ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тарантино. От криминального до омерзительного: все грани режиссера
#СИЯТЬ ВСЕГДА. 150+ простых рецептов косметики HAND MADE
Шантарам
Ольга Чехова. Тайная роль кинозвезды Гитлера
Химия смерти
Союз еврейских полисменов
Кишечник с головой не дружит?! Приумножь энергию жизни
Выйди из зоны комфорта. Измени свою жизнь. 21 метод повышения личной эффективности
Настоящее новогоднее волшебство (сборник)

Лотти фыркнула:

— Прошу прощения за неудобство! Джентри усмехнулся:

— Ничего страшного, мы что-нибудь придумаем. Возможно, помехи окажутся и не такими серьезными — но откуда мне знать, если прежде у меня никогда не бывало девственниц?

— И все-таки вам придется подождать до завтра, — твердо заявила Лотти и заерзала, пытаясь выбраться из-под него.

А Джентри почему-то замер от движений ее бедер и затаил дыхание.

— В чем дело? — нахмурилась Лотти. — Вам больно? Он покачал головой и отстранился, приглаживая встрепанные волосы.

— Нет, — сдавленным голосом произнес он. — Но еще немного — и я мог бы не выдержать. Мои страдания давно пора облегчить.

— Какие страдания? — удивилась Лотти. Джентри уже поднялся и теперь застегивал брюки.

— Скоро узнаешь. — Он оглянулся через плечо, в его глазах Лотти прочла и угрозу, и восхитительное обещание. — Приведи себя в порядок, и пойдем вниз ужинать. По крайней мере я смогу утолить хоть один голод.

Глава 8

Поскольку долгие годы Лотти видела свадьбу с лордом Раднором в кошмарных снах, предстоящую церемонию она ждала с подозрением и страхом. И переполнилась благодарностью, когда убедилась, что церемония гражданского бракосочетания не отличается продолжительностью: от нее потребовалось только поставить подпись, обменяться с Джентри клятвами и заплатить пошлину. Деловую атмосферу не подпортили ни поцелуи, ни проникновенные взгляды, ни показные чувства. Но, выходя из конторы регистратора, Лотти все еще не верила, что стала замужней дамой.

Она только что вышла за человека, который не любил ее и, видимо, не был способен на подобные чувства. Согласившись на этот брак, она лишилась последней надежды узнать, что такое любовь.

Хорошо еще, что этот союз помог ей улизнуть от лорда Раднора. Сказать по правде, в обществе Ника Джентри Лотти чувствовала себя вполне непринужденно. Он не пытался скрыть свои недостатки — напротив, похвалялся безнравственностью и беспринципностью. Этот чужой для Лотти человек явился из мира, о котором она почти ничего не знала, — мира, населенного головорезами, ворами, насильниками и проститутками. Джентльменам и леди полагалось делать вид, что этого мира не существует. Но Ник Джентри отвечал на расспросы Лотти с обезоруживающей откровенностью, рассказывал обо всем, что творится в лондонских притонах, объяснял, как трудно сыщикам с Боу-стрит выводить преступников на чистую воду.

— В столице есть переулки, — рассказывал он, пока они направлялись в экипаже к дому сэра Росса, — которые так узки, что там не повернуться и одному человеку. Много раз я упускал беглецов из виду только потому, что я не такой худой, как они. А проходные дворы! А здания, стоящие вплотную друг к другу! Опытный вор может мгновенно раствориться в этом лабиринте. Обычно я сопровождаю молодых неопытных констеблей, иначе они заблудятся в считанные минуты. А если констебль заблудился, он легко может попасть в ловушку.

— В какую ловушку?

— Например, наткнуться на шайку воров или контрабандистов, поджидающих его, чтобы проломить череп или пырнуть ножом. Иногда люки сточных колодцев накрывают сверху гнилыми досками. Стоит ступить на них — и человек проваливается в нечистоты. Ну и так далее.

— Какой ужас! — У Лотти округлились глаза.

— Но если заранее знать, чего следует ожидать, опасность не так уж велика, — заверил ее Джентри. — Я побывал во всех притонах Лондона, исходил его вдоль и поперек, и потому знаю все ловушки.

— Можно подумать, вам нравится такая работа… Но этого просто не может быть!

— Не то чтобы нравится… — Он помедлил и добавил:

— Она необходима мне.

Лотти в растерянности покачала головой:

— Вам не по душе сидячий образ жизни?

— Отчасти — да. А вот перепрыгивать через стены, взбираться по крышам, преследовать беглеца, настигать его и валить на землю…

— И драться? — подсказала Лотти. — Это вам тоже нравится?

Она ожидала отрицательного ответа, но Ник кивнул.

— Ко всему этому быстро привыкаешь, — объяснил он, — к испытаниям, тревожному возбуждению… даже предчувствию опасности…

Лотти переплела пальцы на коленях, гадая, можно ли укротить этого человека, склонить его к мирной и спокойной жизни или он не ошибся, утверждая, что долго не проживет.

Экипаж катился по улице между старыми платанами, в тени причудливо вырезанных листьев которых цвели белые подснежники и нарциссы на длинных стеблях. Лошади остановились у большого особняка, поражающего величественной простотой, с чугунными перилами крыльца и литыми фонарными столбами. Два услужливых лакея, Дэниел и Джордж, помогли Лотти выбраться из кареты. Один из них поспешил постучать в дверь. Заметив, что в узор чугунной ограды вплетена буква "К", Лотти засмотрелась на нее.

Джентри сардонически усмехнулся:

— Кэнноны не значатся в книге пэров, но по виду этого особняка не скажешь.

— Видимо, сэр Росс — истинный джентльмен, сторонник традиций?

— В некотором отношении — да. Но в политике он придерживается прогрессивных взглядов. Борется за права женщин и детей, поддерживает каждого нового реформатора… — Коротко вздохнув, Джентри помог Лотти подняться на крыльцо. — Он вам понравится. Все женщины обожают его.

И он удивил Лотти, предложив ей покрепче взяться за его локоть.

— Осторожнее, здесь неровная ступенька. Благодаря ему Лотти даже не пошатнулась на выбоине. Их провели в просторный холл, отделанный в тонах яичной скорлупы, с панелями позолоченной бронзы под высоким сводчатым потолком. Шесть дверей вели из холла в парадные покои, лестница в форме подковы — в личные апартаменты хозяев. Но разглядеть все подробности элегантного убранства Лотти не успела: к гостям вышла прелестная дама.

Ее белокурые волосы были несколькими оттенками темнее волос Лотти, цвета засахарившегося меда. Судя по отдаленному сходству с Джентри, это и была леди Кэннон. Но в отличие от брата нос у нее был не таким крупным, подбородок — не таким волевым, кожа — не настолько смуглой. Только глаза поражали тем же оттенком синего — насыщенным, темным, бездонным. Леди Кэннон выглядела такой юной, что никому и в голову не пришло бы, что она старше брата на четыре года.

— Ник! — с радостным смехом воскликнула она, бросилась к нему, привстала на цыпочки и поцеловала его. Ник обнял ее, положив подбородок ей на макушку, отстранил и окинул восхищенным взглядом. В это мгновение Лотти поняла, какие крепкие узы связывают этих двоих, переживших разлуку, потери и обман.

— А ты опять ждешь малыша, — заявил Джентри, и его сестра закивала.

— Откуда ты знаешь? От сэра Гранта?

— Нет, просто ты пополнела в талии — или у тебя распустилась шнуровка корсета.

Леди Кэннон шутливо хлопнула его по плечу:

— Тактичности тебе, конечно, недостает. Да, в талии я пополнела и буду полнеть до января, а потом у тебя появится возможность покачать на коленях новорожденного племянника или племянницу.

— Слава Богу! — с чувством откликнулся Ник. Леди Кэннон повернулась к Лотти и улыбнулась:

— Добро пожаловать в семью, Шарлотта. Вчера Ник сообщил мне о вас в записке, и с тех пор я с нетерпением ждала встречи. — От нее исходил слабый аромат чая и роз, успокаивающий и будоражащий. Обняв Лотти за плечи, она обернулась к Джентри:

— Какую милую сестренку ты мне привез! Смотри, будь с ней ласков, Ник, иначе я приглашу ее пожить у нас. Она слишком нежна и благовоспитанна, чтобы составлять тебе компанию.

— На обращение мистера Джентри мне до сих пор не приходилось сетовать, — ответила Лотти. — С другой стороны, мы женаты всего один час…

Леди Кэннон нахмурилась:

— Ник, как ты мог повести бедняжку к регистратору! Лучше бы ты набрался терпения и позволил мне подготовить скромную свадьбу… Как, ты даже не преподнес ей кольцо? Право, Ник…

— Мне не хотелось терять время, — сухо перебил он.

Ответить леди Кэннон не успела: в холл выбежала малышка в сопровождении степенной няньки в переднике. Темноволосой хорошенькой девчушке с синими глазами и ямочками на щечках на вид было не больше двух лет.

24
{"b":"14419","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Отражение нимфы
Приключения желтого чемоданчика
Ангел с черным мечом
Туманность Андромеды
Барракуда forever
Чужак
В плену удовольствий шейха
Пелена страха
Эдуард Стрельцов: в жестоком офсайде