ЛитМир - Электронная Библиотека

– Великий капитан Грифон, – прохрипел Коготь, – я тебя прикончу, и от тебя останется только мокрое место. Не более чем плевок на полу.

Грифон не ответил, но синие глаза его вспыхнули.

Вновь выпад Когтя, и вновь Грифон ловко отскочил назад, увернувшись от сверкающего лезвия. Противники снова закружили по пятачку, то наступая, то отступая. Наконец Грифон, сделав обманное движение левой рукой, с непостижимой точностью всадил нож в спину Когтя. Массивное тело рухнуло на пол.

На мгновение повисла тишина, потом толпа взорвалась восторженными криками.

Радостно расхохотавшись, Риск дружески подтолкнул

Селию в бок:

– Ну, дорогуша, теперь ты можешь «знать уверенно», что сегодня ночью не окажешься под Андрэ Легаром!

Селия вздрогнула и отвернулась от него. Она побледнела, а лицо ее стало неподвижным. Чем этот Грифон лучше бандитов, расправившихся с Филиппом? Хладнокровный убийца, который уничтожит любого, кто встанет на его пути. Возможно, он обращается со своими пленниками не так жестоко, как Андрэ Легар, но все равно он такое же чудовище.

В другом конце комнаты Андрэ Легар визжал в истерике. На его толстой шее вздулись вены.

– Я хочу ее, Доминик. Я хочу… я хочу!

Доминик успокаивал братца:

– Конечно, братец. Будь уверен, я не позволю ему забрать мой подарок.

Андрэ успокоился. Доминик перешагнул через истекающее кровью тело Когтя и подошел к Грифону. Тот только что извлек из трупа нож и сейчас вытирал лезвие о рубаху.

– Ты доказал, что умеешь ловко обращаться с ножом, – тихо сказал Доминик.

Грифон насмешливо взглянул на него:

– Я не собирался что-либо доказывать.

– Тем не менее ты это сделал. И, как мы договорились, женщина будет твоей. Но только не сегодня, а завтра утром.

– Нет, – ответил Грифон очень спокойно. – Сегодня.

– К сожалению, Андрэ будет безутешен, если не проведет с ней хотя бы одну ночь.

Презрительная улыбка появилась на губах Грифона:

– Ночь с ним она не переживет. Ни для кого не секрет, что вытворяет с женщинами твой братец. А она очень слабенькая.

– Я позабочусь о том, чтобы он с ней не переусердствовал.

– Ты меня не правильно понял, – любезно заметил Грифон. – Я не намерен торговаться.

Их разговор неожиданно прервал Джон Риск, подошедший к ним с Селией.

– Вот, держите, кэп, свой заслуженный приз! – И он подтолкнул девушку к Грифону.

Тот внимательно взглянул на Селию. Лицо ее было бледно, карие глаза потухли. Он понял, что сила духа, которой он восхищался, на исходе. «Интересно, сколько она сможет продержаться», – прикинул он про себя.

Доминик Легар издевательски усмехнулся:

– Ты получишь ее на заре, Грифон! Но сегодня с ней позабавится Андрэ. А если ты нарываешься на ссору, то ты ее получишь.

Грифон выругался про себя. Команды «Бродяги» и «Стервятника» только и задали повода, чтобы сцепиться друг с другом. Зависть и соперничество не давали им покоя, и ссоры между их вожаками будет достаточно, чтобы началась настоящая война.

– Не забудь, у меня людей больше, чем у тебя, – напомнил Легар. – Из-за женщины ты рискуешь потерять половину команды. Твои люди тебе этого не простят – и правильно сделают. Короче, капитан Грифон: тебе не по карману приз, который ты только что выиграл.

Услышав это заявление, Риск возмутился. Радости его как не бывало.

– Что это, черт возьми, значит? – взревел он.

– А теперь о деньгах… – продолжал Легар.

– Ни цента, пока она не будет в моих руках, – медленно произнес Грифон.

– Разумеется, мы решим этот вопрос утром.

Риск, не веря своим ушам, взглянул на Грифона:

– Капитан, неужели вы позволите этой жирной пьяной свинье провести с ней ночь? Вы ведь знаете, что он…

– Спокойно, – коротко приказал Грифон.

– Но…

Заметив предостерегающий взгляд капитана, Риск замолчал.

Грифон небрежно подтолкнул Селию к Легару:

– Скажи своему брату, чтобы обращался с ней поосторожней, не то я с него голову сниму.

Самообладание изменило Доминику:

– Не смей угрожать Андрэ!

На лице Грифона ни один мускул не дрогнул.

– Не забудьте, сэр, я только что оказал Андрэ большую любезность.

Селия оглянулась и одарила Грифона презрительным взглядом. Ей вдруг показалось, что ее предали. Почему? Ведь с самого начала она не очень верила, что этот странный человек поможет ей добраться до Нового Орлеана. И все же в глубине души теплилась искорка надежды. А теперь… теперь его синие глаза были холодны и пусты.

– До завтра, – сказал он ей на отличном французском языке.

До завтра. Зачем он это говорит? – с горечью подумала Селия. Для нее не будет никакого «завтра», и он это прекрасно знает.

Взгляд синих глаз на мгновение задержался на ней, потом ушел в сторону, будто капитан потерял к ней всякий интерес.

Подозвав жестом Риска, Грифон покинул таверну.

– Ах ты, сучка, сколько от тебя беспокойства! – процедил сквозь зубы Легар и потащил ее к изнывавшему в ожидании Андрэ. – Надеюсь, брат раздерет тебя пополам.

* * *

Получив пинок, Селия влетела в комнату и, потеряв равновесие, упала.

Комната эта была необычной. Прекрасный персидский ковер, изящные дорогие вещицы, роскошная мебель с вычурными украшениями, лампы в стиле барокко – будто не комната, а какой-то склад. И все это заплевано, загажено. И запах здесь был отвратительный – удушливо-сладковатый, странный.

Андрэ наклонился над Селией:

– Тебе тут нравится? Это все подарки Доминика. И ты тоже.

– Он… он о тебе заботится, – запинаясь сказала Селия, поднимаясь на ноги.

– Доминик? О да, всегда, с самого детства. Мы из Гваделупы. Он заменил мне мать и отца.

Селия незаметно оглядела комнату в поисках оружия.

– Значит, он отдает тебе всех женщин? – спросила она, тихонько отодвигаясь от него. – А себе ни одной не оставляет?

Андрэ с вожделением следил за каждым ее движением.

– Да, он всех отдает мне, – пробормотал он, хрипло дыша, и протянул к ней руку.

У Селии перехватило дыхание, и она отпрянула назад, пытаясь увернуться от толстой лапищи.

Андрэ рассмеялся, очень довольный, и, схватив ее за волосы, потащил к огромной кровати красного дерева. Несмотря на неповоротливость, он был достаточно силен, чтобы без труда справиться с хрупкой девушкой. Селия и пикнуть не успела, как он привязал ее запястья к спинке кровати кожаным ремешком, висевшим там наготове. Потом ухватился руками за ворот ее платья и разорвал его пополам. Довольно зарычав, мерзавец навалился на нее огромным животом и, оскалив зубы, прижался толстыми губами к нежному соску.

От ужаса дыхание ее прервалось, а перед глазами поплыли разноцветные круги. И вдруг в этой разноцветной мути сверкнуло лезвие ножа, и все окрасилось темно-красным. Селия мгновенно вернулась к действительности: Андрэ лежал на персидском ковре, прижимая к горлу руки и издавая странные булькающие звуки. Над ним стоял Грифон, спокойно вытирая нож о его рубаху.

– Я передумал, – сказал он, глядя с холодной улыбкой в вылезшие из орбит глаза Андрэ. – И не желаю ждать до утра.

Андрэ судорожно дернулся, потом еще раз, и веки его опустились.

Грифон засунул нож за голенище и обернулся к распростертой на кровати женщине. Такая худенькая! Не мешало бы ее немного откормить, подумалось ему. Взгляд его остановился на маленьких крепких грудях с нежными розовыми сосками. Потом скользнул вниз по плоскому животу к треугольнику мягких золотистых кудряшек. Он почувствовал болезненное напряжение, нараставшее между ног. Она была полностью в его власти, но что-то заставило Грифона подавить желание.

Он снял с себя кожаную безрукавку, сбросил черную рубаху, снова надел безрукавку. Не спеша развязал кожаные ремешки, которыми руки Селии были привязаны к спинке кровати.

– Как тебя зовут? – спросил он по-французски, помогая ей сесть.

Селия молча смотрела на Грифона, словно не слышала вопроса. Он чуть встряхнул ее за плечи, приводя в чувство.

6
{"b":"14415","o":1}