ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мой князь Хаоса (СИ)
Синрин-йоку: японское искусство «лесных ванн». Как деревья дарят нам силу и радость
Месть по-царски
Китайский секрет для мистера Форда
Экспедиция Оюнсу
Формула личного счастья
В могиле не опасен суд молвы
Как заставить работать мозг в любом возрасте. Японская система развития интеллекта и памяти
Наяль Давье. Барон пограничья

Изумив ее, Софи обратилась к этому незаурядному человеку кокетливым тоном:

— Ну, теперь нам придется обсуждать какую-нибудь скучищу вроде политики или судебной реформы!

Рассмеявшись, сэр Росс наклонился и поцеловал ее в щеку. Этот супружеский жест был бы ничем не примечательным, если бы не завершился нежным прикосновением носа. Софи прикрыла глаза, словно на миг отдавшись обольстительным воспоминаниям.

— Я постараюсь никому не наскучить, — пообещал сэр Росс с улыбкой. Он выпрямился, и свет заиграл на его смоляных волосах, подчеркнул серебристый блеск седины на висках.

С каменным лицом Джентри поднялся, чтобы пожать зятю руку.

— Сэр Грант говорил, что вы хотите видеть меня, — без предисловий заявил он. — Что еще вы задумали, Кэннон?

— Об этом потом. Сначала я хотел бы познакомиться с вашей застенчивой молодой супругой.

Лотти невольно рассмеялась: выйти замуж за обладателя такой скверной репутации, как Ник Джентри, способна только смелая и безрассудная особа. Она присела перед бывшим главой суда. Взяв ее за обе руки, сэр Росс заговорил с обезоруживающей мягкостью:

— Добро пожаловать в семью, миссис Джентри. Если вам понадобится какая-нибудь помощь — вам достаточно только обратиться за ней. Я весь к вашим услугам.

Лотти поняла скрытый смысл его слов.

— Благодарю вас, сэр Росс. И сожалею о необходимости скрывать наше родство: я гордилась бы такими родственниками, как вы и леди Кэннон.

— Возможно, все еще удастся поправить, — загадочно отозвался он.

Лотти вдруг почувствовала, что Джентри обнял ее за талию, отвлекая от разговора с сэром Россом.

— Вряд ли, — ответил Джентри зятю. — Ни за какие блага мира я не позволю разглашать эти сведения.

Софи поспешно вмещалась:

— Поскольку для традиционного свадебного завтрака уже слишком поздно, предлагаю устроить свадебный ленч. Сегодня у нас бараньи котлеты, молодая спаржа и салат. И ананасовый крем на десерт.

— Правда? — радостно воскликнула Лотти, тоже стараясь немного разрядить атмосферу. Она уже успела сесть на прежнее место и расправить складки юбки. — Спаржу я никогда не пробовала, хотя давно мечтала.

— Никогда не пробовали спаржу? — изумленно переспросила Софи.

Лотти попыталась объяснить, почему незнакома с подобными деликатесами, но Джентри перебил ее, присев рядом и взяв ее за руку.

— В пансионе мою жену воспитывали по-спартански, — сообщил он сестре. — Она несколько лет училась в Мейдстоуне.

Сэр Росс сел рядом с женой и устремил взгляд на Лотти.

— Солидное заведение, выпускницы которого имеют репутацию истинных леди, — ободряюще заметил он. — Учеба оставила у вас приятные воспоминания, миссис Джентри?

— Пожалуйста, зовите меня Лотти, — робко попросила она и принялась рассказывать о годах учебы. Сэр Росс внимательно слушал, но Лотти не понимала, почему его так интересуют подробности.

Ленч подали в зимнем саду, на столе, уставленном сверкающим хрусталем и фарфором. Хозяевам и гостям прислуживали два лакея. Лотти с любопытством разглядывала оранжерейные растения и пышно цветущие чайные розы, наполняющие воздух благоуханием. В этой животворной атмосфере смягчился даже Джентри. Откинувшись на спинку стула, он развлекал присутствующих рассказами о работе на Боу-стрит — в частности, о том, как сыщикам поручили изучить грязное нижнее белье и рубашки узников тюрьмы. Тюремные власти заподозрили, что заключенные пишут записки карандашом на одежде и передают их родственникам. Белье и рубашки пребывали в таком плачевном состоянии, что сыщикам пришлось бросать жребий, чтобы решить, кто возьмется за эту грязную работу. К тому времени, как Джентри закончил описывать ярость невезучего сыщика, вытащившего самую короткую соломинку, даже сэр Росс заливался смехом.

Постепенно сэр Росс и Джентри перешли к обсуждению трудностей так называемой новой полиции, учрежденной десять лет назад. Полиция на Боу-стрит представляла собой отдельное подразделение: констебли и сыщики сэра Гранта были гораздо опытнее и компетентнее еще необстрелянных коллег, прозванных сырыми лобстерами.

— А почему их так прозвали? — не удержавшись, полюбопытствовала Лотти.

Сэр Росс улыбнулся:

— Потому что сырые лобстеры синеватые, как форма новой полиции, и у них опасные клешни.

Джентри расхохотался.

Беседа о полиции продолжалась, Софи придвинулась ближе к Лотти:

— Как вы думаете, Ник по-прежнему будет служить на Боу-стрит?

— У меня создалось впечатление, что у него просто нет выбора, — осторожно ответила Лотти. — Соглашение с сэром Россом…

— Но это соглашение было лишь временным. А теперь Ник женат, и сэр Росс наверняка согласится расторгнуть их договор.

— Не понимаю, какое отношение наш брак имеет к службе мистера Джентри на Боу-стрит.

Софи искоса взглянула на беседующих мужчин:

— Это слишком щекотливый и сложный вопрос, чтобы затрагивать его сейчас. Вы позволите в ближайшем времени навестить вас, Лотти? Мы могли бы поболтать и, пожалуй, съездить за покупками.

Лотти улыбнулась. Она не ожидала, что сестра Джентри окажется такой милой и дружелюбной. Очевидно, Софи хотела посвятить невестку в подробности таинственного прошлого Джентри, чтобы помочь лучше понять его.

— Да, с удовольствием.

— Вот и славно. Думаю, мы обе останемся довольны. Подслушав последнее замечание сестры, Джентри поднял бровь:

— Что это ты затеваешь, Софи?

— Всего-навсего прогулку по Оксфорд-стрит, — жизнерадостно сообщила она.

Джентри фыркнул:

— Да на Оксфорд-стрит не меньше двухсот лавок! Подозреваю, просто прогулкой вы не ограничитесь.

Софи засмеялась.

— Ты должен обязательно открыть для Шарлотты кредит у торговца тканями, у Веджвуда, и, конечно, у ювелиров, а еще в книжной лавке и…

— О, миледи… то есть Софи! — смущенно перебила Лотти, сообразив, что они не настолько состоятельны, чтобы гнаться за Кэннонами. — Такое количество покупок мне совсем ни к чему.

Джентри с легкой улыбкой обратился к сестре:

— Лотти получит кредит везде, где пожелает. Но сначала свози ее к своей портнихе. Насколько я заметил, свадебного платья у нее нет.

— Одежды мне хватает, — запротестовала Лотти. — Пожалуй, я не отказалась бы только от одного выходного платья — и все. — Меньше всего она ждала, что Джентри согласится тратить жалованье на тряпки. Она прекрасно помнила разорительные привычки родителей, безнадежных транжир, и испытывала панический страх перед крупными тратами, лучше многих зная, что очень быстро промотать можно даже солидное состояние. — Ни в коем случае не надо…

— Хорошо, — перебил Джентри, касаясь ее плеча. Его взгляд недвусмысленно говорил о том, что разговор будет возобновлен в другой обстановке.

Вспыхнув, Лотти умолкла. Ладонь Джентри задержалась у нее на плече, потом скользнула к локтю и слегка сжала его.

К счастью, молчание за столом прервало появление лакея, который убрал пустые тарелки, принес десерт и крохотные бокалы для сладкого вина. На десерт было подано воздушное печенье и ананасовый крем в изящных глазурованных вазочках.

Сэр Росс сменил тему, заговорив о недавно принятых поправках к Закону о бедных, сторонником которого он был наряду с Джентри. К удивлению Лотти, Софи высказала свое мнение, и мужчины внимательно выслушали ее. Лотти попыталась скрыть удивление, ибо ей долгие годы внушали, что порядочной женщине не пристало высказываться в смешанном обществе. И уж конечно, ей не следует вступать в разговоры о политике — больной теме, обсуждать которую позволительно только мужчинам. Однако даже такой рьяный консерватор, как сэр Росс, не упрекнул жену за нарушение приличий. И у Джентри дерзость и прямота сестры не вызвали недовольства.

Неужели такую же свободу Джентри предоставит и своей жене? С этой отрадной мыслью Лотти принялась за свой заварной крем с насыщенным шелковистым вкусом. Добравшись до дна вазочки, она поняла, что не отказалась бы и от второй порции. Но хорошие манеры и боязнь показаться чересчур прожорливой заставили ее промолчать.

26
{"b":"14419","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ярость Гуорры
Лабиринт призраков
Гиперион. Падение Гипериона
Троица. Будь больше самого себя
Моя жирная логика. Как выбросить из головы мусор, мешающий похудеть
Брачный капкан для повесы
Аутодафе
Хулиганская экономика: финансовые рынки для хулиганов и их родителей
65,99 градусов северной широты. Сборник рассказов