ЛитМир - Электронная Библиотека

– Если ты не хочешь, чтобы на тебя набросились все мухи Маркет-Хилла, смой с себя шоколад, прежде чем отправишься на конюшню.

После того как Джонни отбыл в сопровождении Наоми, а лакей подал Хантеру стакан с загадочным снадобьем, Лара обратилась к мужу:

– Садись за стол. Может, кусочек тоста поможет тебе…

– Господи, только не это!.. – Хантер содрогнулся. Он медленно выпил полстакана отвара и отставил его в сторону.

Стоя у окна, он с мрачным видом искоса поглядывал на Лару, словно боялся встретиться с ней взглядом.

Неужели он стыдится своей пьяной выходки накануне вечером? Лара сразу отмела эту мысль. Нет ничего зазорного в том, что мужчина выпил лишнего. Более того, Хантер и его приятели считали потребление спиртного одной из мужских доблестей и гордились количеством выпитого.

Лара озадаченно уставилась на профиль мужа, явно не желавшего повернуться к ней лицом. Поначалу она объяснила его настроение тем, что он рассержен, но при ближайшем рассмотрении обнаружила, что у него вид человека, который должен исполнить неприятный долг. Сгорая от любопытства, она жестом отпустила лакея, и тот оставил их одних.

В комнате повисло тягостное молчание. Лара встала и с небрежным видом подошла к буфету. Ей вдруг пришло в голову, что Хантер, возможно, чувствует себя неловко из-за того, что произошло между ними. Может, он стыдится своих слов, того, как прикасался к ней… От одних воспоминаний ее лицо расцвело румянцем.

– Милорд, – сказала она, – что-то вы сегодня очень тихий. Надеюсь, вас не слишком расстроило.., то, что случилось прошлой ночью? – Ее румянец стал еще гуще.

Хантер подошел к ней и встал рядом. Они оба с преувеличенным вниманием уставились на подносы с блюдами для завтрака.

– Лара.., что касается прошлой ночи, я точно не помню, что я… – Он сжал край буфета с такой силой, что пальцы побелели. – Надеюсь.., я не обидел тебя?

Лара заморгала в изумлении. Он, видимо, считает, что совершил над ней насилие. А что еще ему остается думать, если он проснулся в ее постели в расстегнутой одежде? Но почему он так переживает, если учесть, сколько раз подобное происходило раньше? Она осмелилась бросить на него быстрый взгляд. У Хантера был вид человека, изнемогающего от угрызений совести.

"Какая ирония! – подумала Лара. – Хантер не чувствовал ни малейшей вины, когда действительно причинял мне боль, а сейчас испытывает жгучий стыд за то, чего не совершал”. Внезапно ситуация показалась ей настолько забавной, что она поспешно отвернулась, чтобы спрятать лицо.

– Ты здорово перебрал, – сурово ответила она. – Полагаю, ты просто не понимал, что делаешь.

Услышав поток приглушенных проклятий, она еще больше развеселилась, и ее плечи затряслись от сдерживаемого смеха.

– Господи, не надо плакать, – нетвердым голосом проговорил Хантер. – Лара, прошу тебя… Ты должна поверить, что я не хотел…

Лара повернулась к нему, и его лицо приняло изумленное выражение, когда он увидел ее улыбку, – Ты ничего… – с трудом выговорила она, задыхаясь от сдерживаемого смеха. – Ты просто за.., заснул! – Она расхохоталась и бросилась прочь от него.

– Ах ты, маленькая чертовка! – взорвался Хантер, устремившись за ней. Его облегчение можно было сравнить только с его досадой. – Я прошел через все круги ада сегодня утром.

– Прекрасно, – с явным удовлетворением заявила она, расположившись по другую сторону стола. – Несколько неприятных минут – скромная плата за то, что по твоей милости мне пришлось расхаживать в этом вульгарном неглиже.

Хантер стремительным броском попытался преодолеть расстояние между ними, но она увернулась и спряталась за кресло.

– Я ничуть не раскаиваюсь, что заставил тебя надеть неглиже. Жаль только, что я не помню, как ты в нем выглядела. Придется повторить.

– Ни за что!

– Условие не считается выполненным, если я ничего не помню.

– Зато моих воспоминаний хватит на двоих, Я никогда в жизни не испытывала такого стыда!

Отказавшись от попыток поймать ее, Хантер уперся ладонями в стол и оглядел ее сверкающим взглядом темных глаз.

– Ты была прекрасна! Уж это я отлично помню. Она старалась не поддаваться его обаянию и лести, что было совсем не просто. Атмосфера в комнате изменилась, став на удивление непринужденной и уютной. Лара села за стол, а Хантер остановился возле усыпанного крошками места, которое занимал Джонни.

– Ты сказала мальчику, что отныне он будет жить с нами? – неожиданно спросил он. Улыбка тронула ее губы:

– В этом не было нужды. Похоже, он ничуть не сомневается.

– Ему чертовски повезло. Любого другого ребенка, оказавшегося в его положении, ждал бы работный дом или что-нибудь похуже.

Лара взяла вилку и рассеянно подцепила остатки омлета на своей тарелке.

– Милорд, – вкрадчиво заговорила она, – есть нечто, что я хотела бы обсудить с вами. Я много думала о судьбе Джонни. Ему пришлось жить в тюрьме с отцом, потому что больше некуда было деться… Я уверена, что он не один такой. Если подобное возможно в Холбиче, то вполне может произойти в любой другой тюрьме. Весьма возможно, что в эту самую минуту бедные дети томятся за решеткой вместе со своими родителями, и я не могу представить себе ничего ужаснее…

– Постой. – Хантер отодвинул стул и, сев напротив жены, потянулся к ее рукам. Он сжал ее пальцы в своих теплых ладонях и посмотрел ей в глаза. – У тебя чувствительное сердце, Лара. Видит Бог, ты не успокоишься, пока на свете существует хоть один сирота, нищий, хоть одна бездомная собака или кошка. Но не начинай свой крестовый поход прямо сейчас.

Раздосадованная Лара отдернула руки.

– По-моему, я еще ничего не предлагала, – сказала она.

– Пока.

– Единственное, чего я хочу, так это выяснить, не находятся ли другие дети в положении Джонни. Я собиралась направить письма администрации нескольких тюрем, чтобы узнать, не живут ли там дети заключенных, но боюсь, даже если и так, едва ли они в этом признаются. Особенно если получат запрос от женщины. – Она замолчала и выжидательно посмотрела на него.

– Ты хочешь, чтобы я занялся этим? – спросил Хантер, нахмурившись. – Проклятие, Лара, у меня и без этого хватает забот.

– У тебя когда-то были важные связи среди политиков, – упорствовала Лара. – Если ты обратишься к государственным чиновникам или инспекторам за какими-либо сведениями, они могли бы… Или, возможно, существует общественная организация, выступающая за реформы, которая сможет предоставить…

– В Англии по меньшей мере триста тюрем. Предположим, выяснится, что дети действительно живут вместе с осужденными родителями – десять, двадцать, возможно, сотня ребятишек. Что, черт побери, ты сможешь сделать?

Усыновить всех? – Хантер невесело рассмеялся и покачал головой. – Выброси это из головы, Лара.

– Я не могу! – страстно ответила она. – Не могу быть такой же бессердечной, как ты. Я не успокоюсь, пока не узнаю все, что меня интересует. Если понадобится, я лично побываю во всех тюрьмах, которые смогу найти.

– Будь я проклят, если позволю тебе появиться хоть в одной из них!

– Ты не сможешь помешать мне!

Они возмущенно уставились друг на друга, и Лара залилась краской от гнева. Она могла бы смириться с его суждением, если бы не годы, проведенные без мужа, если бы не пьянящее чувство свободы и собственной значимости, которое она испытала после его отъезда в Индию Но теперь мысль, что она находится во власти другого человека, привела Лару в бешенство. Злые слова рвались с ее губ. Лучше бы он оставался в Индии, лежал на дне морском, но не находился с ней в одной комнате! Каким-то чудом ей удалось сдержаться, только слезы ярости обожгли глаза.

Она услышала низкий голос Хантера:

– Лара, я слишком дорожу тобой, чтобы рискнуть хоть одним волосом с твоей головы. Поэтому вместо того чтобы привязывать тебя к спинке кровати и таким образом не допускать, чтобы ты разъезжала по этим чертовым тюрьмам.., я хочу сделать тебе предложение.

31
{"b":"14416","o":1}