ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все подошли к алтарю и заняли свои места. Было очевидно, что все волновались сверх меры, за исключением Хита. Даже священник, мистер Рейнольдс, который сотни раз проводил этот обряд, снял очки, чтобы протереть запотевшие стекла.

– Что-нибудь не так? – вежливо поинтересовался Хит.

– Мне никогда раньше не приходилось венчать южанина, – словно чувствуя за собой вину, ответил священник, и его слова привели Люси в бешенство. Все называли его «южанин», как будто она выходила замуж за инопланетянина.

– В этом нет ничего страшного, – ехидно заметила Люси. – Я полагаю, что молятся они так же, как и мы, разве что не правильно произносят некоторые слова.

Хиту пришлось призвать на помощь все самообладание, чтобы сдержать усмешку. Для избалованной и изнеженной новой англичанки Люси Кэлдуэлл обладала сильным характером и волей. Он испытал больше чем облегчение, видя, что она не собиралась позволить кому бы то ни было унижать себя. Ему прямо-таки претила мысль о кроткой, безропотной жене. Но с другой стороны, он никак не мог понять, почему же тогда она решила выйти замуж за него, он ведь не был лихим кавалером-северянином из уважаемой семьи. «Маленькая ханжа», – подумал Хит. Если бы он, Хит Рэйн, был из добропорядочной бостонской семьи с устоявшимся именем, она бросила бы своего Даниэля и ухватилась бы за него при первом же удобном случае. Ведь оба они чувствовали тяготение друг к другу с самой первой минуты. Но разве возможно заставить ее признать это?

Люси смотрела на Хита, как будто ожидая, что он сделает ей замечание за ее несдержанность. Но он только, слегка улыбнувшись, пожал плечами, сделав вид, что уже смирился со странностями в поведении янки.

Люси старалась сконцентрироваться на своем негодовании, сознавая, что оно помогает ей отвлечься от всего происходящего. Точно так, как ее роскошное свадебное платье было переделано в более простой и скромный наряд, так и грандиозный обряд венчания был заменен короткой торжественной церемонией. Они приняли обет, затем обменялись кольцами под торжественный гимн, который на органе исполняла жена священника. Люси даже не успела поправить широкое золотое кольцо на пальце, когда почувствовала, как пальцы Хита коснулись ее подбородка и подняли его вверх. Он поцеловал ее.

Итак, дело было сделано. Ее мечты о Даниэле канули в прошлое. Она дала обет верности другому и теперь принадлежала ему. Пока Хит принимал поздравления священника, Лукас Кэлдуэлл вышел из церкви, чтобы подогнать экипаж. Люси наклонилась к девочке и подарила ей свой букет. Холодными пальцами она коснулась крошечных теплых ручек, которые крепко сжали стебельки цветов. Затем она выпрямилась и взглянула на миссис Рейнольдс. Ее лицо выражало искреннее сочувствие, как будто по глазам Люси она сумела прочитать ее мысли.

– Невеста не должна так хмуриться в день своей свадьбы, дорогая, – осторожно прошептала она. – Мне кажется, что он хороший человек и вы прекрасно подходите друг другу.

Люси молча кивнула, но комок отчаяния подкатил к горлу, когда миссис Рейнольдс добавила:

– Наши желания не всегда претворяются в жизнь.

– Я поняла. Спасибо, миссис Рейнольдс.

Люси прервала ее намного жестче, чем собиралась, и ее грубость заставила ошеломленную женщину замолчать. Неожиданно Люси почувствовала, как Хит сильно сжал ее руку. Слегка поморщившись, Люси посмотрела на него. Но он с чарующей улыбкой смотрел прямо на миссис Рейнольдс.

– Мы оба восхищены вашей добротой, мэм, – заискивающе говорил он, изо всех сил стараясь успокоить бедную женщину. Люси не понимала, зачем он делает это. Неужели ему не безразлично, что о нем думает какая-то миссис Рейнольдс? – Мы никогда не забудем то, что вы сделали для нас, вы превратили этот день в настоящий праздник, и мы будем всегда помнить об этом.

– Ну что вы, мистер Рэйн, – снова заволновалась супруга священника, но теперь ее переполняли совсем другие чувства, она была довольна и горда собой. – Я лишь сыграла гимн и засвидетельствовала обряд.

– И почтили нас своим присутствием. – Хит одарил ее признательной улыбкой, которая, без сомнения, наполнила миссис Рейнольдс добрыми чувствами и полностью изменила ее отношение к этой паре. Сказав это, Хит развернул Люси и потащил к выходу.

– У меня будет синяк на руке, – прошипела она сквозь зубы, другой рукой пытаясь разжать его пальцы. Но он, казалось, не обращал внимания на ее слова.

– У тебя будет синяк не только там, если ты не будешь держать себя в руках. Таким образом ты пытаешься свести счеты со мной, с Даниэлем, с отцом, но при чем тут милая пожилая женщина, которая лишь попыталась немного ободрить тебя?

– Сводить счеты? – надменно сказала она. – Так, значит, сводить счеты.

– Да, да, именно так.

Они остановились возле экипажа, и на одно мгновение их переполненные негодованием глаза встретились. Но Люси первая отвела взгляд.

– Мы едем домой? – спросила она тихо.

– Я полагаю, что нам лучше поехать пообедать в Уэйсайд.

– Я не голодна.

Хит вздохнул, его терпение подходило к концу. Он провел по золотистым волосам, они распались в привлекательном беспорядке.

– Синда, видишь ли, похоже, что этот день останется единственным как в моей, так и в твоей жизни, давай же проведем его как следует. Сейчас мы поедем в Уэйсайд, где нас ждет обед, выпьем по паре бокалов вина, а к тому времени когда мы вернемся в Конкорд, все вещи уже будут распакованы.

– Кем?

– Это сделают Коллин Флэннери и ее дочь Молли. Они приходят убирать и готовить несколько раз в неделю. Завтра они зайдут познакомиться с тобой.

Она медленно кивнула в ответ. Хит помог ей сесть в экипаж. Теперь, когда все было окончено, Люси чувствовала себя еще более уставшей и взвинченной, нежели утром. Изо всех сил она старалась поддерживать разговор, но спустя совсем немного времени оба они замолчали. За обедом они тоже молчали, говорили лишь при необходимости сделать заказ или попросить передать соль. Но после второго бокала вина Люси приободрилась и задала ему несколько вопросов, которые в самом деле интересовали ее.

– Ты собираешься написать еще одну книгу?

– Я еще не думал на эту тему. А почему ты спрашиваешь?

– А на что мы будем жить? Я имела в виду, что деньги, которые ты получил за свою книгу, когда-нибудь закончатся, и тебе придется подумать…

– О, – его глаза засияли неожиданным весельем, – Син, мужчина может позволить себе жить на авторские гонорары только в том случае, если он не ценит трехразовое питание.

– Но ведь у твоей книги был безоговорочный успех.

– Да, но всех этих денег нам не хватило бы и на неделю.

Люси открыла рот от изумления. А отец говорил, что Хит сможет обеспечить ее! Ей даже в голову не приходило усомниться в этом, он всегда был роскошно одет и выглядел достаточно беспечным.

– На что же тогда ты живешь?

– После окончания войны я продал самые дорогие из тех земель, что достались мне от отца. А деньги вложил в несколько предприятий. Одно из них обещает неплохие доходы, этого будет вполне достаточно нам обоим. Ты что-нибудь слышала о железнодорожных вагонах-холодильниках?

– Нет, – ответила она, почувствовав неожиданное облегчение. Земли. Вложения. Она знала, что эти слова означают деньги.

– Крупные поставщики увеличивают свои доходы в десятки раз, отправляя фрукты и овощи в вагонах с низкой температурой прямо в розничную торговлю, минуя мелких предпринимателей, которые раньше продавали их продукцию по всей дороге. Для этого пользуются вагонами-холодильниками.

– Но ведь это лишает многих людей заработка?

– Да. Но с этим ничего нельзя поделать, жизнь не стоит на месте.

– Как это бессердечно! Неужели тебе не жаль их? Неужели ты не осознаешь своей вины перед людьми, которых лишаешь работы?

– Мне следовало бы предвидеть, что ты станешь отчитывать меня за это, – сказал Хит, мягко улыбаясь. Но она продолжала смотреть на него с выражением ужаса и смятения на лице. Постепенно его улыбка исчезла, и лицо стало хладнокровным и безжалостным. Люси осознала вдруг, что он совершенно беспощаден, и какую-то долю секунды трелетала от страха. На что может быть способен такой человек, как он?

28
{"b":"14421","o":1}