ЛитМир - Электронная Библиотека

Сбитая с толку его внезапной нежностью, Лара опустила голову и сосредоточилась на рисовании невидимых кругов на своей юбке.

– В чем бы ни состояло твое предложение, я не собираюсь снова надевать это неглиже.

Он протянул руку и потрепал ее по бедру.

– Вот условия сделки, любовь моя… Я добываю нужные тебе сведения, а ты держишься подальше от Холбича и ему подобных мест, А после того как я узнаю все, что тебя интересует, ты не будешь ничего предпринимать, не посоветовавшись со мной.

Лара подняла на него глаза и открыла рот, собираясь спорить.

– Я не возражал, когда ты сообщила мне, что Джонни будет жить с нами, – напомнил он ей. – Ты взяла это дело в свои руки, не сказав мне ни слова. Я решил не препятствовать тебе, потому что понимал, как сильно тебе хочется оставить мальчика. В будущем, однако, мы будем действовать как партнеры. Согласна?

Лара с трудом верила, что Хантер Камерон Кроссленд, шестой граф Хоуксворт, предложил ей быть партнером. Он всегда недвусмысленно давал ей понять, что она не более чем его продолжение, придаток, собственность.

– Согласна, – пролепетала она, бросив на мужа подозрительный взгляд. – Что тебя забавляет?

– Ты. – Он изучал ее с выражением чисто мужского интереса, к которому она уже начала привыкать. Ленивая улыбка оставалась на его губах. – Могу поспорить, что все твои знакомые считают тебя мягкой, приветливой и покладистой. Но ты совсем не такая.

– Какая же я в таком случае?

Рука Хантера скользнула ей на шею, и он притянул ее к себе так, что их губы почти соприкоснулись. Лара ощутила тепло его дыхания, и ее сердце сильно забилось.

– Ты настоящая львица, – сказал он и отпустил ее, не поцеловав.., оставив с совершенно неуместным чувством разочарования.

* * *

В холле раздавались отчаянные всхлипывания ребенка. Хантер замедлил шаги. Он остановился у арочного входа, вглядываясь в ряды колонн вдоль стен. Мальчик скорчился на полу в темном углу и плакал, размазывая слезы по щекам. Нервно дергая себя за стриженые черные волосы, он посмотрел снизу вверх на Хантера.

– Что ты здесь делаешь? – поинтересовался Хантер со смутным раздражением человека, не привыкшего иметь дело с детьми.

– Я заблудился, – несчастным голосом сказал малыш.

– А почему ты один? – Следует поручить кому-нибудь присматривать за мальчиком. Бог знает, в какую беду он может попасть. Не получив ответа на этот вопрос, Хантер попробовал задать другой:

– Куда ты шел?

Острые плечики удрученно приподнялись и поникли под чересчур просторной рубашкой.

– Хотел пописать.

Губы Хантера дрогнули в невольном сочувствии.

– Не можешь найти уборную? Идем, я отведу тебя.

– Я не могу идти.

– Тогда я тебя понесу. Но предупреждаю, постарайся удержать свою воду в себе. – Хантер осторожно поднял ребенка и двинулся с ним по холлу. Ноша оказалась на удивление легкой. Какие странные глаза у этого мальчика – их чистый голубой цвет был такого глубокого оттенка, что казался почти фиолетовым.

– Ты женат на миледи? – спросил Джонни, обняв Хантера за шею.

– Да.

– Когда я вырасту большой, я тоже женюсь на ней.

– Она не может быть замужем сразу за двумя мужчинами, – возразил Хантер. – Как же быть со мной?

– Ты тоже можешь остаться здесь, – великодушно разрешил мальчик. – Если миледи согласится.

Хантер усмехнулся, глядя в серьезное личико, находившееся перед его глазами.

– Ну спасибо. Джонни посмотрел вниз.

– А ты высокий, – сказал он. – Даже выше моего папы. Это замечание пробудило в Хантере любопытство.

– Скажи мне, проказник.., за что повесили твоего отца?

– Мой папа, ну.., он был охотником на мошек. И кого-то там убил случайно.

Охотники на мошек промышляли тем, что грабили пьяных бедолаг, заплутавших на ночных улицах. Едва ли отец Джонни был отъявленным преступником, просто очередной неудачник из числа отбросов общества, населявших лондонское дно. Хантер брезгливо поморщился и слегка передвинул мальчика, устраивая его поудобнее.

– А где твоя мать? – спросил он.

– Мама на небесах. Значит, у мальчика никого нет.

Невинная улыбка осветила лицо ребенка, словно он прочитал мысли Хантера.

– Но теперь у меня есть ты и миледи, правда? Хантер вдруг понял, что привлекло в нем Лару.

– Да, теперь ты мой, – услышал он собственные слова, произнесенные без намека на иронию. Что ж, парнишка мог иметь порок и похуже, чем способность очаровывать людей.

Они добрались до маленькой комнатки, оборудованной краном с водой, горшком и отводной трубой, и Хантер осторожно опустил на пол своего подопечного.

– Ну, действуй. – Он помолчал и затем с некоторым смущением поинтересовался:

– Может, тебе помочь с.., этим делом?

– Нет, я сам. – Джонни вошел в уборную, но тут же выглянул снова с взволнованным видом. – А ты подождешь, пока я выйду?

– Да, – ответил Хантер и уставился на закрывшуюся дверь. Вопреки его желанию малыш растрогал его – маленький потерявшийся утенок, которого поселили на лебедином озере. Если не считать того факта, что Хантер сам не был лебедем Не слишком приятно жить с ребенком, который каждый Божий день будет невольно напоминать тебе о собственной слабости и уязвимости. Индус в подобном случае смиренно пожал бы плечами, сославшись на волю богов. Как однажды поведал ему святой отшельник, спасение человека зависит только от него самого. Возможно, для христианина это богохульство, но для индуса исполнено глубокого смысла. В некоторых случаях, чтобы обрести спасение, необходимо отречься от себе подобных. Джонни придет к тому же выводу, если рассчитывает выжить в этом уголке мира, который называется Англией.

* * *

Капитан Тайлер тяжело откинулся в кожаном кресле. Только слабый огонь камина освещал комнату, интерьер которой как нельзя более соответствовал вкусам истинного джентльмена. Он согревал в ладонях стакан, смакуя бренди с видом человека, умеющего ценить маленькие радости.

Морленд-Мэнор – небольшой ухоженный особняк – напоминал изысканную птичку, примостившуюся на вершине холма, среди земель, принадлежащих поместью. Безоблачная ночь, холодная и бесконечная, превращала убежище капитана в островок уюта и роскоши. Время было позднее, и его очаровательная жена, слегка раздавшаяся в талии из-за беременности, безмятежно спала наверху.

Тайлеру полагалось пребывать в состоянии довольства и умиротворения в ожидании первенца, наслаждаться долгожданным возвращением в Англию, о котором он так мечтал в течение долгих восьми лет. Однако неожиданный поворот событий лишил его заслуженного покоя.

– Будь ты проклят! – пробормотал Тайлер, стиснув в руках стакан с бренди. – Почему ты не остался в Индии?

И вдруг произошло нечто невероятное.., чего, как он сообразил позднее, следовало ожидать. Тени в комнате сгустились, и темная фигура выступила из-за угла. Слишком пораженный, чтобы пошевелиться, Тайлер безмолвно наблюдал, как нынешний граф Хоуксворт шагнул к нему.

– У меня были иные планы, – мягко проговорил Хантер. К чести Тайлера, ему удалось сохранить внешнее спокойствие, пока он старался овладеть собой. Только подрагивающий в руке стакан выдавал его волнение.

– Напыщенный ублюдок! – проворчал он. – Кто, кроме тебя, посмел бы вторгнуться в мой дом?

– Мне нужно было встретиться с вами наедине. Тайлер приник к бренди и выпил его до дна.

– До вчерашнего дня я думал, что ты сдох! – злобно бросил он. – Какого дьявола тебе нужно в Англии?

– Это не имеет к вам никакого отношения. Я пришел с единственной целью – предупредить вас, чтобы вы не вмешивались в мои дела.

– Ты смеешь приказывать мне? – Тайлер побагровел. – А как насчет леди Хоуксворт? Бедняжка имеет право знать…

– Я позабочусь о ней! – отрезал Хантер с угрожающими нотками в голосе. – И я заставлю вас молчать.., так или иначе. Мне кажется, я заслужил это после всего, что сделал для вас.

32
{"b":"14416","o":1}