ЛитМир - Электронная Библиотека

В гримерной воцарилась тишина. Мистер Скотт задумчиво смотрел на дверь. Мадлен же заканчивала развешивать костюмы в шкафу. Она закрыла дверцу шкафа слишком резко, и Скотт обернулся к ней, вопросительно приподняв бровь.

– Она прямо-таки обливается духами, – заявила Мадлен и помахала перед лицом рукой, словно отгоняя тошнотворный запах.

– А по-моему, весьма приятный запах, – возразил Скотт, пристально наблюдая за девушкой; она расхаживала по комнате – поправила что-то на гримировальном столе, придвинула стул к стене, подобрала с пола мелкую монету.

В конце концов Мадлен все же не сдержалась – дерзкий вопрос сорвался с ее губ:

– Она ваша любовница?

Лицо мистера Скотта оставалось непроницаемым.

– Моя частная жизнь не подлежит обсуждению.

– У нее на пальце обручальное кольцо. Логан усмехнулся.

– Это ничего не значит, – заявил он. – Они с мужем относятся друг к другу с пониманием. Эти слова озадачили Мадлен.

– Вы хотите сказать, что он не возражает, если его жена… и вы… что он не против?

– До тех пор, пока она не афиширует свои связи.

– Как странно!

– Едва ли, Женщинам из высшего общества позволительно иметь друзей. В этом случае у них не появляется повода жаловаться на неверность мужей.

– И вас не смущает мысль о связи с чужой женой? – рискнула спросить Мадлен.

– Я предпочитаю замужних женщин, – с бесстрастным видом ответил Логан. – Они редко бывают требовательными собственницами.

А вы захотели бы вступить в связь с женщиной, которая никогда не была замужем? – Это не наше дело, мисс Ридли, Оскорбленная его резкостью, Мадлен направилась к двери.

– Как бы не так! – пробормотала она себе под нос. Ее решимость покорить Логана еще более укрепилась. Если вообще возможно отвлечь его внимание от замужней блондинки, она, Мадлен, добьется своего, чего бы ей это ни стоило.

Несколько дней спустя в «Столичном театре» случилось несчастье: заболели четверо – два актера и два плотника. У всех отмечались одни и те же симптомы – жар, кашель и приливы крови к голове, а один из больных бредил два дня подряд. По распоряжению герцогини и за актерами, и за плотниками ухаживали слуги.

– Стоит болезни появиться в театре, и она укладывает в постель одного за другим, – нахмурившись, говорила Джулия. – Будем надеяться, что на этот раз больше никто не захворает.

– Ваша светлость, – сказала Мадлен, взглянув на заметно округлившийся живот герцогини, – в вашем положении не следует забывать об осторожности…

– Разумеется, – вздохнула Джулия. – Но я не могу сидеть дома, когда в театре столько дел.

– Ваше здоровье важнее любой постановки, ваша светлость.

Герцогиня фыркнула:

– Только не вздумай повторить эти слова в присутствии мистера Скотта, Он пренебрежительно относится к болезням. Насколько мне известно, он уверен, что даже скарлатина не должна нарушать распорядок работы театра.

– Но люди заболевают не нарочно, – возразила Мадлен, удивленная таким бессердечием мистера Скотта. Джулия закатила глаза.

– Логан не склонен проявлять снисхождение к нашей бренной плоти. Разве он может понять, что такое слабость, если сам никогда не испытывал ее? – Опершись о край стола, герцогиня поднялась на ноги. – Придется объяснить ему всю серьезность положения. Скорее всего он придет в бешенство.

Вопреки предсказаниям герцогини из кабинета мистера Скотта не раздалось ни звука. Но весь день в театре царила тягостная атмосфера, и все члены труппы выглядели необычно подавленными. Мадлен попросила у герцогини разрешения уйти пораньше, и та без возражений ее отпустила.

Сжимая в руке листок с адресом, Мадлен шагала по Риджент-стрит. Она пыталась держаться уверенно в бурлящем потоке людей, экипажей и лошадей, наводнившем широкую улицу. По обе стороны Риджент-стрит тянулись ряды лавок, торгующих мебелью, фарфором, всевозможной снедью, галантерейными товарами и тканями. Уже отчаявшись разыскать заведение миссис Бернард, Мадлен вдруг увидела витрину мастерской со скромной зеленой вывеской и образцами тканей.

Мадлен робко переступила порог. Медный колокольчик над дверью громко звякнул. К ней сразу подошла опрятно одетая девушка, судя по виду, ее ровесница.

– Чем могу вам помочь, мисс?

– Я хотела бы видеть миссис Бернард… Меня зовут Мадлен Ридли.

В следующее мгновение из-за стола, заваленного выкройками и лоскутами, поднялась высокая женщина лет сорока, одетая в элегантное синее платье. Ее седеющие волосы были заплетены в косу и аккуратно собраны в узел.

– Миссис Бернард? – неуверенно спросила Мадлен, отдавая молоденькой мастерице плащ и перчатки.

– Значит, вы и есть протеже Нелл Флоренс, – откликнулась миссис Бернард, внимательно глядя на гостью. – Нелл писала, что вы хотели бы увлечь одного джентльмена, но не надеетесь на успех без подходящих туалетов… – Она окинула пренебрежительным взглядом скромное платье Мадлен. – Да, в таком наряде вам ни за что не добиться успеха… – Кивнув своей помощнице, она указала Мадлен на дверь, ведущую в глубину мастерской. – Рут поможет вам кое-что примерить, а я вскоре подойду.

Мадлен последовала за Рут, но на пороге помедлила и оглянулась.

Миссис Бернард, не могу высказать, как я признательна вам…

– Да будет вам! Рут все равно пришлось бы перешить несколько платьев, чтобы набраться опыта. Должно быть, вы подаете большие надежды, если Нелл с такой любовью пишет о вас. Я многим обязана ей. Видите ли, благодаря Нелл у меня появилось несколько постоянных заказчиц. – Миссис Бернард спохватилась:

– Рут, в первую очередь покажи мисс Ридли платья из кофейного бархата и желтого итальянского шелка. Я уверена, они будут ей к лицу.

Прежде Мадлен не доводилось бывать в мастерской модистки. В преддверии нового сезона ее мать всегда приглашала в поместье местную швею, с которой обсуждала фасоны и выбирала ткани для пяти-шести новых платьев. Часто они обращались к последним выпускам дамских журналов, чтобы узнать, что нынче носят, но, с точки зрения Мадлен, это никак не отражалось на ее нарядах. Она страстно мечтала о модных туалетах, но ее мать считала их непристойными.

– После замужества ты сможешь сама выбирать себе платья, – не раз повторяла леди Мэтьюз. – Впрочем, лорд Клифтон придерживается консервативных взглядов. Я уверена, он не позволит своей жене выставлять себя напоказ.

– Я и не пытаюсь выставить себя напоказ, мама, – возражала Мадлен. – Я просто хочу иметь такие же платья, какие носят мои подруги, – яркие, с кружевной отделкой,..

– Такие наряды тебе ни к чему, – не терпящим возражений тоном прерывала ее мать. – Они придуманы только для того, чтобы привлекать взгляды мужчин, а ты уже обручена с лордом Клифтоном.

Вспомнив настойчивость матери и собственное отчаяние при мыслях о жизни со стариком, Мадлен вновь пала духом. Она задумалась: стоит ли представать перед мистером Скоттом в новом свете?

По просьбе Рут Мадлен сняла платье и осталась в мятой нижней кофточке и длинных панталонах. Рут критически оглядела ее белье и, что-то пробормотав, исчезла в дверях, Минуту спустя она вернулась вместе с миссис Бернард, Модистка ахнула, увидев кофточку Мадлен.

– Подобное белье совершенно недопустимо, – заявила миссис Бернард, скрестив руки на груди и

Качая .головой. – Его нельзя надевать под мои платья, мисс Ридли, – весь силуэт будет искажен.

Мадлен смутилась. Она с беспокойством взглянула на модистку.

– Другого белья у меня нет, мадам.

– А где же ваш корсет? – спросила миссис Бернард. Заметив на лице Мадлен недоуменное выражение, она нахмурилась. – Разве вы не носите корсет, моя дорогая? Господи, сколько же вам лет?

– Восемнадцать. Но я никогда…

– Девушке в вашем возрасте давно пора носить корсет – в этом нет ничего дурного. Кроме того, корсеты полезны для здоровья. Странно, что у вас до сих пор не развилась сутулость.

Мадлен в тревоге уставилась на свое отражение в зеркале, опасаясь увидеть в нем безобразную горбунью.

18
{"b":"14420","o":1}