ЛитМир - Электронная Библиотека

Лара с негодующим видом высунулась наружу. – Это была моя любимая… – начала она, но крупные капли ударили ей в лицо, и она снова нырнула внутрь плаща.

Ход лошади выровнялся, и она перешла на ровный стремительный галоп. Ларе лишь однажды пришлось так ехать, когда она была совсем маленькой. Отец на лошади повез ее в деревенскую лавку и купил шелковую ленту для волос. Он казался ей таким большим и могучим, способным решить все ее проблемы. По мере того как она становилась старше, отец как бы уменьшался, и она с глубоким разочарованием наблюдала, как он постепенно устранялся от жизни дочерей после их замужества, словно больше не нес за них с Рейчел ответственности.

«Лорд Хоуксворт – твой муж, – прозвучал у нее в голове голос сестры. – Ты принадлежишь ему…»

Через плащ она ощущала твердую руку Хантера, его бедра плавно двигались, управляя лошадью. У Лары все внутри сжалось при мысли о том, что она полностью зависит от этого громадного, на вид неуязвимого человека. Он обещал быть нежным с ней.., но когда мужчина находится во власти низких инстинктов, едва ли он способен сохранять самообладание.

От этих невеселых размышлений близость Хантера перестала казаться приятной, и Лара беспокойно заерзала. Где-то у нее над головой раздался его голос, но она не расслышала слов из-за шума бури и топота копыт.

Почему Хантер сам приехал за ней? Было время, когда он считал, что она не стоит подобных хлопот. Его поведение озадачивало Лару… Он торговался с ней за ее благосклонность, вместо того чтобы силой получить свое, скрывал свои истинные чувства за смесью шутовства и нежности, а теперь вот примчался спасать ее без всякой нужды. Словно добивался ее расположения. Но зачем ухаживать за ней, когда он совершенно точно знает, что через месяц она проведет с ним ночь?

Лара настолько погрузилась в свои мысли, что почти удивилась, когда обнаружила, что они подъезжают к Хоуксворт-Холлу.

Они остановились перед входом, и слуги с зонтами в руках поспешили им навстречу. Испытывая одновременно облегчение и досаду, Лара выбралась из-под плаща Хантера, и он помог ей слезть с лошади. Придерживая над ней зонтик, лакей проводил хозяйку в холл. Наоми тут же сняла с Лары промокшую накидку, а миссис Горст послала двух горничных приготовить ей горячую ванну. Дрожа в мокром дорожном платье, Лара смотрела, как Хантер снимает плащ и шляпу.

Он вытер ладонью мокрое лицо, пригладил влажные волосы и, криво улыбнувшись, взглянул на нее.

Лара поражалась собственным чувствам. Хантер был ее противником, но он же был и ее защитником. Его влекло ее тело, но, стремясь к своей цели, он походя мог разбить ей сердце. Забыв о слугах, которые могли их видеть, Лара нерешительно подошла к мужу.

– Спасибо, – сказала она. Прежде чем он успел ответить, она привстала на цыпочки, положила ладони на его твердую грудь и коснулась губами гладко выбритой щеки. Хантер замер, его дыхание прервалось. Поцелуй был вполне целомудренным, но когда она отстранилась, чтобы посмотреть на Хантера, на лице его застыло напряженное выражение.

Их взгляды встретились, и ироническая усмешка скривила его губы.

– Ради такого я готов переплыть Ла-Манш! – бросил он и направился в библиотеку.

* * *

Блаженствуя в большой медной ванне, Лара погрузилась в горячую воду и закрыла глаза от умиротворения и довольства. Наконец-то она согрелась, лежа в облаке благоухавшего лавандой пара. Длинные пряди волос, выбившиеся из узла на затылке, свободно покачивались в воде. Она лениво плескала воду на грудь и шею, как вдруг кто-то без стука отворил дверь ее гардеробной.

Лара напряглась, а Наоми поспешила навстречу незваному гостю.

– О, милорд, – услышала Лара слова горничной, – леди Хоуксворт не расположена.., то есть…

Хантер остановился при виде жены, лежащей в воде, – только голова и обнаженная ступня выступали над ее поверхностью.

– Я думал, ты уже закончила, – сказал Хантер, уставившись на нее немигающим взором.

– Как видишь, до этого еще далеко, – с достоинством ответила Лара. – Наоми, будь любезна, проводи лорда Хоуксворта.

– Не беспокойся, Наоми. – Хантер повернулся к горничной с вежливой улыбкой. – Я позабочусь о своей жене. Почему бы тебе не сходить вниз и не выпить чаю? Дай покой своим ногам. Можешь быть свободна до вечера.

– Постой… – нахмурившись, начала Лара, но было слишком поздно.

Хихикая, Наоми последовала совету Хантера и тут же исчезла, оставив их вдвоем. С тихим щелчком дверь закрылась за ней.

Лара устремила на мужа суровый взгляд:

– Зачем ты это сделал?

Хантер проигнорировал ее вопрос.

– У тебя глаза, как у русалки, – вкрадчиво проговорил он. – Мягкие, светло-зеленые. Очень красивые.

– Я знала, что это лишь вопрос времени и ты заявишься, когда я буду принимать ванну, – сказала Лара, стараясь говорить по возможности спокойно, хотя ее сердце бешено колотилось. – После того как ты потребовал, чтобы я надела то неглиже, мне стало совершенно ясно, что ты большой сластолюбец.

Хантер ухмыльнулся:

– Похоже, меня поймали с поличным. Но есть смягчающие обстоятельства, – Неужели?

– После года воздержания мужчина может позволить себе немного радости.

– Ты мог бы направить свою энергию на более плодотворное дело, – поспешно предложила Лара, когда он подошел ближе. – Найди себе занятие… Коллекционируй что-нибудь.., займись шахматами или боксом.

Его глаза блеснули.

– Но у меня есть занятие, миледи.

– Какое же?

– Восхищаться вами.

Невольно улыбнувшись, она покачала головой:

– Не будь вы таким назойливым, милорд, я бы признала, что вы не лишены некоторого обаяния.

– Не будь ты такой прекрасной, я не был бы таким назойливым. – Хантер беззаботно усмехнулся. – Но я твердо намерен, миледи, надоедать вам как можно чаще, и рано или поздно вам это понравится. – Он сделал еще один шаг по направлению к ванне. – Держись – я иду.

Лара напряглась, лихорадочно размышляя, чем бы прикрыться, не закричать ди ей, не плеснуть ли на него водой.., но не сделала ничего. Она осталась лежать в ванне, распростертая перед ним, словно языческая жертва. Хантер вроде бы и не особенно разглядывал ее, но Лара чувствовала, что ни одна часть ее тела, мерцавшего под надушенной водой, не ускользнула от его внимания.

– Чего ты хочешь? – спросила Лара. Ее лицо загорелось, но теперь уже не от пара, а от охватившего ее возбуждения.

Если бы Хантер прямо сейчас протянул к ней руки, вытащил ее из воды и отнес в постель.., едва ли она стала бы сопротивляться. Какая-то часть ее существа желала этого – желала потеряться в его объятиях. Почему-то эта мысль не показалась Ларе и вполовину такой страшной, как следовало ожидать.

Хантер выглядел так, словно ему трудно было дышать. Он потянулся к ее руке и принялся неуклюже отцеплять ее пальцы от края ванны.

– Вот. Это тебе.

Она почувствовала, что он вложил ей в ладонь небольшой предмет.

– Мог бы подождать, пока я выйду из ванны.

– И лишить себя такого зрелища? – Он нетвердо засмеялся и попятился от ванны, будто не доверяя самому себе.

Пальцы Лары разогнулись, и она увидела кольцо. Массивное золотое основание поддерживало крупный бриллиант, ограненный в форме розочки. Простая оправа только подчеркивала ослепительную красоту камня чистой воды не менее четырех карат.

– 0-о!.. – восхищенно протянула Лара, уставившись на кольцо, но веря собственным глазам.

– Насколько я помню, у тебя нет обручального кольца, – небрежно заметил Хантер.

Лара продолжала любоваться сверкающей драгоценностью.

– Но.., разумно ли делать такие траты при наших обстоятельствах?

– Мы можем себе это позволить! – отрезал Хантер с недовольным видом. – Предоставь эти заботы мне. Если вещица тебе не нравится, можно поменять ее на что-нибудь по твоему вкусу.

– Нет, я.., нет. Оно прекрасно. – Лара нерешительно надела кольцо. Оно пришлось впору. После длительного перерыва было странно снова ощутить тяжесть кольца на пальце. Она решилась бросить взгляд на Хантера, Лицо его оставалось бесстрастным, но поза выдавала напряжение. При виде ее несмелой улыбки он несколько успокоился.

37
{"b":"14416","o":1}