ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– О, – только и сумела выдохнуть Рейн, густо краснея и смущенно оглядываясь по сторонам. – Боже мой, я просто… просто заблудилась. Здесь так много комнат, и, чтобы попасть в свою, мне, видимо, нужно было свернуть в другую сторону. Извините меня.

Все это время дверь была открыта, и Хит стоял посередине комнаты в брюках с голыми ступнями и расстегнутой на груди рубашке. Удивление отразилось в его взгляде, когда сначала он увидел Рейн, а затем Люси.

– Что происходит?

– Рейн забыла, что ее комната находится в другом конце коридора, – намеренно мягко сказала Люси. – Конечно, любой может запутаться в таком количестве дверей. Ведь дом очень большой. – Она посмотрела на Рейн. – Ваша комната там, Рейн. И в следующий раз не забывайте, что от лестницы вам нужно поворачивать направо.

Пылая от смущения, Рейн пробормотала извинения и, шурша юбками, отправилась в свою комнату. За ней невидимым шлейфом потянулся цветочный запах духов. Люси подождала, пока грациозная женская фигурка исчезнет из виду, и только после этого устремила обвиняющий взгляд на Хита.

Хит устало вздохнул:

– Не надо. Давай не будем начинать все сначала.

Люси зашла в спальню и, пройдя мимо него с гордо поднятым подбородком, направилась к туалетному столику. Взяв тяжелый серебряный гребень, она с силой провела им по каскаду распущенных каштановых волос. Хит сел на кровать и молча наблюдал за ней. Его взгляд долго и беспорядочно блуждал по ее телу, а затем снова вернулся к лицу.

– Что же ты не попытаешься убедить меня, что она не в состоянии понять где право, а где лево? – сквозь зубы прошипела Люси. Кинув гребень на столик, она разделила волосы на пряди и начала обычный вечерний ритуал заплетания кос. – Вся эта ситуация просто смешна. И я дура, что мирюсь с этим. – Хит что-то пробурчал себе под нос, и, возмущенная, она воскликнула:

– Что ты сказал?

Поглядев на нее холодными голубыми глазами, он заговорил ледяным тоном:

– Они уедут через несколько дней. Я уже выбрал несколько школ для Эми, и уже на будущей неделе она начнет учиться в одной из них.

– С Эми у меня нет проблем. И я хочу, чтобы вовсе не Эми убралась из моего дома.

– Рейн уедет в Англию на следующий день, после того как Эми будет устроена в школу.

– Почему не сейчас?

– Потому что Рейн не сможет успокоиться до тех пор, пока не будет точно знать, что Эми надежно устроена.

– Мне нравится это, – с жаром прервала его Люси, – если бы ты с таким же рвением заботился о моем спокойствии, как о ее.

– Никогда даже не подозревал, что твое спокойствие так легко нарушить.

– Я просто хочу знать, что происходит между ней и тобой. И почему ты так упорно настаиваешь на том, чтобы она продолжала оставаться здесь, если прекрасно знаешь, как я отношусь к этому.

– Между нами ничего не происходит! – взорвался Хит. – Какого черта ты приписываешь мне то, чего нет и в помине! Ты что, хочешь вынудить меня…

– Вынудить сделать что?

– Люси, – сказал он, делая над собой усилие, чтобы сдержать раздражение. – Я не знаю, что происходит. Я вижу, что ты несчастна. Но ты сама превращаешь нашу жизнь в сущий кошмар. Я прекрасно знаю тебя, и это не ты. Ты одна из немногих женщин, способных здраво мыслить, и вдруг переполошилась из-за какого-то пустяка.

– Пустяка?! – с горечью воскликнула она. – Как ты смеешь называть это пустяком?

– Ну хорошо, – согласился он. – Тогда помоги мне разобраться в этом.

– Ты бы смог прекрасно разобраться во всем, если бы слышал мой разговор с ней сегодня утром.

Его взгляд напрягся.

– О чем вы говорили?

– О тебе, конечно. – Люси усмехнулась. – Только о тебе. О том, кому ты принадлежишь.

– И что же она сказала?

Люси вдруг оторопела от страха, что все, сказанное утром Рейн, могло оказаться правдой. И если это так, она не может прямо рассказать ему об этом. А что, если Рейн действительно права? И что, если Хит не сможет отказаться от своих прошлых мечтаний, тем более что сейчас они оказались более доступными? А вдруг он действительно решит, что не сможет быть счастлив нигде, кроме Юга? Люси своими собственными глазами видела, какой эффект произвело на него короткое пребывание там. Он покидал Бостон бледным и измученным, из Виргинии же вернулся совсем другим человеком. Возможно, это правда, и он принадлежит к тем людям и должен жить среди них.

– Что она сказала? – повторил свой вопрос Хит.

Люси не могла больше не отвечать на поставленный вопрос, но не могла больше и терзаться сомнениями. Ей нужно уйти от ответа, чтобы иметь возможность все здраво обдумать.

– Спроси у нее. Я устала. Мне нужен отдых. – Встав со стула, она направилась к двери. Больше она не могла находиться с ним в одной комнате.

Хит так быстро подошел, что она не успела и слова сказать, как ощутила его руки на своих плечах.

– Прекрати. – Хит потряс ее за плечи. – Нам нужно поговорить.

– Нет, я больше не могу. Не прикасайся ко мне. Я иду спать.

– Вы идете спать, миссис Рэйн? Но вы должны спать здесь, в этой комнате.

– Ни за что! – Напрасно пытаясь вырваться из плена его рук, она задыхалась от ярости.

Он еще раз сильно потряс ее за плечи, его пальцы впивались в ее нежное тело.

– Успокойся же ты, маленькая язва. И прекрати вести себя как дикарка! Ты ведь знаешь, мне не составит труда справиться с тобой.

– Ах вот так! Ну давай, чего же ты ждешь? – кричала она. Она была ослеплена собственной яростью, и к своему полному отчаянию понимала, что потеряла контроль над собой. Она пыталась ударить его, но перед ним была беспомощна, словно ребенок. Тяжесть унижения и затухающего гнева камнем легла ей на грудь, стало трудно дышать. – Ты притащил ее сюда и ждал, что я буду счастлива?! Не буду! Я никогда и ни за что не смирюсь с этим! Я не обязана мириться с этим! Это мой дом, и я твоя жена, и я не хочу, чтобы она была здесь! Ты слушаешь меня? – завизжала она. – Ты уберешь ее отсюда! Я хочу, чтобы ее здесь не было! – Словно сквозь туман до нее дошло, что Хит изумлен и потрясен ее безумием.

«О чем он думает? – размышляла она, исступленно уставившись на него, совершенно вымотанная своими криками. – Что я сошла с ума. Я сама отталкиваю его. Но я не знаю, как остановиться. Что же будет дальше?»

Во взгляде его потемневших глаз читалось смятение. Страх – вот что он увидел на ее лице, страх, которому он не мог найти объяснения, но без лишних колебаний решил справиться с ним. Он крепко прижал ее к себе. Она попыталась сопротивляться, но он только еще сильнее прижал ее к груди, чтобы она могла ощутить успокаивающую силу его тела. Люси сдалась и наконец позволила себе расслабиться, жадно вдохнув свежий аромат теплой мужской кожи. И только сейчас она поняла, как необходим ей был простой физический контакт с ним, прикосновение к его телу. Никто в мире не смог бы дать ей такого наслаждения.

– Хит…

– Молчи. Успокойся, – сказал он, и она почувствовала приятное трение его небритой щеки на своем виске. Перед безграничной силой его тела паника, обуявшая ее, начала отступать. Безмолвно Люси прильнула к нему, понимая, что он не отпустит ее до тех пор, пока она не расскажет ему обо всем, что мучает ее. С каким наслаждением она позволит ему хотя бы ненадолго взять контроль надо всем и над ней самой.

Почувствовав, что она успокоилась и готова к разговору, Хит чуть разжал руки.

– Ты была сильной, когда я нуждался в этом. – Голос его звучал тихо и уверенно. – Теперь позволь быть сильным мне. Скажи мне, чего ты боишься, а я отвечу, стоит ли тебе бояться этого или нет.

Она не знала с чего начать.

– Я не узнаю тебя, когда ты с ними. Ты превращаешься в этакого патрона, и они так смотрят на тебя и слушают, будто… будто ты знаешь все.

– Извини, – сказал он, улыбнувшись ее одновременному возмущению и растерянности. Он должен был предвидеть, что его поведение с Эми и Рейн может показаться странным Люси, которая и понятия не имела об особом ритуале ведения разговора и о снисходительности, присущих их воспитанию. Когда-то, в те давние времена в Виргинии, перед войной, он тоже не подозревал, что могут существовать совершенно другие отношения между мужчиной и женщиной. Для мужчины было естественным делать вид, что он знает все. А для женщины так же естественно притворяться, что ода безгранично верит ему. Женщина-южанка и помыслить не могла о том, чтобы задеть самолюбие мужчины, независимо от того, что она на самом деле думала о нем. Все это казалось приятным и удобным, а главное, очень простым.

76
{"b":"14421","o":1}