ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это и есть груз, который вы привезли, капитан? – спросил один из речных людей.

– Товара красивее, чем этот, я еще никогда не видывал! – весело крикнул другой.

Кто-то потянул ее за прядь волос. Грифон резко остановился, обвел возбужденных мужчин холодным взглядом синих глаз.

– Эта женщина – моя собственность. Если кто-нибудь еще раз прикоснется к ней, будет иметь дело со мной.

Назойливые руки тут же оставили ее в покое, и Селия спрятала лицо на груди Грифона:

– Мне кажется, – прошептала она, – что, не будь вас здесь, они бы…

– Это уж будь уверена, – криво усмехнулся Грифон и ступил на скрипучий мост. – А теперь, мой очаровательный корм для аллигаторов, не смотри вниз. И, ради Бога, постарайся не нарушить моего равновесия, или мы оба окажемся по горло в грязи.

Аллигаторы? Филипп любил забавлять ее страшными рассказами об этих созданиях, которые, по его словам, были наполовину драконами, наполовину ящерицами. У них длинные хвосты, огромные челюсти, острые зубы, говорил он. Селия зажмурилась.

– Не урони меня, – прошептала она.

– После того как я с таким трудом заполучил тебя? – усмехнулся Грифон. – Лучше смотри не урони виски.

Он осторожно шел по импровизированному мосту, Селия затаила дыхание. Речные люди, наблюдавшие за каждым их движением, все-таки не удержались от одобрительного свиста и похотливых стонов, когда на фоне темной зелени мелькнули голые белые ножки.

Очутившись наконец на острове, Грифон направился к полуразвалившимся хижинам на поляне.

– Это брошенное поселение индейцев, – пояснил он, заметив, что Селия с любопытством оглядывается вокруг.

– Что с ними случилось?

– Их прогнали из этих мест очень давно. С реки сюда приходит слишком много перекупщиков и контрабандистов. – Он опустил ее на землю возле входа в хижину. – Ог! – крикнул он. – Пошевеливайся. У нас всего несколько минут.

– Несколько минут? – забеспокоилась Селия. – Что вы собираетесь делать?

– Зайди-ка внутрь, – он кивнул на вход, – и выпей немного виски.

У Селии учащенно заколотилось сердце.

– Зачем? Почему вы зовете Ога? Почему…

– Не заставляй меня повторять дважды, – сказал Грифон, едва скрывая раздражение.

Селия побледнела и послушно вошла в хижину. В углу валялся полусгнивший тюфяк. Сквозь дыры в потолке и полуразрушенную стену в хижину проникал свет. Трясущимися руками Селия вытащила пробку из бутылки и приложила горлышко к губам. Отвратительная на вкус жидкость обожгла гортань. Усевшись на краешке тюфяка, она стала ждать. Рядом медленно полз огромный паук с мохнатыми лапками, и Селия не дыша следила за ним расширившимися от страха глазами.

– Вижу, к тебе пожаловал гость, – послышался голос Грифона. Пригнув голову, он вошел в хижину. – Я ожидал, что ты завизжишь от страха. – И, усмехнувшись, он раздавил паука.

Селии очень хотелось сказать, что она куда больше боится двуногих созданий.

– В трюме у капитана Легара были даже мыши, – неожиданно сообщила она.

– Неужели? – Грифон присел перед ней на корточки. – Знаешь, лучше уж побыть в компании мышей, чем ублажать людей Легара.

– Да, это правда, – согласилась Селия. Грифон дотронулся до ее щиколотки, и она инстинктивно отдернула ногу.

– Не дергайся.

Он осмотрел распухшую ступню и сочувственно покачал головой. Надо же – она ни разу не пожаловалась! Чувство, близкое к восхищению, шевельнулось в его душе. Потрясающее самообладание! Эта хрупкая женщина за последние два дня пережила столько горя, что не всякому на целую жизнь выпадает. Не только женщины, но и многие мужчины на ее месте давно сломались бы.

– Бедняжка. – Грифон смочил тряпку виски. Он говорил так нежно и ласково, что Селия смущенно нахмурилась. Так же… так же говорил с ней Филипп.

– Что вы собираетесь… – Она захлебнулась от боли, когда он прикоснулся к забитому песком, воспалившемуся порезу, и зажала рот рукой, чтобы не вскрикнуть.

– Кричи, если хочешь, – сказал он. – Здесь ты никого этим не обеспокоишь.

Он снова приложил к ране тряпку, смоченную виски, и Селия тихо застонала. Боль разлилась по всему телу, даже зубы и те заныли.

– Может, не нужно…

– Если подошва воспалится, с тобой будет одна морока. Так что потерпи.

– Я… я не могу!

Он снова взял обеими руками ее ногу и стал ощупывать пятку большим и указательным пальцами.

– Что вы делаете? – испуганно воскликнула Селия, но Грифон вместо ответа нащупал какую-то точку, сильно нажал на нее, и боль мало-помалу утихла. Селия расслабилась.

– Лучше? – спросил он.

– Да, лучше. – Девушка вздохнула с облегчением. Неприятное ощущение все же осталось, но такой боли, как прежде, она не чувствовала. Грифон продолжал очищать подошву от песка и врезавшихся в нее мелких камешков. – Где вы научились обрабатывать раны?

– В дальних странствиях, – сказал Грифон, улыбнувшись. – Как-нибудь я покажу тебе кое-что еще.

– Нет, спасибо, лучше не надо… – начала было Селия, но тут в хижину вошел Or с маленьким кожаным мешочком в руке.

Ни слова не говоря, он присел на корточки рядом с ними. Потом с самым серьезным видом принялся вынимать из мешка странные предметы: птичьи лерья, камешки, кусочки засохшей глины, пакетики с порошками.

Грифон жестом остановил его.

– У нас нет времени на заклинания, Ог. Отложи до лучших времен сеанс магии. Нужен только зеленый порошок.

– Что это за сеанс магии? – осторожно спросила Селия.

– Магия Ога? Это знахарство. Оно практиковалось на Гаити, откуда Ог родом. Он врачует травами, но одними травами, считают на Гаити, не обойтись. Нужно обязательно выполнить колдовские ритуалы.

– А что за зеленый порошок?

– Это то, что я собираюсь приложить к твоим подошвам. Если, конечно, мне удастся отговорить Ога от предварительного сожжения грязи, перьев и обрезков ногтей. Или от заклания какого-нибудь несчастного представителя пернатых.

Селия с любопытством взглянула на Ога. Тот стоял нахмурившись, очевидно, осуждая Грифона за непочтительное отношение к колдовству.

– Месье Ог поклоняется дьяволу? – подозрительно спросила она, твердо намереваясь в случае положительного ответа ни за что не допустить, чтобы даже пылинка дьявольского порошка попала на ее ноги.

Ог ответил на том же непонятном наречии, что и раньше.

– Это не совсем так, – перевел ей Грифон. – Но он верит, что духи умерших иногда возвращаются, чтобы досаждать живым.

– А вы тоже в это верите? – спросила его Селия. Грифон улыбнулся:

– Мне кажется, что с живыми у меня возникает больше хлопот, чем с умершими.

Ог протянул руку к ее ступне, и Селия отдернула ногу. Впервые в черных глазах Ога блеснули искорки смеха. Он что-то сказал Грифону.

Грифон хрипло рассмеялся:

– Ог хочет, чтобы ты знала: тощие женщины не в его вкусе. А теперь позволь ему заняться твоей ногой.

Селия хранила торжественное молчание, пока Ог посыпал оливково-зеленым порошком ее подошвы, тихо мурлыкая себе под нос какую-то мелодию. Грифон тем временем промывал виски рану на своем плече.

– Спасибо, – тихо поблагодарила Селия, когда Ог закончил перевязывать ее ноги. – Мне хотелось бы отблагодарить вас, только не знаю как.

Ог жестом указал на ее волосы и что-то сказал. Селия вопросительно взглянула на Грифона.

– Он говорит, что если ты подаришь ему прядь своих волос, он изготовит амулеты большой магической силы, – перевел ей Грифон и покачал головой:

– Нет, Ог, и не надейся.

Селия нерешительно протянула руку к ноге Грифона и прикоснулась к голенищу сапога, за которым, как она помнила, был спрятан нож. Грифон удивленно вздернул черную бровь, но нож ей дал. Причесав пальцами волосы, Селия отделила от золотистой массы прядь и быстро отрезала ее ножом.

– Вот, держите, – сказала Селия, протягивая блестящий локон Огу.

Тот поблагодарил ее кивком и с поразительной для грубых пальцев ловкостью завернул локон в обрывок ткани.

– Можно было этого не делать, – заметил Грифон.

10
{"b":"14415","o":1}