ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мистер Девлин, – робко пробормотал маячивший в дверях Оскар Фретуэлл. Глаза за стеклами очков сочувственно блестели.

– Не хотелось беспокоить вас, но…

– Я занят! – прорычал Джек.

– Да, сэр. Но к вам еще один посетитель, мистер Френсис Тоуд. Вроде бы поверенный, душеприказчик, занимающийся распределением имущества вашего отца.

Джек замер, немигающе глядя на управляющего. Распределение отцовского имущества. Для этого нет других причин, кроме одной…

– Впустите его, – услышал он свой резкий голос.

Обладатель столь неприятного имени в самом деле напоминал земноводное: маленький, тощий, лысый, с квадратной нижней челюстью и влажными черными глазами, казавшимися непропорционально большими на узком лице: Взгляд его светился умом и проницательностью, а сам он держался со спокойным достоинством человека, знающего свое дело, чем немедленно понравился Джеку.

– Мистер Девлин! – воскликнул он с поклоном, подходя к Джеку и протягивая руку. – Спасибо, что согласились принять меня. Сожалею, что мы не встретились при более счастливых обстоятельствах. Я пришел сообщить вам печальные новости.

– Граф мертв, – кивнул Джек, показывая поверенному на кресло. Это казалось единственным объяснением странного визита. Тоуд кивнул. Живые черные глаза светились вежливым сочувствием.

– Да, мистер Девлин. Вчера вечером ваш отец отошел во сне.

Глянув на графин с виски, он участливо добавил:

– Похоже, вы уже знали.

Джек коротко усмехнулся. Подумать только, что кто-то мог предположить, будто он заливает виски скорбь по усопшему отцу!

– Нет, не знал.

Последовала минута неловкого молчания.

– Господи, до чего вы похожи на отца! – заметил поверенный, зачарованно изучая жесткое лицо Джека. – Вот уж действительно никто не усомнится в том, кто ваш истинный родитель!

Джек угрюмо повертел стакан.

– К сожалению.

Поверенный, казалось, ничуть не удивился такой неприветливости. Граф, вне всякого сомнения, успел за долгую полную разнообразных и не всегда приятных событий жизнь приобрести немало врагов, включая озлобленных и оскорбленных побочных детей.

– Мне известно о том, что между вами и графом., не было сердечных отношений.

Джек слегка улыбнулся столь явной недооценке фактов, но промолчал.

– Граф, – продолжал Тоуд, – счел нужным включить вас в завещание. Для человека ваших средств это всего лишь безделушка, так, небольшой сувенир, и вес же он высоко ценится семейством. Граф оставил вам поместье с небольшим особняком в Харфордшире. Настоящая драгоценность Построен вашим прапрадедом.

– Какая честь! – съязвил Джек. Тоуд проигнорировал сарказм.

– Ваши братья и сестры именно так и считают. Многие из них мечтали получить поместье, пока ваш батюшка был жив. Не стоит и упоминать о том, как велико оказалось их удивление, когда огласили завещание.

«Прекрасно», – подумал Джек с чем-то вроде злобного удовлетворения. До чего же приятно насолить компании привилегированных снобов, предпочитавших не замечать незаконного брата. Как они, должно быть, ноют и брюзжат на несправедливость отца, отказавшего древнюю фамильную собственность какому-то ублюдку!

– Ваш отец недавно велел написать дополнительное распоряжение к завещанию, – заметил Тоуд. – Возможно, вам будет интересно узнать, что он с большим интересом следил за вашими достижениями. Считал, что вы во многом на него похожи.

– И вероятно, был прав, – бросил Джек, не скрывая отвращения к себе.

Поверенный, слегка наклонив голову, задумчиво рассматривал его.

– Граф был человеком непростым. У него было все, о чем только можно мечтать, и все же бедняге трагически не хватало одного – таланта стать счастливым.

Джек резко вскинул голову, пораженный оборотом, который приняла беседа, и на несколько минут забыв о былых обидах.

– А что, разве нужен какой-то особый талант, чтобы быть счастливым? – спросил он.

– Я всегда был в этом уверен. Видите ли, я знаком с одним из арендаторов вашего батюшки, который живет в убогом каменном домишке с земляным полом и все же, кажется, наслаждается жизнью куда больше хозяина. Поэтому я и пришел к выводу, что человек – сам хозяин своего счастья и куда вернее добиваться его самому, чем ждать, пока оно тебе выпадет.

Джек только плечами пожал.

– Трудно сказать.

Они долго сидели молча, пока мистер Тоуд не встал.

– Желаю вам всех благ, мистер Девлин, – откашлявшись, сказал он. – Мне нужно идти. Скоро я пришлю все документы на владение наследством.

Он уже хотел было откланяться, но вдруг, смутившись, опустил глаза.

– Не знаю, как и сказать, чтобы не обидеть вас… но законные дети графа просили передать, что не желают иметь с вами ничего общего. Иными словами, похороны…

– Не беспокойтесь, я и не собирался идти, – с коротким презрительным смехом перебил Джек. – Можете уведомить моих единокровных братьев и сестер, что они так же мало интересуют меня, как я – их.

– Да, мистер Девлин. Если вам потребуется моя помощь, пожалуйста, не стесняйтесь обратиться ко мне.

После ухода поверенного Джек встал и принялся мерить шагами комнату. Виски ударило в голову, куда девалось обычное умение пить?! Голова трещала. В душе царила пустота, а в желудке – голод. До чего же он устал…

Невеселая улыбка играла на губах. Ну и денек! А ведь еще даже утро не кончилось.

Он чувствовал себя странно отстраненным от будущего и прошлого, словно наблюдал за собственной жизнью со стороны. Мысленно он перечислял все блага, которыми его наделила судьба: деньги, дома, земли, а теперь и семейное поместье, которое должно было перейти не к побочному сыну, а к законному наследнику. Да, тут есть чем гордиться. Тут есть чему радоваться.

Так почему же ему все безразлично? Он хотел одного: видеть Аманду Брайерз в своей постели. Сегодняшнюю ночь и все остальные. Владеть ею и принадлежать ей.

Непонятно отчего, но Аманда – это единственное, что способно помешать ему кончить, как отец: богатым, бездушным, бесчеловечным и злобным. Если он не может получить ее, если придется остаток дней своих видеть, как она старится рядом с Чарлзом Хартли…

Джек выругался и забегал по кабинету, как посаженный в клетку тигр. Аманда выбрала достойного человека и правильно сделала. Хартли никогда не станет подбивать ее на поступки неприличные или не подобающие даме. Окружит, окутает ее удобными, утешительными, уютными банальностями, скует правилами этикета, и не пройдет и нескольких лет, как живая, порывистая, экспансивная женщина, пытавшаяся когда-то подарить себе мужчину-проститутку на день рождения, будет похоронена под грузом респектабельности.

Джек остановился у окна и прижал ладони к прохладному стеклу. Что ни говори, а для Аманды куда лучше выйти за человека вроде Хартли. Чего бы это ни стоило, Джек сумеет подавить эгоистичные желания и позаботится не о своих, а о ее нуждах и потребностях. Он смирится с ее браком, даже если это убьет его, пожелает молодым счастья, и Аманда никогда не узнает о его истинных чувствах.

* * *

– Когда вы собираетесь объявить о помолвке, Чарлз? – улыбнувшись, спросила Аманда.

– Думаю, стоит подождать, пока начнутся танцы, и мы с вами начнем первый вальс как жених с невестой.

– Прекрасно! – одобрила Аманда, пытаясь игнорировать неприятные ощущения в желудке.

Они стояли на балконе гостиной мистера Толбота. Сегодня в его доме собралось сто пятьдесят человек, наслаждавшихся прекрасной музыкой и изобильной едой, как обычно, на балах, которые давал адвокат. Сегодня вечером Аманда и Чарлз объявят друзьям и знакомым о своем решении. Потом в церкви три недели подряд будут читаться оглашения. Скромная свадьба состоится в Виндзоре.

Сестры Аманды, София и Хелен, пришли в полный восторг от новостей.

Я полностью одобряю твой выбор и очень рада тому, что ты прислушалась к моим советам, – писала София. – Судя по мнению окружающих, мистер Хартли – порядочный, привыкший к спокойной жизни джентльмен, с хорошим состоянием. Этот брак, вне всякого сомнения, послужит благополучию обеих сторон. Мы с величайшей охотой примем мистера Хартли в нашу семью, дорогая Аманда, и я искренне поздравляю тебя с мудрым решением…

51
{"b":"14414","o":1}