ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Неохотно Хит оставил ее, чтобы снять остатки одежды. Покраснев, Люси стала сконфуженно натягивать на себя одеяло, инстинктивно пытаясь скрыть наготу. Услышав, как его брюки упали на пол, она плотно закрыла глаза. Он снова вернулся к ней.

– Син, взгляни на меня. Неужели тебе нисколечко не любопытно?

Подняв длинные ресницы, она увидела его глаза, сияющие весельем.

– Конечно, нет. Неожиданно он усмехнулся.

– Конечно, тебе интересно, – настаивал он. – Но ты слишком упряма, чтобы признаться в этом.

– Упряма? Я?

– Не смотри на меня так, голубушка. Такой взгляд может охладить любого.

– Хорошо! – сказала она, стараясь отвернуться от него. Она злилась, что он так бесцеремонно нарушил это состояние приятной мечтательности. – И прекрати улыбаться, в этом нет ничего смешного!

– Но все же. – Хит легко подтолкнул ее назад и поцеловал в нос. Он изо всех сил старался сдержать улыбку, но глаза его все равно продолжали смеяться. – Ты не любишь смеяться над собой, – спокойно заключил он. – Тебе следует поучиться этому.

– Зачем? – приглушенным голосом спросила Люси. – Достаточно того, что это делаешь ты!

Он целовал уголки ее рта, мочки ушей, все время шепча что-то, но она улавливала только жалкие обрывки из того, что он ей говорил. Он шептал, что она прекрасна и что он хочет ее. Его шепот был настолько соблазнительно-чарующим, что она снова прижалась к нему, загипнотизированная его нежностью. Мягкими движениями он ласкал ее грудь, кончиками пальцев играл с твердеющим соском. Наслаждение разливалось по ее телу, наслаждение такое горячее и пьянящее, что она, казалось, тонула в нем.

– Как не стыдно, – бормотал Хит ей прямо в шею. – У тебя такие прекрасные руки… Я хочу почувствовать их на себе.

– Где? – чуть дыша спросила она, трогая его за плечи.

– Везде.

– Я не знаю как.

– Делай все, что тебе хочется, – убеждал он, колоссальными усилиями сдерживая страсть. Она осмелилась наконец коснуться его груди, затем спины; уже смелее ее пальцы изучали симметричные, твердые как сталь мускулы, нежно она ощупывала изгиб позвоночника. Когда Люси дошла до упругих ягодиц, ею овладела неуверенность, смешанная со страхом. Подбадривая ее, Хит своими ладонями накрыл ее руки.

– Хит…

– Не ускользай от меня.

– Я не могу…

– Но между нами нет препятствий, – сказал он. – Нет этой комнаты. Нет стен, нет ничего запретного, нет страха, нечего скрывать, нечего терять.

Стук ее собственного сердца казался Люси громом разбивающихся о берег волн. Дрожа, она позволила ему опустить ее руку ниже. Сначала кончики пальцев коснулись мягких густых волос, и тут же ее ладонь ощутила что-то нестерпимо горячее и твердое. У Хита перехватило дыхание. Ее нежные пальцы двигались деликатно, останавливаясь каждый раз, когда она чувствовала, какой напор и смятение охватывают его; постепенно застенчивость сменилась любопытством. К ней пришло смутное осознание того, что она вовсе и не противится тому, что происходит. Это было незнакомо и очень интимно, но странно возбуждающе. Теперь она ласкала его менее скованно.

– Ну что, я правильно делаю? – спросила она, касаясь губами его шеи.

– Клянусь, да. – Он хотел рассмеяться, но у него не получилось. – Ты опровергаешь все, что я когда-либо слышал о женщинах-северянках. – Он поймал ее руку, отводя от источника своего томительного желания. – Минуточку, – сказал он едва дыша, откатываясь на спину, но все же не отпуская ее руки.

– Что-нибудь не так?

Хит поднес ее руку к своим губам, целуя каждый палец.

– Нет, ничего. Но если ты будешь продолжать в таком же духе, сегодняшняя ночь закончится гораздо раньше, чем я предполагал.

Она приподнялась на локте и посмотрела на его. Ее сдержанность улетучивалась, когда она чувствовала на себе его пристальный взгляд. Его нежные касания действовали на нее как успокоительный бальзам.

– Что ты имеешь в виду?

– С тобой я не могу контролировать себя. Со мной никогда такого не было.

– Но это же прекрасно, не так ли? – шептала она.

– О, не улыбайся так, – простонал он. – Ты делаешь только хуже.

Неожиданно он набросился на нее, как дикая кошка. Его ноги удобно устроились между ее ног, руки он подложил ей под плечи. Люси содрогнулась, когда почувствовала, как его горячая плоть коснулась ее. Она чувствовала тяжесть и его неуемную власть над ней. Теперь он уже не сдерживал себя. Она попыталась увильнуть от него, но он почти незаметно надавил на нее своим весом.

– Не надо… – Его руки соскользнули ей под спину, заставляя ее прогнуться так, что груди поднялись вверх. Ее тело пьянило. Он прильнул к ее теплой груди, его губы двигались, ища соски, он целовал, покусывал, пытаясь заставить ее чувствовать то же, что чувствовал он. Он ласкал ее, пока она не задрожала от нетерпения. Желание, обжигающее, непреодолимое, сокрушительное, овладело всем ее телом, теперь она не могла справиться с ним в одиночку.

Она гладила его волосы; кончиком пальца нашла шрам на его виске и нежно провела по нему, но потом ее ладонь сама собой соскользнула на ее грудь. И она почувствовала ее округлость и теплоту, ощутила в ней пульсацию жизни. Люси моментально убрала руку, как будто ее обожгли. Хит поднял голову и взглянул на нее горящими бирюзовыми глазами.

– Что с тобой? – спросил он хрипло. – Я вовсе не против, если тебе хочется коснуться своего тела.

Малиновый румянец залил ее щеки, ее желание быстро угасало.

– Я не хотела. Это произошло случайно. Не смотри на меня так.

Он улыбнулся.

– Но в том, что ты только что сделала, нет ничего предосудительного, – настаивал он, беря ее за руку. Его пальцы сжимались, пока она пыталась отнять ее.

– Давай прекратим этот разговор.

– Не раньше, чем я покажу тебе кое-что.

– Что? – спросила она.

Хит не удержался и улыбнулся над страхом, который звучал в ее голосе.

Хит медленно подтянул ее руку к низу ее груди, заставляя ощутить ее тяжесть. Люси, вся пунцовая от смущения, пыталась освободить свою руку, но он не отпускал ее. Наклонившись, он поцеловал ее в сосок.

– Если я позволю тебе стесняться своего собственного тела, – сказал он и остановился, чтобы дать насладиться ей прикосновением его теплых губ, – тогда ты будешь стесняться и моего. А я этого не хочу. – Он потянул ее руку ниже, ниже живота, ниже мягких вьющихся волос, пока она не застыла в шоке. Ее пальцы были зажаты между ног и ощущали горячую чуть дрожащую влажность. – Посмотри, как это приятно. Вот почему я пытаюсь убедить тебя…

Люси с приглушенным стоном отпрянула от него, дыхание ее было неровным. Ее рука лежала теперь на подушке рядом с головой. Ее всю трясло, когда она почувствовала прохладный воздух на своих влажных пальцах.

– Как ты мог? – шептала она, эмоции переполняли ее, она не могла собраться с мыслями.

– Но ведь нет ничего запрещенного, – напомнил он и в доказательство сказанного, опустив голову, облизал один за другим все ее пальцы.

– Но ты не… должен делать так, – бормотала она, широко раскрыв глаза.

– Откуда ты знаешь? – спросил Хит с мягкой насмешкой. – Так вот, каждый муж может делать это со своей женой.

Нет. Инстинктивно она осознавала, что Даниэль никогда бы не сделал подобного, а тем более не заставил бы делать ее то, чего она не хотела. С Даниэлем все это было бы намного романтичнее, он все сделал бы с присущим ему достоинством и нежностью и не стал бы превращать первую брачную ночь в страстный, языческий обряд, как это собирался сделать ее супруг.

Хит застыл. Улыбка исчезла с его лица. И дураку было бы понятно, о чем она думала сейчас, вернее, о ком. Интересно, как долго его будет преследовать тень этого человека?

– Маленькая ханжа, – сказал он спокойно. – Ты бы с большим удовольствием улеглась в постель с янки, с его не испорченными манерами, правда же? И он бы с таким уважением поднял подол твоей ночной сорочки и испрашивал бы разрешение на каждое движение…

– Прекрати разговаривать со мной в подобном тоне.

30
{"b":"14421","o":1}