ЛитМир - Электронная Библиотека

Виктория и Вивьен действительно были близнецами. Вивьен сменила фамилию на Дюваль, когда начала карьеру куртизанки. Виктория осталась в Форест-Кроссе с отцом.

В Уайт-Роуз-коттедже царила удивительная атмосфера тепла и уюта, хотя было очевидно, что Дивейны принадлежали к обедневшему дворянству. Дом ломился от книг, стопки которых высились в каждом углу, — древние тома с потрепанными обложками. На стенах висели небольшие пейзажи, изображавшие деревенские сценки, выполненные в любительской, но живой манере. Все они были подписаны одним и тем же именем — Виктория Дивейн.

Проговорив с Вивьен всю вторую половину дня, Грант все еще с трудом верил, что две женщины, неотличимые внешне, могли быть настолько разными. Виктория была невинной девушкой благородного происхождения, которая довольствовалась тихой жизнью в сельской глуши. Она проводила дни за чтением, учила деревенских детей, рисовала, бродила по лугам, собирая букеты из вереска. Вивьен, напротив, любила удовольствия, думала только о себе… и обладала весьма расплывчатыми принципами. Отголоски их беседы крутились у Гранта в голове, особенно тот момент, когда он обвинил Вивьен, что она сознательно заманила свою неискушенную сестру в Лондон в надежде отвести опасность от себя.

— Вы бросили ее на растерзание волкам, чтобы спасти собственную шкуру, — заявил Грант с ледяным спокойствием. — Вы хотели, чтобы ее приняли за вас, и добились своего. Весьма кстати избавившись от нее, вы решили жить здесь, заняв ее место.

Лицо Вивьен негодующе исказилось, и она прошипела, как рассерженная кошка:

— Я предпочла остаться здесь, потому что нахожусь не в том состоянии, чтобы отправиться на поиски пропавшей сестры. Я чуть не заболела от беспокойства, гадая, где она и что с ней случилось. Я была уверена, что если она не найдет меня в Лондоне, то вернется сюда. И к вашему сведению, я послала ей письмо с предупреждением, чтобы она не приезжала в город!

— Не это ли? — насмешливо поинтересовался он, извлекая письмо из нагрудного кармана.

Выхватив у него сложенный листок, Вивьен быстро пробежала его глазами:

— Где вы его взяли?

— Вы забыли его в кабинете доктора Линли.

— Ничего подобного! — запальчиво воскликнула она. — Я отправила его, как только… — Она осеклась, пальцы ее взлетели к губам, лицо вытянулось. — Я собиралась, — произнесла она наконец. — Я почти уверена, что отправила письмо, но было столько забот… О Боже! — она отшвырнула письмо, словно змею, и угрюмо уставилась на него. — Я не хотела, чтобы Виктория приезжала в город. Она сама виновата, что вторглась туда, куда не следовало. Я снимаю с себя ответственность за то, что с ней случилось.

— Никто не просит вас брать на себя ответственность, — ровным тоном отозвался Грант. — Помогите мне и своей сестре, ответив на несколько вопросов.

Вивьен сразу же согласилась, лишь бы избавиться от угрозы, нависшей над ней.

— Я расскажу все, что знаю, — сказала она. — Однако после того как мы закончим, вы наверняка захотите поговорить еще с одним человеком. Лордом Лейном.

* * *

Когда тем же вечером Грант появился в резиденции лорда Лейна, того, к сожалению, не оказалось дома. Расспросив дворецкого, Грант выяснил, что Лейн обычно проводит свободное время в клубе «Будлз», тихой гавани, которую облюбовали знатные землевладельцы, предпочитавшие охотничьи истории спорам о политике.

Под отдаленные раскаты грома в быстро сгущавшихся сумерках Грант направил экипаж на Сент-Джеймс-стрит. Проведя весь день в разъездах, он устал и испытывал нетерпение, более всего желая оказаться рядом с Викторией.

Он предвкушал момент, когда наконец доберется до нее и все расскажет… кто она и откуда, как и почему оказалась вовлеченной в события, едва не стоившие ей жизни. Он хотел, чтобы она знала, что худшее позади, чтобы чувствовала себя в безопасности. Отныне и навсегда он будет заботиться о ней, наполнит ее жизнь комфортом и радостями, если только она ему позволит.

Грант строил грандиозные планы, преисполненный оптимизма. Он закончит запутанное дело, связанное с Вивьен Дюваль, а потом займется устройством их с Викторией счастья. После десяти лет занятий сыском он дьявольски устал от драк и поножовщины в темных аллеях, подавления беспорядков, преследования преступников по притонам и злачным местам. Пусть теперь другой бедолага побегает так же… Пора и ему испытать немного радости и удовольствий в жизни.

«Будлз», названный так по имени своего владельца, был роскошным, но довольно скучным заведением, где члены клуба наслаждались покоем и отдыхом. С сигарами и бокалами бренди они сидели в массивных мягких креслах, созерцая картины, изображавшие охотничьи сцены, соревнования по стрельбе и другие сельские развлечения. Ничто не нарушало тишины, кроме шелеста газет и шепота слуг, обслуживающих джентльменов в столовой. Типичный заповедник знати, куда никогда бы не приняли Гранта. Тот факт, что он обладает солидным состоянием, ничего не менял, поскольку у него ire было ни влиятельной семьи, ни загородного поместья, а его охотничьи интересы сводились к поимке двуногой дичи.

Войдя в гостиную, Грант остановился возле знаменитого окна-эркера, где обыкновенно собирались курильщики. К нему тут же поспешил дворецкий, не слишком обрадованный его появлением.

— Сэр? — Лицо дворецкого было надменно-снисходительным. — Позвольте спросить, по какому вы делу?

— Мне необходимо видеть лорда Лейна. Я Морган с Боу-стрит.

Едва заметное удивление мелькнуло в глазах дворецкого. Немыслимо, чтобы член такого клуба, как «Будлз», был как-то связан с Боу-стрит.

— Лорд Лейн ждет вас, мистер Морган?

— Нет.

— В таком случае вам придется встретиться с ним в другое время и в другом месте, сэр. — Величественным жестом дворецкий взялся за ручку двери, намереваясь выпроводить нежеланного посетителя.

Но Грант вызывающе улыбнулся ему в лицо:

— Боюсь, вы не правильно меня поняли. Я не прошу разрешения, а ставлю вас в известность, что намерен встретиться с лордом Лейном. Сегодня. Здесь. Ну а теперь… не скажете ли вы, где он, или предпочитаете, чтобы я осмотрел все комнаты? Должен вас предупредить, что не всегда удается быть аккуратным во время обыска. Случается что-нибудь и разбить ненароком.

Дворецкий застыл в паническом ужасе, представив, в какой хаос может ввергнуть тихий клуб здоровенный сыщик с Боу-стрит, к тому же выведенный из себя.

— Это недопустимо, — выдохнул он. — Вы не должны беспокоить членов клуба. Полагаю, лорд Лейн в столовой. Если вы способны проявить хотя бы минимум осмотрительности, то умоляю вас…

— Я самый осмотрительный человек на свете, — заверил его Грант с ослепительной улыбкой. — Успокойтесь. Я поболтаю с Лейном и уйду раньше, чем достойные члены вашего клуба заметят меня.

— Сомневаюсь, — мрачно изрек дворецкий, провожая обеспокоенным взглядом чужака, ступившего на священную территорию.

В столовой за круглыми столами на мягких, набитых конским волосом стульях расположились джентльмены, в сосредоточенном молчании поглощавшие пищу. С белого сводчатого потолка свисала люстра с тяжелыми хрустальными подвесками. Стену над камином занимала довольно мрачная картина, изображавшая сцену охоты на оленя. При появлении Гранта все дружно повернули головы, устремив осуждающие взгляды на его запылившуюся в дороге одежду и короткие взъерошенные волосы. Ничуть не смущенный своим внешним видом, Грант внимательно оглядывал столы, пока не заметил джентльмена, сидевшего в одиночестве у огня.

Это был высокий мужчина с длинными руками и ногами, сильной проседью в волосах, с худощавым лицом, изрезанным глубокими морщинами, и крючковатым носом. Он углубился в газету. На тарелке перед ним лежал ломтик сыра, немного джема и печенье.

Грант неторопливо подошел к его столу.

— Лорд Лейн, — тихо произнес он. Тот не поднял глаз от газеты, хотя наверняка слышал обращенные к нему слова. — Я Морган с Боу-стрит…

— Мне известно, кто вы, — бросил Лейн, демонстративно дочитав до конца абзац, и отложил газету. Его голос звучал учтиво, но сухо и отрывисто.

40
{"b":"14413","o":1}