ЛитМир - Электронная Библиотека

Он провел ладонью по животу Мадлен, коснулся пальцами места, где росло его семя. Но вдруг мысль о том, что она носит его ребенка, повергла Логана в шок. Перекатившись на бок, он поспешно поднялся с кровати.

– Одевайся! – С бесстрастным выражением лица Логан направился к двери. – Я пошлю за доктором Бруком.

– Логан… – Услышав, что Мадлен назвала его по имени, он весь напрягся. – Я хотела сказать тебе… Я сожалею о своем поступке.

– Тебе еще не раз придется пожалеть о нем, – бросил он через плечо. – В этом можешь не сомневаться.

* * *

Странно, но особенно унизительным Мадлен сочла не осмотр, проведенный доктором Бруком, а присутствие Логана в комнате. Он стоял в углу и нетерпеливо наблюдал за происходящим, по-видимому, ожидая, что вскоре ложь будет разоблачена. Мадлен устремила взгляд в потолок, сосредоточившись на пятне плесени. Где-то в глубине ее души теплилась надежда, что она ошиблась, что никакого ребенка не будет. Но Мадлен понимала: отрицать присутствие в ней второй жизни невозможно. И конечно же, знала, какой вердикт вынесет доктор Брук.

Она размышляла о том, каким отцом будет Логан – добрым и заботливым или же его враждебность по отношению к ней распространится и на ребенка. Нет, она не могла представить себе, что Логан заставит невинное дитя расплачиваться за чужие ошибки. Возможно, время смягчит его… Мадлен оставалось надеяться лишь на это.

Доктор отступил от кровати и оглядел пациентку с мрачным неодобрительным видом. У Мадлен заныло сердце.

– Мисс Ридли, судя по результатам обследования и дате последних недомоганий, которую вы мне сообщили, ребенок родится приблизительно в конце июня.

Мадлен набросила на плечи халат. Она не стала поправлять врача, назвавшего ее вымышленной фамилией, а тем более объяснять ему, что произошло. К ее облегчению, Логан также не стал упоминать ее настоящее имя.

– Надеюсь, отцовство пойдет вам на пользу, – продолжал доктор Брук, обращаясь к Логану. – У вас появится предмет для забот, помимо театра.

– Несомненно, – отозвался Логан, не выказывая ни малейшего воодушевления.

– Если вы желаете, чтобы я стал личным врачом мисс Ридли, я хотел бы дать ей некоторые рекомендации…

– Непременно. – Логан вышел из комнаты, вдруг почувствовав, что не в силах дольше оставаться в ней. Известие о беременности Мадлен не принесло ему радости. Он не мог поверить в существование ее ребенка. В сущности, все происходящее казалось ему нереальным. Странным казалось лишь то, что ярость, бушевавшая в его душе все последние недели, сегодня утром вдруг поутихла. Его переполняло чувство облегчения, о происхождении которого Логан предпочитал не задумываться. Потирая затылок, он спустился на нижний этаж, строя планы на будущее. За две недели предстояло уладить множество дел.

Миссис Флоренс ждала его у подножия лестницы, застыв в тревожном ожидании.

– Подозрения Мадлен подтвердились? – Она прочла ответ в глазах Логана прежде, чем он успел раскрыть рот. – Какая чудесная весть! – Она заулыбалась, ее морщинистое лицо просияло. – Но отчего вы смотрите так мрачно?

Я жалею о том, что вчера вечером выслушал вас до конца, вместо того чтобы вышвырнуть из гримерной.

Миссис Флоренс сухо рассмеялась;

– Полагаю, Мадлен тоже не обрадовалась, узнав о моем вмешательстве. Я утешаюсь лишь мыслью, что когда-нибудь вы оба поблагодарите меня.

– На вашем месте я не стал бы рассчитывать на это… бабушка. – Логан язвительным тоном подчеркнул последнее слово.

Склонив набок седовласую голову, миссис Флоренс окинула его взглядом:

– Значит, вы все-таки поверили мне?

– Нет. И не поверю ни единому слову, пока не побываю у Рочестера.

– Свою недоверчивость вы наверняка унаследовали от него, – заметила миссис Флоренс. – Лично я всегда была оптимисткой.

Логан ни разу не прикоснулся к Мадлен за целый день пути в Глостершир. Они сидели друг против друга, лишь изредка обмениваясь фразами. Норма, горничная Мадлен, следовала позади, во втором экипаже.

– Как дела в театре? – робко спросила Мадлен. Логаи взглянул на нее с упреком и настороженностью, словно решил, что она вздумала посмеяться над ним.

– Разве ты не читала «Тайме»? – с сардонической усмешкой осведомился он.

– К сожалению, нет. Родители не позволяли мне поддерживать связи с внешним миром, пока они решали, как поступить со мной. – Мадлен нахмурилась. – Неужели сезон выдался неудачным?

– Вот именно, – кивнул Логан. – Критики со злорадством схватились за перья.

– Но почему…

– В этом виноват только я, – перебил Логан.

– Ничего не понимаю, – пробормотала Мадлен. – На репетициях вы играли превосходно, и я думала… – Мадлен осеклась, сообразив, что после того, как она покинула Лондон, в театре прошли премьеры двух новых пьес. Вспомнилось странное отрешенное выражение на лице Логана в то утро, когда они расстались. Мадлен почувствовала раскаяние. Значит, она причинила ему даже большую боль, чем полагала. – Вы были тяжело больны, переболела половина труппы, – пролепетала она. – Уверена, со временем театр наверстает упущенное…

– Я не нуждаюсь в оправданиях, – отрезал Логан.

– Разумеется! Я… прошу меня простить. Логан язвительно усмехнулся.

– Мне бы не хотелось ранить твое самолюбие, дорогая, но ты не имеешь никакого отношения к моим профессиональным затруднениям. После того как мы расстались, я без труда забыл о тебе и не вспоминал до тех пор, пока твоя благодетельница, миссис Флоренс, не вломилась ко мне в гримерную вчера вечером.

Щеки Мадлен побагровели от стыда, чего и добивался Логан. Это зрелище принесло ему удовлетворение.

– Жаль, что я не могу ответить вам тем же. Мысли о вас не покидали меня ни днем, ни ночью. Я никогда не прощу себе того, что натворила. Если бы вы только знали, как я… – Она внезапно замолчала, словно устыдившись своих слов.

Логан стиснул зубы. Мадлен была настолько беззащитна, что ему расхотелось унижать ее. Он в смущении поглядывал на свою спутницу. Мадлен зажмурилась и откинула голову на спинку сиденья, со вздохом приоткрыв рот. Внезапно ее лицо стало белым как мел.

– В чем дело? – резко осведомился Логан. Мадлен едва заметно покачала головой и ответила, не открывая глаз, с трудом шевеля губами:

– Все хорошо. Просто иногда меня немного… мутит.

Экипаж подпрыгнул на ухабе, и Мадлен крепко стиснула зубы.

Логан подозрительно смотрел на нее, размышляя: не пытается ли Мадлен таким образом вызвать у него сочувствие? Нет, она явно не притворялась – для этого она была слишком бледна. Внезапно ему вспомнилось, что на протяжении первых трех или четырех месяцев беременности Джулию часто тошнило по утрам, и она была вынуждена пропускать репетиции.

– Может, велеть кучеру остановиться? – спросил Логан.

– Не надо. Уже прошло.

Но, судя по виду Мадлен, приступ тошноты не проходил. Ее лицо оставалось напряженным, шея конвульсивно подергивалась.

Нахмурившись, Логан забарабанил пальцами по колену. Утром он был слишком занят, чтобы убедиться, что Мадлен позавтракала. Насколько ему было известно, она не ела целый день.

– Скоро мы будем в Оксфорде. Остановимся на постоялом дворе, и ты сможешь перекусить. Мадлен отрицательно покачала головой.

– Спасибо, но при одной мысли о еде… – Она вдруг зажала рот ладонью и тяжело задышала, раздувая ноздри.

– Скоро мы остановимся, – пообещал Логан, вынимая хрустальный графин с водой из буфета красного дерева, встроенного в стенку экипажа. Смочив водой платок, Логан протянул его Мадлен. Пробормотав слова благодарности, она прижала влажную ткань к губам.

Вспомнив, что миссис Флоренс снабдила их корзиной с провизией, Логан сунул руку под сиденье и вытащил ее. В корзине оказались фрукты, сыр, несколько ломтиков черного хлеба и пудинг, завернутый во влажную салфетку.

– Возьми, – предложил Логан, протягивая Мадлен ломтик хлеба – Поешь немного.

Она отвернулась со слабым стоном.

45
{"b":"14420","o":1}