ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не сомневаюсь, – сухо сказал Жюстин.

– Идемте, нам надо спешить. Жюстин молчал.

Селия спрятала лицо у него на груди, испугавшись, что он собирается уехать и оставить ее здесь одну.

– Жюстин, – сказала она умоляюще, – не оставляй меня, позволь мне поехать с тобой…

– Ш-ш-ш, успокойся, – сказал он, погладив ее по голове. – Я никуда не поеду. – Он взглянул на Ога и улыбнулся:

– Прощай, дружище. И всего тебе доброго.

– Но вас повесят.

– Мы останемся здесь, – сказал Жюстин тоном, не допускающим возражений. Синие глаза встретились с черными глазами Ога. И вдруг Жюстин усмехнулся:

– А ты назвал меня Волераном.

– Да. – Ог прикоснулся ко лбу, коротко отсалютовав, улыбнулся ему и ушел вместе с женщинами.

Почувствовав, что Селия дрожит всем телом, Жюстин стал нежно успокаивать ее:

– Все будет хорошо, сердечко мое. Я тебя не оставлю. Со мной тебе нечего бояться, все уже позади.

– Легар мертв?

– Да.

– А Риск…

– Он погиб. – Жюстин поцеловал ее в лоб и заглянул в глаза. – Селия… Риск или кто-нибудь другой… тебе ничего не сделали?

– Нет, нет.

Он успокоился, поглаживая ее волосы.

– Ты мог бы уехать с Огом, – сказала Селия. – Почему ты отказался? Я поехала бы с тобой. Ты ведь знаешь, что я…

– Нет. За мою голову все еще назначено вознаграждение. Я не смогу жить, зная, что тебе угрожает опасность. – Жюстин взял ее израненные руки в свои и поцеловал их.

– Это не имеет значения.

– Имеет. Я устал. И пусть меня лучше вздернут на виселице, чем я снова пущусь в бега.

– Нет! – воскликнула она, обнимая его.

– Осторожнее, не забудь про мои сломанные ребра.

– Что будет дальше?

Жюстин посмотрел вдаль, на подернутый дымкой горизонт.

– Известный нам обоим лейтенант Бенедикт уже, наверное, высадил своих людей на берег и приказал прочесать остров, чтобы разыскать меня. Отец, несомненно, глаз с него не спускает.

– И ты… ты хочешь, чтобы мы сидели здесь и ждали, когда они придут? Жюстин, как я могу сидеть и ждать, если… если, возможно, ты меня обнимаешь в последний раз и… Почему ты улыбаешься?

Он склонился к ней:

– У нас есть еще немного времени, чтобы побыть вместе. Лучше провести еще несколько минут с тобой и умереть завтра, чем прожить всю жизнь без тебя.

– Может быть, тебе этого достаточно, – сказала она, – а мне нескольких минут не хватит! Он рассмеялся.

– У нас есть надежда. Отец еще не получил окончательного ответа от губернатора Вильерэ. А ему и раньше удавалось добиваться невозможного. – Он подставил ей губы. – Поцелуй меня, – прошептал он, но она плотно сжала рот, стараясь не расплакаться. – Скажи, что любишь меня, – попросил он, прижавшись к ее щеке. – Больше мне ничего не нужно. Скажи.

– Я люблю тебя.

Как он может так целовать ее, подумалось Селии, когда они скоро потеряют все?

Она вдруг в страхе подумала, что надо было уговорить его уехать с Огом. Они могли бы потом куда-нибудь бежать – ведь для них это единственная возможность быть вместе. Но он так крепко обнимал и целовал ее, что она утратила способность думать. Ни один из них не заметил, сколько времени прошло… Он заставил ее позабыть обо всем, кроме его теплых губ и ласковых рук. Наконец он оторвался от нее. К ним приближался отряд из шести военных моряков, вооруженных мушкетами со штыками.

Жюстин медленно поднялся на ноги, помог встать Селии.

Лейтенант Бенедикт выглядел весьма решительно и был взволнован. Можно было без труда догадаться: его самолюбие уязвлено тем, что Жюстину удалось провести его, выдав себя за Филиппа.

– Капитан Грифон, – сказал он, – в ваших интересах не оказывать сопротивления при аресте.

– Это не входит в мои намерения, – ответил Жюстин. Бенедикт взглянул на Селию:

– Отойдите от арестованного, мадам Волеран.

Селия не двинулась с места. Жюстин наклонился к ней и шепнул на ухо:

– Я люблю тебя, иди же. – С этими словами он легонько подтолкнул ее.

Она всхлипнула и отошла от него. Когда на Жюстина надевали наручники, она увидела перед собой высокого мужчину в черном плаще. Он стоял на фоне восходящего солнца, лучи которого ослепляли ее, мешая разглядеть лицо. Однако стоило ему заговорить, как Селия сразу узнала повелительный баритон Максимилиана Волерана. – Селия, упрямая глупышка…

Селия бросилась к нему. Он укрыл ее своим плащом, по-отцовски обнял за плечи. Спросил, не ранена ли она, и она что-то ответила, но все ее внимание было сосредоточено на Жюстине. Она вздрогнула, увидев, как безжалостно моряки обращаются с его израненными руками.

– Лейтенант Бенедикт, – надменно заметил Макс, – вынужден напомнить вам, что именно благодаря моему сыну вам удалось захватить этот проклятый остров.

Жюстина увозили в Кабильдо, новоорлеанскую тюрьму. Когда его увели, Селия обернулась к свекру:

– Вы должны помочь ему…

– Глазам своим не верю, что ты здесь, – прервал ее Макс, решив сделать ей внушение. – Какое безрассудство с твоей стороны! Ты подвергла себя опасности, добавила хлопот Жюстину и бросила Филиппа, когда он в тебе особенно нуждается. Представляю себе, что творится из-за тебя дома! Лизетта, наверное, с ума сходит от беспокойства.

Нетрудно было догадаться, что последнее обстоятельство было для него важнее всего.

– Признаю, я была не права. Но разве теперь все это имеет значение? Я могу извиниться тысячу раз, но это никому не поможет, а прежде всего – Жюстину!

Макс заглянул в ее несчастное заплаканное лицо и вздохнул:

– Невестушка, так или иначе я помогу вызволить своего сына из этой дьявольской истории. В этом ты можешь быть уверена.

Ей отчаянно хотелось верить ему.

– А что вы собираетесь…

– Тебе, Селия, лучше сейчас подумать о том, как решить другую проблему.

– Другую проблему? – словно эхо повторила она.

Какая может быть другая проблема? Все остальное меркло по сравнению с ужасной участью Жюстина, которого только что увели в тюрьму.

– Мне кажется, ты кое о чем забываешь. Филипп ждет тебя дома, и тебе придется многое объяснить ему. Ты жена Филиппа, а не Жюстина. Ты должна серьезно подумать, стоят ли твои чувства к Жюстину того, чтобы ради них отказываться от жизни, к которой ты привыкла. Как бы ни относился к тебе Жюстин, он никогда не сможет дать тебе спокойную жизнь.

– Я люблю его.

– Возможно. Но не всегда бывает легко отличить любовь от… чувственности. – Макс отвел взгляд. Селия знала, что он никогда не завел бы такой разговор, если бы не считал его необходимым. – Для женщины, которая всегда жила тихо и спокойно, – продолжал он, – такой мужчина, как Жюстин, волнующий и запретный, может показаться весьма привлекательным. Но эта привлекательность с течением времени померкнет.

Селия не сдавалась, карие глаза ее были полны решимости.

– Само собой разумеется, я нахожу Жюстина привлекательным, – сказала она. – Но кроме этого, я люблю его. Я могу многое дать ему – дать то, в чем он нуждается, а Филипп нет.

Выражение лица Макса смягчилось, на губах появилась удивленная улыбка.

– Допустим. А что может предложить тебе Жюстин?

– Все, – не раздумывая ответила она. – Я всегда считала себя самой заурядной женщиной, но когда я с ним…

Селия помедлила, глядя на далекую точку на горизонте. Жюстин заставил ее почувствовать себя любимой и красивой, и ей захотелось делить с ним все – свое сердце, мысли и тело. И он так же свободно отдавал ей всего себя. Разве можно променять такое на какую-то спокойную, тихую жизнь?

– Ладно, невестушка, – сказал Максимилиан, приняв решение. – Я не могу взять сторону одного сына против другого, а поэтому не стану твоим союзником. Но и препятствовать тебе не буду. Однако должен тебя предупредить: Филипп едва ли поддастся чьим-либо уговорам.

Селия не ожидала, что будет так нервничать в ожидании предстоящей встречи с Филиппом. Она не знала, что почувствует, когда посмотрит ему в глаза или обнимет его. За последние несколько месяцев все так изменилось. Пока Филипп был в плену, ее жизнь продолжалась, а для него время остановилось.

58
{"b":"14415","o":1}