитанный сладким соусом блинчик и запил его глотком кофе. И пока он вкушал утреннюю трапезу, то постепенно проникся непривычным ему чувством довольства. Боже праведный, как: давно он не пробовал ничего, кроме убогой стряпни Элизы!

В течение нескольких минут сэр Росс поглощал предложенные Софией блинчики, пока тарелка не опустела. София подходила время от времени, чтобы наполнить его чашку или предложить еще бекона. Уютное тепло кухни и вид Софии, хлопотавшей по хозяйству, вызывали в нем невольную улыбку. Сэр Росс положил вилку, встал и серьезно посмотрел на нее:

— Мне пора идти. Благодарю вас за завтрак, мисс Сидней. София поставила перед ним еще кружку кофе, заглянув при этом ему в глаза.

— Как я понимаю, сэр, вы намерены провести весь день у себя в кабинете?

Росс покачал головой, любуясь ее непослушными локонами. От горячей плиты щеки ее пылали и слегка блестели бисеринками пота. Боже, как ему хотелось поцеловать ее, ощутить вкус ее губ, ее тела!

— Нет, большую часть утра я проведу вне стен кабинета, — произнес он почему-то охрипшим голосом. — Я провожу расследование — прошлым вечером на Рассел-сквер совершено убийство.

— Берегите себя, сэр.

Как давно никто не говорил ему ничего подобного! Росс мысленно отругал себя за неподобающую мужчине чувствительность. Но увы, как он ни старался, он не мог отделаться от приятного чувства, горячей волной разливавшегося по всему его телу. Однако он ограничился коротким кивком и, прежде чем выйти из кухни, еще раз посмотрел на нее.

София провела первую половину дня, занимаясь разбором деловых бумаг и корреспонденции, которая огромной кипой была свалена в углу кабинета сэра Росса. И пока она занималась сортировкой, ей посчастливилось познакомиться с архивом — это было пыльное, запущенное помещение. Понадобится не один день, а может, даже не одна неделя, прежде чем она сумеет все аккуратно разложить по соответствующим ящикам. Пока София занималась своими делами, она задумалась о том, что же ей удалось узнать про сэра Росса как на основе личного общения с ним, так и тех замечаний, что она услышала из уст прислуги, клерков и сыщиков. Складывалось впечатление, что главный судья подголовным делам — человек поразительной силы воли, он никогда не бранится и не пьет. Лишь несколько сделанных вполголоса замечаний — и сыщики бросались выполнять свои обязанности. Сэр Росс пользовался уважением всех, кто работал под его началом. Однако одновременно его подчиненные были не прочь позлословить по поводу его холодной и методичной натуры.

Однако София отказывалась верить, что Росс Кэннон действительно холоден и нелюдим. Она подозревала, что за холодным, если не суровым видом кроется мощная чувственность, которая, если ей дать волю, способна все смести на своем пути. Если учесть, с каким самозабвением он отдавался работе, то можно было предположить, что с неменьшим самозабвением он отдастся и любви. Это чувство будет для него не менее важно, не менее дорого, чем его остальные жизненные принципы. Росс Кэннон ляжет в постель только с той, кому он предан всей душой. Так что если ей удастся его соблазнить, то в ответ она получит его любовь и преданность. Интересно, а каким образом можно завоевать столь безграничную любовь мужчины? Интуиция подсказывала Софии, что Росс не устоит перед женщиной, которая привнесет в его жизнь нежность и заботу — то есть то, чего ему больше всего не хватало. В конце концов, он же не небожитель, и даже его силам есть какой-то предел. Прежде всего он человек, который заставляет себя трудиться до изнеможения. Для того, кто несет на своих плечах такое тяжкое бремя, важно иметь рядом с собой верную подругу, готовую взять на себя заботу о нем.

Вернувшись в кабинет сэра Росса, София вытерла мягкой тряпицей пыль с подоконника. И пока она была занята этим делом, она заметила объект своих дум внизу на улице. Сэр Росс остановился у железных кованых ворот. Как оказалось, он разговаривал с женщиной, которая, судя по всему, поджидала его у входа в вверенное ему учреждение. На ней была коричневая шаль, закрывавшая ей голову и плечи. София тотчас вспомнила, что накануне мистер Викери отправил эту женщину восвояси ни с чем. Просительница хотела видеть самого сэра Росса, однако клерк сказал ей, чтобы она приходила завтра, поскольку сегодня у главного судьи полно неотложных дел.

Однако сэр Росс открыл для женщины ворота и провел ее ко входу в дом номер три. Софию тронула такая забота, тем более что просительница явно была низкого происхождения, гораздо более низкого, чем он сам. Она была плохо одета и немолода, однако главный судья галантно предложил ей руку, словно рядом с ним шла герцогиня.

Сэр Росс привел посетительницу к себе в кабинет; от Софии не укрылось, как хмуро насуплены его брови.

— Мисс Сидней, — сказал он ровным тоном, усаживая просительницу на стул. Женщина была средних лет, худощавая, на вид измученная, с красными от слез глазами. — Это мисс Триммер. Как я понимаю, накануне мистер Викери отказался впустить ее.

— Как я полагаю, мистер Викери заботился о том, чтобы вам никто не мешал работать, ведь ваш распорядок дня был и без того напряженный.

— При необходимости я могу всегда выкроить время, — ответил сэр Росс, откинувшись в кресле и скрестив руки на груди. Он говорил негромко, проникновенным тоном, которого София еще ни разу не слышала от него. — Итак, мисс Триммер, вы говорите, что опасаетесь за жизнь вашей сестры. Будьте добры, объясните подробнее, чем вызвана ваша тревога.

Старая дева, дрожа, принялась комкать в руках концы своей старой потрепанной шали и, превозмогая страх, заговорила.

— Моя младшая сестра, Марта, замужем за мистером Джереми Фаулером, — начала она, но тотчас умолкла, не в силах совладать с охватившим ее волнением.

— И каков род занятий этого мистера Фаулера? — задач ей наводящий вопрос сэр Росс.

— Он аптекарь. Они живут на втором этаже над его лавкой, что на Сент-Джеймсском рынке. Между мистером Фаулером и Мартой возникли кое-какие разногласия, и… — Просительница вновь не договорила и снова принялась нервно комкать в руках концы шали. — А несколько месяцев назад она совершила поступок, который привел мистера Фаулера в ярость. С тех пор я ее не видела.

— То есть она куда-то исчезла из дома?

— Нет, сэр… Мистер Фаулер вот уже почти месяц держит ее взаперти у себя в комнате и никуда не выпускает. Скажу больше, он никому не позволяет навещать ее… Боюсь, как бы моя сестра не захворала, сидя под замком. Я сколько раз слез но умоляла мистера Фаулера, чтобы он отпустил ее с Богом, но он и слышать не хочет и все пытается придумать, как бы ее посуровее наказать.

— Наказать за что, собственно? — спокойно поинтересовался сэр Росс.

Щеки просительницы пошли красными пятнами.

— У меня такое подозрение, что Марта нашла себе другого мужчину. Нет, я не собираюсь ее оправдывать. С ее стороны это дурной поступок. Но все равно мне ее жаль. По натуре она добрая, любящая женщина, и я уверена, что раскаивается в душе за свой поступок. И почему только мистер Фаулер отказывается простить ее! — Глаза мисс Триммер вновь наполнились слезами, и она вытерла их краешком шали. — Кого я только не просила помочь мне вызволить мою несчастную сестру! Но все как один твердят, что, мол, муж и жена одна сатана и не нужно вмешиваться. Мистер Фаулер утверждает, что он сделал это потому, что любит Марту, — мол, она обидела его до глубины души. И никто, никто, даже его родственники, не осуждает мужа моей сестры за столь жестокое с ней обращение.

Взгляд сэра Росса оставался холодным и колючим.

— Мне всегда не давал покоя вопрос, почему так называемая любовь нередко толкает мужчин столь дурно обращаться со своими женами. По моему мнению, если мужчина кого-то любит, то он никогда не обидит свою избранницу, не говоря уже о столь чудовищном поступке, — произнес он, глядя на несчастную женщину, что сидела перед ним на казенном стуле. — Я немедленно отправлю сыщика в аптеку мистера Фаулера, мисс Триммер.

8
{"b":"14412","o":1}