ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты никогда не дарил мне ничего подобного, – сказала Лара. – Не знаю даже, что сказать…

– Поблагодаришь позже, – ответил Хантер, снова обретая свою обычную самонадеянность. – Полагаю, тебе известно как. – Он ухмыльнулся, демонстрируя типично мужское превосходство, и вышел из комнаты. Робкая радость Лары превратилась в досаду – следовало ожидать, что он разрушит очарование момента напоминанием о мерзкой сделке.

Откинувшись в ванне, она подняла руку и принялась рассматривать кольцо. От подобного камня не отказалась бы и королева! Почему Хантер преподнес ей такую ценную вещь? Лара предположила, что кольцо является декларацией собственности.., или, возможно, он хотел убедить весь свет в их состоятельности. А может, он рассчитывал таким образом смягчить ее сердце? Покачав головой, Лара в недоумении посмотрела на закрытую дверь и высказала вслух одолевавшие ее мысли:

– Я не понимаю вас, милорд. Никогда не понимала.., и, очевидно, никогда не пойму.

* * *

Труды мистера Возможности были далеки от завершения, но он более чем заслужил свой солидный гонорар за один только бальный зал. Исчезли мраморные мавры в розовых тогах и пышная безвкусная позолота. Помещение казалось светлым и просторным благодаря выкрашенным в кремовый цвет стенам, изящному лепному орнаменту, высоким окнам и колоннам из янтарного мрамора. С потолка свисали четыре громадные люстры, увешанные сверкающим каскадом хрустальных подвесок, бросавших отблески на блестящую поверхность паркетного пола.

Следуя указаниям Лары, садовник мистер Моуди составил красочные композиции из роз, лилий и экзотических растений, которые установили по всем стенам бального зала. Прохладный весенний ветерок, залетавший в открытые окна, разносил в воздухе благоухание цветов.

Ночь бала наступила неожиданно быстро.., пожалуй, слишком быстро для Лары.

Ей отчаянно хотелось, чтобы вечер имел успех. Судя по количеству положительных откликов на приглашения, их ожидал большой наплыв гостей. Лара намеревалась использовать любую возможность, имевшуюся в ее распоряжении, чтобы собрать достаточно пожертвований в пользу приюта. Ни один ребенок не должен более находиться в английской тюрьме! Она надеялась, что Хантер внесет лепту в благородное дело, развлекая гостей историей своего чудесного возвращения из Индии.

– Обещай, что постараешься быть обаятельным, – попросила мужа Лара незадолго до приема, – и не станешь высмеивать каждого, чей вопрос покажется тебе глупым.

– Я знаю, как себя вести! – жестко перебил ее Хантер. Он нетерпеливо скривил губы, не скрывая своего отношения ко всей этой затее. – Не беспокойся, я сыграю свою роль, к всеобщему удовлетворению. Ровно настолько, насколько ты готова выполнить свои обязательства.

Понимая, что он имеет в виду, Лара закусила губу и бросила на мужа уничтожающий взгляд. Впервые за весь месяц он позволил себе такую бестактность – напомнить ей об их уговоре. Она утешилась мыслью, что к часу ночи Хантер будет слишком занят другой женщиной, чтобы вспомнить о ней.

С помощью Наоми Лара неторопливо искупалась в надушенной лавандой воде и нанесла душистый крем на плечи, руки и шею. Она слегка припудрилась, так что кожа лица казалась прозрачной и мягко светилась, губы влажно блестели от розовой помады. Наоми заплела ее волосы и уложила косы короной на макушке, украсив их шпильками, увенчанными крупными жемчужинами.

У Лары было прелестное, хотя и довольно простое платье из серебристого газа поверх облегающего фигуру белого шелка, с низким вырезом и небольшими рукавами из того же прозрачного газа. Это был элегантный наряд, но, пожалуй, чересчур смелый. Похоже, Лара поступила опрометчиво, когда, поддавшись порыву, попросила портниху увеличить декольте.

Критическим взором она окинула себя в зеркале.

– Слава Богу, еще есть время переодеться.

– О, миледи, не делайте этого! – воскликнула Наоми. – Это самое красивое платье, какое мне доводилось видеть. Вы в нем просто как картинка.

– Да, как непристойная картинка, – засмеялась Лара, пытаясь подтянуть лиф повыше. – Как бы мне не вывалиться из этой штуковины!

– Леди Кроссленд не моргнув глазом надевала платья с куда большим вырезом, – возразила Наоми. – Такая уж мода.

Воздержавшись от замечания, что Джанет пошла гораздо дальше, установив зеркало на потолке спальни, Лара покачала головой.

– Принеси розовое платье, Наоми. Мы вытащим жемчужины из волос и вместо них приколем розу.

Горничная открыла рот, намереваясь отстаивать свою точку зрения, но в этот момент в комнату с радостным визгом и восторженными воплями ворвался Джонни.

– Спасайтесь! Вот он! – выкрикнул мальчик и нырнул за юбки Лары.

Вздрогнув при звуках тигриного рыка, Лара вскинула голову и увидела появившегося на пороге Хантера. Подражая повадкам хищника, пластичный и стремительный, он мгновенно оказался возле Лары и выхватил из-за ее спины хихикающего ребенка. Со свирепостью голодного зверя он поднес мальчика к своему лицу и алчно щелкнул зубами, делая вид, что не прочь им закусить. Джонни визжал и отбивался, заливаясь смехом.

– Опять они играют в тигриную охоту на индийский манер, – объяснила Наоми Ларе. – И как им не надоело за целую неделю!

Лара с улыбкой наблюдала за расшалившейся парочкой. В последние недели Джонни стал проявлять столь буйную энергию, что ее хватило бы на десяток мальчишек. У него оказался прирожденный талант имитатора, и усилия Лара падали на благодатную почву. Джонни быстро усваивал хорошие манеры. Он обожал всевозможные игры и немало преуспел в них благодаря своей сообразительности и лукавству.

В короткой голубой курточке и темно-синих штанишках, в неизменной фуражке с золотыми пуговицами на черноволосой головке Джонни ничем не напоминал маленького оборвыша, выросшего в тюрьме. Он был красивым, здоровым и очаровательным. И он принадлежал ей.

Лару не волновало мнение окружающих или сколько пар бровей взлетят на лоб в пренебрежительной гримасе. Ее не беспокоило недалекое будущее, когда поползут гнусные слухи о происхождении Джонни и начнутся неизбежные намеки на то, что он либо ее незаконный ребенок, либо Хантера. Какое это имеет значение? Ей дарован шанс заботиться о ребенке, любить его, и она не собирается его упускать.

Чего Лара не ожидала, так это близости, возникшей между Хантером и Джонни. Несмотря на отсутствие опыта общения с детьми и недовольство, с которым он встретил появление мальчика в доме, Хантер, казалось, понимал Джонни даже лучше, чем она сама. Он проникся симпатией к лягушкам, куличикам из песка, палочкам, грызунам, камешкам и прочей чепухе, приводившей маленьких мальчиков в неописуемый восторг. Погони и состязания, рукопашные схватки и захватывающие истории… Хантер знал множество способов увлечь Джонни.

– Мне он нравится, – признался ей муж, когда Лара осмелилась заговорить о его явной привязанности к мальчику. – Почему бы и нет? Он намного лучше всех этих изнеженных, вялых созданий, которые выходят из самых аристократических питомников.

– Я думала, что его присутствие будет раздражать тебя, потому что он не твой, – вырвалось у Лары.

Хантер усмехнулся:

– Как ты однажды заметила, отсутствие родословной не его вина. Наличие крови Кросслендов еще не является гарантией, что из ребенка вырастет образец совершенства. Я сам тому достаточное подтверждение.

Вывернувшись из рук Хантера, Джонни бросился к Ларе. Его голубые глаза округлились от восторга и благоговения при виде ее вечернего платья.

– Какая ты красивая, мама!

– Спасибо, дорогой. – Лара наклонилась и обняла малыша, стараясь не смотреть на Хантера и Наоми.

Поскольку Джонни не помнил собственной матери, он стал называть ее мамой, и Лара не делала ничего, чтобы его разубедить. Она понимала, что подобное обращение удивляет слуг, но никто из них не осмеливался заикнуться об этом. Что касается Хантера, он держал свое мнение при себе.

Джонни осторожно потрогал серебристую ткань и потер ее между большим и указательным пальчиками.

38
{"b":"14416","o":1}