ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все мы совершаем ошибки, — немного погодя мягко сказала экономка и ласково погладила ее но плечу. — Мне приходилось слышать о куда более страшных прегрешениях, чем ваши. Благодаря профессии мистера Моргана я видела немало заблудших созданий, в которых не осталось ни крупицы добра или надежды. Вы совсем не в таком отчаянном положении.

— Спасибо, — прошептала Вивьен покаянно. — Я постараюсь оправдать ваше доброе отношение. — С этой минуты миссис Баттонс прониклась к ней почти материнским сочувствием и взяла ее под свое надежное крыло.

Что касается Гранта, Вивьен редко видела его, так как все свое время он посвящал расследованию ее дела и нескольких других. Он навещал ее по утрам, проводил с ней минут пять и исчезал на весь день. Вечера он коротал за чтением в библиотеке, довольствуясь одиноким спартанским ужином.

Морган оставался для Вивьен загадочной фигурой. Грошовые романы, которыми снабдила ее Мэри, проливали мало света на его характер. В них выпячивалась авантюрная сторона его натуры, излагались захватывающие детали расследованных Морганом преступлений, в том числе знаменитая погоня за убийцей через два континента. Однако было ясно, что автор не имеет ни малейшего представления о личности своего героя. Впрочем, как подозревала Вивьен, такой подход устраивал публику, предпочитавшую реальному человеку выдуманные истории, превращавшие его в ходячую легенду. При всем интересе к достижениям и необыкновенным способностям знаменитостей, никто не хотел знать об их слабостях.

Но именно слабости Моргана привлекали Вивьен в первую очередь. Судя по всему, у него их было немного. Скрытный и внешне неуязвимый, он избегал разговоров о своем прошлом, заставляя Вивьен гадать, какие секреты и воспоминания хранятся в его тщательно оберегаемом сердце. В одном она не сомневалась: Морган никогда не доверится ей до такой степени.

Вивьен было понятно презрение Моргана к той жизни, которую она вела до несчастного случая. Она полностью разделяла его чувства. К несчастью, в процессе расследования, видимо, обнаружились дополнительные, весьма нелестные для нее факты. Морган не скрывал, что опрашивает знавших ее людей. Но как выяснилось, никто из них не мог сообщить ничего сколь-нибудь полезного или особо приятного.

Вивьен нахмурилась, отгоняя тягостные мысли. Она оперлась на спинку стоявшего поблизости стула в ожидании, пока Мэри застегнет на ней бархатное платье. Ее лодыжка быстро заживала и только иногда ныла, когда она слишком долго стояла.

— Готово, — удовлетворенно произнесла миссис Баттонс и отошла назад, с улыбкой глядя на Вивьен. — Прелестное платье и цвет идеальный.

Вивьен медленно приблизилась к стоявшему на туалетном столике зеркалу. К ее удивлению, экономка оказалась права. На фоне темного бархата кожа казалась фарфоровой, в волосах вспыхивали рубиновые искры. Черная шелковая тесьма украшала высокий ворот. Таким же шелком был отделан вертикальный разрез от шеи до ключицы, открывавший полоску белой кожи. Ничто более не искажало простых, но элегантных линий платья, за исключением пышной оборки из черного шелка на подоле широкой юбки. Это был строгий туалет, достойный дамы из высшего общества. Вивьен испытала большое облегчение, обнаружив, что является обладательницей нескольких пристойных платьев.

— Слава Богу, — прошептала она, виновато улыбнувшись Мэри и миссис Баттонс, — я чувствую себя вполне респектабельной особой.

— Если пожелаете, мисс Дюваль, — предложила Мэри, — я расчешу вам волосы и заколю их наверх. Тогда вы будете настоящая леди — до кончиков ногтей. И мистеру Моргану понравится, что вы такая нарядная!

— Спасибо, Мэри. — Вивьен направилась к туалетному столику, задержавшись по пути, чтобы поднять влажное полотенце.

— Нет, нет, — запричитала горничная, бросившись к ней одновременно с экономкой. — Вам, мисс Дюваль, не полагается помогать мне!

Вивьен с пристыженной улыбкой отдала полотенце:

— Мне совсем не трудно.

— Не извольте беспокоиться, — сказала Мэри, усаживая ее за туалетный столик.

Остановившись позади Вивьен, миссис Баттонс встретилась с ней взглядом в зеркале. Экономка ласково улыбалась, но выражение ее глаз оставалось задумчивым.

— По-моему, вы не привыкли, чтобы вам прислуживали.

Вивьен вздохнула:

— Хотела бы я знать, к чему привыкла.

— Даме, у которой есть слуги, никогда не придет в голову прибирать в комнате или готовить себе ванну, даже если она забыла все на свете.

— Но у меня были слуги. — Вивьен вытащила шпильку из принесенной Мэри коробочки и обвела волнистый край кончиком пальца. — Во всяком случае, так утверждает мистер Морган. Я была избалованной особой, которая занималась только… — Она умолкла со сконфуженным видом.

— По вашему поведению никак не скажешь, что вы избалованная особа", — заметила экономка. — Думаю, потеря памяти тут ни при чем. — Она философски пожала плечами и улыбнулась:

— Правда, я не врач.

Мэри сделала Вивьен простую прическу, уложив косы в узел на макушке и оставив несколько золотисто-рыжих локонов свободно виться за ушами и на шее. Довольная, Вивьен решила осмотреться в доме.

— Неплохо для разнообразия хотя бы посидеть в другой комнате, — оживленно сказала она. — Нет ли внизу маленькой гостиной или библиотеки? Может, у мистера Моргана найдется несколько книг, на которые я могла бы взглянуть?

При этих словах экономка и горничная обменялись улыбками.

— Конечно, найдется, — ответила миссис Баттонс. — Я провожу вас в библиотеку, мисс Дюваль. Но вы должны щадить лодыжку и не утомляться.

Вивьен нетерпеливо взяла экономку под руку, и они осторожной поступью двинулись вниз. Дом был удивительно красив — темные панели красного дерева, толстые английские ковры, устилавшие полы, шератоновская мебель с присущей ей элегантной простотой линий и великолепные камины, щедро отделанные мрамором. Воздух в библиотеке благоухал воском, кожей и пергаментом. С наслаждением вдыхая эти запахи, Вивьен вошла внутрь. Остановившись посередине просторного помещения, она медленно обернулась, немало удивленная увиденным.

— Это одна из самых больших комнат в доме, — гордо сообщила миссис Баттонс. — Мистер Морган разместил свои драгоценные книги по первому разряду.

Вивьен почтительно взирала на высокие застекленные шкафы, картотеки с тисненными золотом надписями, мраморные бюсты, расставленные по углам. Ее взгляд упал на столы, заваленные книгами, многие из которых были раскрыты, как будто читатель только что отлучился по срочному делу.

— Это ведь не просто дань тщеславию? — поинтересовалась она.

— О, нет. Хозяин просто помешан на книгах. — Миссис Баттонс переставила удобное кресло поближе к весело пылавшему огню и раздвинула шторы, впуская дневной свет. — Я вас оставлю, мисс Дюваль. Думаю, вы найдете чем заняться. Прислать вам чай?

Покачав головой, Вивьен двинулась вдоль шкафов, бегло просматривая корешки. Экономка внезапно рассмеялась.

— Впервые вижу, чтобы кто-нибудь смотрел на книги так же, как мистер Морган, — сказала она.

Не заметив ухода экономки, Вивьен открыла стеклянную дверцу, за которой выстроились томики со стихами. По мере того как она читала одно название за другим, ее охватывало странное чувство… Многие из них казались поразительно знакомыми, вызывая непонятный трепет. Как завороженная, Вивьен потянулась к одной из книг. Ощущая под пальцами мягкую кожу переплета, она открыла томик и нашла стихотворение Китса «Ода греческой урне». «Тебе, нетронутой невесте тишины…» У нее было такое ощущение, будто она читала эти строки тысячу раз. Словно в мозгу распахнулась дверь, открыв доступ к знаниям, хранившимся там до сего момента. В крайнем возбуждении Вивьен прижала томик к груди и схватила другой, затем третий… Шекспир, Китс, Донн, Блейк <Джон Китс (1795-1821), Джон Донн (1572-1631), Уильям Блейк (1757-1827) — английские поэты.>.

От радости у Вивьен закружилась голова. Она вытащила из шкафа столько книг, сколько уместилось в руках, уронив в спешке несколько томиков на пол. Ей хотелось унести их все в тихий уголок и читать запоем.

17
{"b":"14413","o":1}