ЛитМир - Электронная Библиотека

Джек слегка улыбнулся, вытирая рукавом повлажневший лоб. До чего же хорошо потеть, напрягать мышцы, делать что-то, требующее не раздумий, а всего лишь физических усилий!

– Избавьте меня от лекций, Фретуэлл! Все равно от меня никакой пользы, и я предпочитаю сделать что-то полезное, чем шататься по парку. Итак, зачем я вам понадобился? Если вам нечего сообщить, возвращайтесь к себе. А мне нужно грузить ящики.

– Видите ли…

Управляющий, поколебавшись, окинул его испытующим взглядом.

– К вам посетительница. Мисс Брайерз ждет в кабинете. Если хотите, я скажу, что вас нет…

Не успел он договорить, как Джек уже мчался к лестнице.

Аманда хочет видеть его! И это после того, как столько времени избегала!

Невидимая рука стиснула сердце Джека, не давая дышать. Он честно пытался не перепрыгивать через ступеньки и идти, как обычно. Но когда поднялся на пятый этаж, дышал так, будто пробежал половину Лондона. До чего же досадно сознавать, что эта одышка не имеет ничего общего с физической усталостью! Он так стремится поскорее оказаться в одной комнате с Амандой, что пыхтит, как влюбленный юнец.

Он было подумал сменить рубашку, умыться, найти сюртук и за это время успеть собраться с мыслями. Но решил, что не стоит. Не нужно заставлять Аманду ждать дольше, чем это необходимо.

Пытаясь сделать невозмутимое лицо, он вошел в кабинет, оставил дверь слегка приоткрытой и немедленно обратил взор на Аманду, стоявшую у стола с аккуратно завернутым в газету свертком в руке. При виде Джека ее лицо исказилось странным выражением… он прочел в нем удовольствие и тревогу, прежде чем она успела скрыть замешательство за сияющей фальшивой улыбкой.

– Мистер Девлин, – коротко приветствовала она, подходя к нему. – Я принесла выправленные главы последнего выпуска «Ненастоящей леди» и сюжет очередного романа с продолжением, если, разумеется, это вас интересует.

– Интересует, и очень, – заплетающимся языком пробормотал он. – Здравствуй, Аманда. Ты прекрасно выглядишь.

Банальная реплика оказалась бессильной выразить его реакцию на ее внешний вид. Она выглядела истинной леди, свежей и розовой, в новом, нарядном, белом с голубым туалете, с накрахмаленным белоснежным, галстуком-бантом, завязанным у горла и длинным рядом жемчужных пуговок по лифу. Ему вдруг показалось, что он различает нежный аромат лимона и едва заметное благоухание духов, мгновенно воспламенившие его чувства.

Джеку хотелось рывком притянуть ее к своему жаркому, потному телу, раздавить в объятиях, целовать, мять, впитывать всем существом, запутаться пальцами в аккуратной прическе, вырвать с корнем жемчужные пуговки, чтобы царственные груди налитыми яблоками упади ему в ладони. Его пожирал неутолимый голод, словно он много дней не ел и неожиданно понял, как долго был лишен пищи. Безумный поток ощущений и эмоций, которых он столько времени не испытывал, кружил голову. Перед глазами все поплыло.

– Спасибо. У меня все хорошо.

Ее вымученная улыбка исчезла при взгляде на него, только серебристо-серые глаза горели странным огнем.

– У тебя грязь на щеке, – пробормотала она и, выхватив из-за рукава чистый платок, потянулась к его лицу. Он не отстранился. Почти неуловимо поколебавшись, она принялась стирать грязь. Джек стоял неподвижно, только мышцы напряглись и казались высеченными из мрамора. Оттерев щеку, Аманда другой стороной платка промокнула пот на его лбу.

– Да чем же, во имя Господа, ты занимался? – удивилась она.

– Работал, – выдохнул Джек, сверхчеловеческим усилием воли удерживаясь, чтобы не стиснуть ее в объятиях. Слабая улыбка коснулась мягких губ.

– Ты, как всегда, ничего не делаешь наполовину. Не способен вести размеренную жизнь.

В голосе не было одобрения. В нем скорее звучало нечто вроде жалости. Она как бы смотрела на него с невообразимой высоты, куда ему не дано подняться. Джек зверски нахмурился и, взяв у нее сверток, бросил на стол. При этом он почти перегнулся через нее, намеренно вынуждая отступить, чтобы их тела не соприкоснулись. И с радостью заметил, что она покраснела и растерялась.

– Могу я узнать, почему ты принесла мне это лично? – осведомился он.

– Прости, может, ты предпочитал…

– Вовсе нет, – проворчал он. – Просто хотел знать, нет ли у тебя особой причины навестить меня сегодня.

– Собственно говоря, есть. Аманда неловко откашлялась.

– Сегодня я буду на приеме, который дает мой адвокат, мистер Толбот. Насколько я знаю, ты тоже получил приглашение… он сказал, что в списке гостей есть и твое имя.

Джек пожал плечами.

– Скорее всего получил, но вряд ли пойду. Она вдруг сразу успокоилась.

– Понятно. Что ж, может, и лучше, если ты узнаешь новости сейчас и от меня. В свете наших… Учитывая, что мы с тобой… не хочу, чтобы тебя застало врасплох известие…

– Какое именно, Аманда? Румянец на щеках стал гуше.

– Сегодня на приеме у мистера Толбота мы с Чарлзом Хартли объявим о нашей помолвке.

Он ожидал этого. Ожидал. И все же был потрясен тем, как это на него подействовало. Словно внутри разверзлась зияющая пропасть, выплеснув боль и ярость. Рассудок подсказывал, что он не имеет права злиться, так откуда же этот гнев? Гнев на Аманду и Хартли, но больше всего на себя.

Он изо всех сил старался не сорваться, стоять спокойно, хотя руки дрожали от настоятельной потребности хорошенько встряхнуть ее.

– Он благородный человек, – оправдывалась она. – У нас много общего. Я буду счастлива с ним.

– В этом я уверен, – буркнул он. Невидимая мантия хладнокровия окутала ее. Она гордо расправила плечи и выпрямилась.

Надеюсь, наши отношения останутся прежними.

Джек точно знал, что она имеет в виду. Они будут поддерживать видимость приятельских отношений, время от времени работать вместе, но кроме этого… Ничего. Словно не он взял ее невинность. Словно никогда не ласкал обнаженное тело. Не знал сладости ее лона.

Джек резко мотнул подбородком.

– Ты сказала Хартли о нас? – не выдержал он. И тут Аманда его удивила.

– Он знает, – призналась она с сухой усмешкой. – Он очень великодушен. Истинный джентльмен.

Во рту Джека стало горько. Интересно, а как бы он сам воспринял такое известие? Как джентльмен? Сомнительно. Да, ничего не скажешь, из них двоих Чарлз Хартли лучший.

– Прекрасно, – коротко бросил он, желая уязвить ее. – Было бы очень жаль, запрети он нам и впредь сотрудничать: я ожидаю заработать горы денег на тебе и твоих книгах.

Аманда чуть свела брови. Уголки губ опустились.

– Разумеется. Не дай Бог, что-то встанет между тобой и твоими прибылями. Прощайте, мистер Девлин. Желаю доброго дня. А у меня много еще дел. Нужно готовиться к свадьбе.

Она направилась к двери. Белые перья на маленькой голубой шляпке чуть тряслись на каждом шагу.

Джек уже хотел было саркастически осведомиться, не пригласят ли и его на знаменательное событие. Но промолчал и молча смотрел ей вслед, не предложив проводить, как подобало бы джентльмену.

Аманда сама остановилась на пороге и оглянулась. Ему вдруг показалось, что она сказала не все.

– Джек… – начала она, озабоченно хмурясь и, похоже, не находя слов. Их взгляды скрестились. Встревоженные серые глаза смотрели в жесткие, непроницаемо синие.

Амавда открыла рот, но тут же, решительно встряхнув головой, повернулась и покинула кабинет. Чувствуя, как пылают огнем голова, сердце и чресла. Джек поплелся к столу и рухнул в кресло. Пошарил в ящике в поисках стакана и никогда не пустеющего графина с виски и налил себе щедрую порцию.

Сладковато-дымный запах наполнил ноздри, обжигающий поток смягчил горло и согрел желудок. Он осушил и вновь наполнил стакан. Может, Фретуэлл прав? У человека его положения есть немало дел и без того, чтобы таскать ящики с книгами. Да и вообще сегодня можно и не работать. Просто будет сидеть и пить, пока не истребит все чувства и мысли и не утопит в спиртном стоявший перед глазами образ обнаженной Аманды в постели с воспитанным учтивым Чарлзом Хартли.

50
{"b":"14414","o":1}