ЛитМир - Электронная Библиотека

Он коснулся пальцами упругих округлостей ее грудей, затем обвел их ладонью, и под тонкой тканью лифа проступили крохотные бугорки.

Мадлен ахнула и отпрянула, прикрывая ладонями набухшие соски. Ее глаза были широко раскрыты, лицо разрумянилось, она судорожно хватала ртом воздух.

Логан утер рукавом влажный лоб. Все его тело наполнилось возбуждением – он желал близости с этой девушкой. Ему хотелось вновь заключить ее в объятия, уложить на дощатый пол сцены и овладеть ею немедленно. Логан сам себе удивлялся: его неудержимо влекло к невинной девушке, хотя прежде он искал удовольствий только в обществе самых искушенных женщин Европы.

– Довольно глупостей, – пробормотал он.

– Глупостей? – вспыхнула оскорбленная Мадлен. Логан обошел вокруг нее.

– Мне тридцать лет, Мэдди. Я никогда не увлекался девушками вашего возраста, даже когда был вашим ровесником.

– Значит, вы не находите меня иривлекательной?

– Черт!..

Последний вопрос Мадлен лишний раз свидетельствовал о ее неопытности – она не заметила, что пуговицы на брюках Логана едва удерживали его мужскую плоть. Логан перестал расхаживать по сцене и заставил себя взглянуть на Мадлен.

– Я нахожу вас чертовски привлекательной, – пробормотал он, нахмурившись. – И хотел бы… – Он внезапно замолчал и взъерошил пятерней волосы. – Это неудачная мысль. Вы не сумеете участвовать в этой игре на моих условиях. В конце концов я совершу непоправимое. Причиню вам боль.

– Понимаю, – кивнула Мадлен.

– Нет, вы ничего не понимаете. Вот почему я стараюсь избегать вас. Потому что не хочу, чтобы вы стали тяжким грузом на моей совести.

– Мне нет дела до вашей совести. Я хочу только одного: чтобы вы поцеловали меня еще раз.

Последние слова Мадлен были столь дерзкими, что ей самой не верилось, что она произнесла их. Скотт в изумлении уставился на девушку. Потом отвернулся и сквозь смех проговорил:

– Не надейтесь. Я удержусь – ради себя, а не ради вас.

– Мистер Скотт…

– Больше ваша помощь в кабинете мне не потребуется. И я не хочу, чтобы вы появлялись на репетициях. Несмотря на возражения моей партнерши. – Помолчав, он резко добавил:

– Постарайтесь не попадаться мне на

Глаза.

Подобная грубость уязвила Мадлен. Искры страсти погасли, тело ее сделалось холодным, как лед. Как получилось, что все изменилось так быстро? Она терялась в догадках. Он отверг ее, сказал, что испытывает к ней влечение, но велел держаться от него подальше.

– Мистер Скотт…

Уходите, – перебил он. – Я пришел сюда, чтобы осмотреть декорации. Я не нуждаюсь в вашем обществе.

* * *

Если бы не миссис Флоренс, Медлен совсем приуныла бы. Но пожилая дама вновь ее озадачила. Озадачила тем, как истолковала недавний эпизод.

– Случившееся можно назвать достижением, – заявила миссис Флоренс после того, как Мадлен рассказала ей обо всем. – Ты почти подцепила его на крючок, детка. Еще немного и он твой.

– Может быть, я плохо объяснила? – недоумевая, спросила Мадлен. – Мистер Скотт не только не попался на крючок – он со всех ног бросился в противоположную сторону. Он не желает даже видеть меня.

– Неужели ты не слышала, что он сказал, Мэдди? Он же объяснил: ты должна держаться от него подальше потому, что твое присутствие – слишком большое искушение для него. Лучшего и быть не может!

– Пожалуй, вы правы, – согласилась Мадлен. – Просто он говорил таким решительным тоном…

– Пришло время действовать, – сказала миссис Флоренс. – Он сдает позиции. – Она взяла книгу и извлекла листок бумаги, заложенный между страницами. – Это тебе, Мэдди. Если сумеешь, завтра утром уйди из театра и отправляйся по этому адресу.

– Миссис Бернард, – прочла Мадлен имя на листке и вопросительно взглянула на миссис Флоренс.

– Это одна из моих давних подруг, ей принадлежит мастерская на Риджент-стрит. Миссис Бернард не назовешь лучшей модисткой в Лондоне, но она далеко не из худших. Я немного рассказала ей о тебе, и она заверила, что у нее найдутся остатки ткани, которые она превратит в прелестные платья для тебя. Она не возьмет с тебя ни шиллинга: одна из ее учениц выполнит всю работу бесплатно.

– О, миссис Флоренс, вы так добры! У меня нет слов, чтобы выразить вам признательность…

– Довольно и того, что благодаря тебе у меня появилось занятие, – заявила пожилая дама. – В последнее время меня мало что интересует. Помочь тебе добиться цели – достойная и увлекательная задача. – Она внимательно посмотрела в глаза Мадлен. – Конечно, это не мое дело, детка, но ты думала, что будет потом?

– Потом?

– После того, как ты сумеешь соблазнить мистера Скотта. Надеюсь, ты приятно проведешь с ним время, но ты должна быть готова к тому, что он решит положить конец вашей связи.

Мадлен кивнула.

– Родные примут меня, – объяснила она. – Конечно, мой поступок их не обрадует, но к этому я готова.

– И ты считаешь, что соблазнение мистера Скотта стоит всех неприятностей?

– Пожалуй, да, – неуверенно кивнула Мадлен. С минуту она молчала. – Я принадлежу к числу людей, которые обречены на самую заурядную жизнь. У меня нет ни талантов, ни красоты – ничего, что выделяло бы меня из сотен тысяч других девушек. Но я не могу смириться с мыслью, что за всю жизнь у меня не будет ни одной волшебной ночи.

– Не надейся на волшебство, – посоветовала миссис Флоренс, озабоченно нахмурив брови. – Это трудное испытание для любого мужчины, Мэдди, даже для такого, как мистер Скотт. Разумеется, в постели можно испытать восхитительные ощущения, но волшебная ночь бывает всего раз в жизни – если вообще бывает.

Мадлен подошла к гримерной мистера Скотта с кипой выстиранных и аккуратно сложенных костюмов, привезенных из прачечной. По утрам гримерная всегда пустовала, но на этот раз, к удивлению Мадлен. из-за двери доносились голоса. Дверь была приоткрыта, Мадлен толкнула ее локтем. И увидела мистера Скотта, склонившегося над гримировальным столом. Он был поглощен беседой с незнакомой гостьей – стройной, изящной блондинкой с выразительным лицом. На ней было элегантное темно-синее бархатное платье для прогулок с искусно уложенными складками на юбке. По-видимому, эта женщина принадлежала к высшему свету; она держалась холодно и уверенно – гак, как не могла Мадлен.

Терзаемая ревностью, Мадлен все же сохранила невозмутимое выражение.

– Я не думала застать вас здесь в такое время, мистер Скотт, – пробормотала девушка.

– Я пришел сюда искать уединения, – каким-то отчужденным голосом проговорил Скотт.

– Да, сэр, конечно. – Вспыхнув, Мадлен положила костюмы на стул в углу. – Я вернусь позднее, чтобы все развесить.

– Не мешайте девушке выполнить свою работу, – сказала блондинка Скотту, не обращая на Мадлен ни малейшего внимания. – Мне все равно пора уходить. И кроме того, мне совершенно не хочется вмешиваться в дела вашего театра.

Логан улыбнулся. Отстранившись от стола, он осторожно взял гостью за локоть. Жест был дружеским и почти незаметным, но для Мадлен он стал свидетельством близких и интимных взаимоотношений.

– Любое вмешательство с вашей стороны будет уместным, миледи.

Женщина коснулась плеча Логана.

– Значит, этого вмешательства вам не избежать.

– Надеюсь. – На несколько секунд их взгляды встретились.

Мадлен возилась с костюмами, складывая их в шкаф и развешивая на вешалках. Ей казалось, что ее предали, хотя обвинять кого-нибудь она была не вправе. В конце концов, мистер Скотт волен ухаживать за кем угодно… «Так почему бы ему не выбрать меня?» – мысленно негодуя, думала Мадлен.

Мистер Скотт сказал что-то вполголоса и вопросительно посмотрел на блондинку. Та заулыбалась и покачала головой.

– Пожалуй, разумнее будет удалиться. – Глядя в глаза Логану, она натянула перчатки и аккуратно поправила каждый палец.

Скотт набросил на плечи леди плащ, отделанный мехом, и долго укутывал ее, чтобы уберечь от зимнего ветра. Блондинка легкой походкой направилась к двери; за ней плыл шлейф тонкого цветочного аромата.

17
{"b":"14420","o":1}