ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мы собираемся ехать всю ночь? – спросила Селия.

– Отдохнем где-нибудь несколько часов.

– Снова в поселении индейцев? Грифон едва сдержал улыбку.

– На этот раз в хижине дровосека. Иной раз, когда езжу в Новый Орлеан по этой дороге, я там останавливаюсь.

– А что случилось с дровосеком?

– Я купил у него дом, и он перебрался в другое место. – Грифон тихо рассмеялся. – Уж не подумала ли ты, что я его убил?

– Почему бы мне так не подумать?

– Действительно, почему бы? – сухо ответил он.

– Капитан Грифон, почему вы везете меня к Волеранам?

– Не сейчас.

– Но почему…

– Сейчас я ничего не буду объяснять. «Кто же ты на самом деле, капитан Грифон?» – в тысячный раз задала себе вопрос Селия.

– Вас все называют капитаном Грифоном?

– В зависимости от обстоятельств: у меня есть и другие имена.

– Но ваша настоящая фамилия французская, не так ли?

– С чего ты взяла?

– Я сужу по тому, как вы говорите. Ваши родители, волжно быть, французы.

– Креолы, – тихо поправил он. – Ты хочешь узнать мое имя?

Селия кивнула.

– Жюстин.

– Жюстин, – тихо повторила она.

– Это имя ничего не говорит тебе?

– Нет.

– Другого я и не ожидал, – заметил Грифон, и Селию озадачила ирония, явственно прозвучавшая в его словах.

Лес поредел, и перед ними блеснула поверхность озера. На берегу стоял небольшой домик, наполовину скрытый от глаз соснами.

Грифон осадил коня, спешился и протянул руки к Селии. Когда он снимал ее с седла, она почувствовала, как напряжены его мускулы. Поставив на землю, он сразу же отпустил девушку и направился к домику.

Деревянная дверь разбухла от влажного воздуха, и ему пришлось как следует толкнуть ее плечом, чтобы открыть.

– Ну вот. – Он подал ей мешок с провизией. – Входи. Там есть свечи. Я займусь лошадью.

Селия переступила порог. Под ее ногами заскрипели половицы. В кромешной тьме она осторожно подошла к окну, отворила тяжелые дощатые ставни, и в комнату хлынул лунный свет. Задернув на окне занавеску из дерюги, Селия огляделась. Мебели в домике было мало: потертый, видавший виды сундук, кровать в углу, печь и стол с двумя стульями.

Она подошла к сундуку и, подняв крышку, заглянула в него. Там лежало старое одеяло, топор, молоток, несколько оловянных кружек и еще какая-то утварь. Ветерок, проникавший сквозь окно, шевелил ее волосы и приятно холодил кожу. Было тихо… очень тихо.

Неожиданно она почувствовала страх, липкий, тягучий. «Глупость, – сказала Селия себе. – Только дети боятся темноты». Но успокоиться девушке так и не удалось. Ей казалось, что в этом доме притаилась опасность. Ей стало душно. Она боялась пошевелиться. Даже руки онемели от страха.

Тяжело дыша, Селия стала пробираться к двери. Ей чудилось, что какие-то тени цепляются за нее, не желая отпускать. Она хотела позвать Грифона, но не могла – пропал голос.

Снаружи послышался какой-то шорох. Селия в ужасе выскочила из дома и почувствовала, как ее остановила чья-то рука.

– Селия…

Она вырвала руку и попятилась, широко раскрыв глаза от страха. Перед ней стоял Грифон.

– Что случилось? – спросил он. – Тебе больно? Ты что-нибудь увидела?

– Нет, нет… со мной все в порядке, – запинаясь ответила Селия. «Господи! Неужели я потеряла рассудок!»

Грифон шагнул к ней, но Селия отшатнулась. «Если он ко мне прикоснется, – подумала она, – я умру. Мне больше не выдержать. Пусть уж все поскорее кончится – сию же минуту». Она так устала бояться. Как ей хотелось сейчас очутиться дома, в Париже, в своей кровати, застеленной хрустящим чистым бельем, услышать голоса родных! Заснуть и больше не просыпаться.

– Селия, – спокойно сказал Грифон, вглядываясь в ее осунувшееся лицо. – Селия, подойди ко мне.

– Нет.

– Мы пойдем к озеру.

– Нет…

– Тогда, черт возьми, делай что хочешь!

Он повернулся и зашагал прочь. Помедлив несколько секунд в нерешительности, Селия побежала за ним.

Услышав за спиной ее шаги, Грифон перестал хмуриться: она слишком измучена, чтобы самостоятельно принимать решения, подумал он. Его очень раздражало то, что эта девица стала чересчур волновать его. Женщины не должны задевать душу. С женщиной следует расставаться, как только она удовлетворит желание мужчины. А сейчас… Он чувствовал себя обязанным защищать ее. И ему это не нравилось. Но особенно ему не нравилось собственное желание утешить ее, которое возникало у него каждый раз, когда он встречал ее беззащитный взгляд.

Они подошли к воде.

– Разбинтуй ноги, – отрывисто скомандовал Грифон. – Можешь смыть порошок. Он уже сделал свое дело.

Селия опустилась на прибрежную гальку и вытянула перед собой стройные ножки. Они целый день горели, а сейчас почему-то чесались. Склонившись над правой ногой, она принялась развязывать узлы Ога. В нос ударил запах трав, горьковатый и чуть отдающий плесенью. Узел не поддавался.

Выругавшись себе под нос, Грифон присел рядом и ловко, со знанием дела разбинтовал ногу.

Селия закрыла глаза от удовольствия, почувствовав прикосновение холодной воды и сильных рук, смывающих остатки прилипшего порошка. Его пальцы осторожно промывали кожу между пальцами и подушечку на подошве. Она не удержалась от вздоха блаженства. Селии было стыдно, что она получает такое наслаждение от прикосновений его рук, но все-таки она не остановила Грифона, когда он занялся ее второй ногой.

Все закончилось слишком быстро, и когда она открыла глаза, Грифон уже стаскивал сапоги с себя.

– Вы тоже собираетесь вымыть ноги?

Он бросил на землю безрукавку.

– Я собираюсь искупаться.

– Но здесь, возможно, водятся аллигаторы…

– Возле этого берега их нет. – Грифон улыбнулся. – Как правило.

– А если какой-нибудь все же решится сюда заплыть?

– Шепну ему, что привез с собой одного из Волеранов. Это его отпугнет.

Он скинул с себя одежду, и Селия, охнув, отвернулась и закрыла лицо руками.

– Ты слишком уж застенчива для замужней женщины, – донесся до ее пылающих ушей насмешливый голос. – Или твой муж ложился с тобой в постель только в темноте? Нет, не отвечай. Я читаю твои мысли, как открытую книгу.

Селия сердито взглянула на него сквозь пальцы. Расхохотавшись, Грифон прыгнул в воду. Она видела, как он нырнул, потом появился снова. Селия осмотрела при свете луны свои подошвы и удивилась тому, как быстро они зажили. На местах глубоких порезов образовались корки, опухоль почти совсем спала. Селия оглядела себя и нахмурилась: хорошо бы и ей сейчас вымыться.

Грифон, наплававшись, вышел на берег.

– Если бы захотел, я мог бы изнасиловать тебя уже не один раз, – грубо сказал он, словно прочитав ее мысли. – Неужели ты мне совсем не доверяешь?

Селия нерешительно взялась за верхнюю пуговку черной рубахи и медленно расстегнула ее.

– Но учти, – долетел до нее его голос, – я не обещаю не смотреть.

Она немедленно обхватила руками колени.

– Да успокойся ты, ради Бога! – потеряв терпение, зарычал Грифон. – Не буду я смотреть на тебя! – С этими словами он отвернулся и снова нырнул.

Селия наконец решилась. Она торопливо расстегнула рубаху, сняла брюки и вошла в воду по пояс. С наслаждением смыла с себя грязь и пот, как могла, вымыла волосы. Она даже не смотрела, наблюдает ли за ней Грифон: это вдруг стало ей безразлично. Вода в озере была божественно хороша, и Селия, почувствовав себя чистой, ожила.

Уже на берегу она надела черную рубаху прямо на влажное тело, обшлагом рукава вытерла с лица капельки воды и расчесала пальцами мокрые волосы.

Когда Грифон вышел из воды, Селия не обернулась. Она остро чувствовала его присутствие за спиной и настороженно прислушивалась к шуршанию одежды, пока он одевался.

– Я устала, – едва слышно прошептала девушка, не в силах больше выносить молчание.

– Идем. – Грифон легонько подтолкнул ее к тропинке, ведущей к дому. – Идем. Ночь коротка. Времени на сон мало.

12
{"b":"14415","o":1}